Поиск

Софья Прокофьева. Сказки.

Все приключения Белоснежки - Белоснежка на волшебном острове

Родительская категория: Сказки Категория: Софья Прокофьева Опубликовано: 10 Июнь 2015
Просмотров: 5600

 

Белоснежка на волшебном острове

Глава 1
Маленькая Эрлинда

Утреннее солнце зажгло яркую искру на высоком шпиле замка Тэнтинель.

– Проснись, любовь моя! – сказал принц Теодор, наклоняясь над спящей Белоснежкой. – Такое чудесное утро, право, жаль пропустить хоть минутку! Фонтаны в саду стали голубыми от свежего ветра. А как поют птицы!

Белоснежка и принц Теодор, взявшись за руки, вышли на мраморную террасу.

Мимо пролетел рой цветных бабочек. Они еле слышно шептали: «Утро! Утро!..» Видно, хотели сказать: «Доброе утро!» – да не смогли выговорить.

– Как хорошо, что ты разбудил меня, милый! – Белоснежка потянулась, потёрла кулачками глаза и улыбнулась принцу Теодору.

Птицы хлопотливо перелетали с ветки на ветку. В траве кузнечик с важным видом играл на зелёной скрипке. Правда, он играл очень тихо. Но крошки-эльфы всё же услышали и закружились ярким хороводом над цветами. От их смеха ландыши в тени стали серебряными и тихо зазвенели.

– Посмотри и прислушайся, милый! – сказала Белоснежка. – Счастье и радость будто разлиты повсюду. Цветы, эльфы, струи фонтана – всё говорит об этом!

Вдруг Белоснежка вздрогнула и оглянулась. До неё донесся жалобный, полный отчаяния тонкий голосок. На мраморных плитах террасы лежала маленькая серая птичка. Одно её крыло было вывихнуто, и она не могла взлететь.

Белоснежка подбежала к ней.

– Что с тобой, бедняжка? – Белоснежка осторожно взяла в руки серую птичку.

– Я несла ягоду земляники моему птенчику, – горестно прощебетала птичка. – Мой маленький Фьютти… Он ещё ни разу не вылетал из гнезда. И вдруг, вы только представьте, из-за тёмной ели появляется громадная летучая мышь. Страшно вспомнить! С зелёными горящими глазами. Она набросилась на меня. Уж и не знаю, как я вырвалась и, почти бездыханная, упала на эту террасу. Да вон, вон она, эта летучая мышь! Видите? Опять спряталась за высокой елью. Что же теперь будет? Мой Фьютти погибнет, один, маленький, беспомощный. Ведь он ещё даже не умеет летать…

– Потерпи немножко. Сначала будет больно, потом всё пройдет. – Белоснежка осторожно вправила вывихнутое крыло.

Птичка радостно взлетела, закружилась над террасой.

– Спасибо тебе, Белоснежка, Золотое Сердечко! – послышался её звенящий голос, и птичка скрылась в густой зелени сада.

Послышался топот копыт по подъёмному мосту. Всадник на взмыленном коне вихрем пролетел сквозь широко распахнутые ворота. Он спешился и, шатаясь, сделал несколько шагов.

– Это верный Арчи, слуга моего отца. Чувствую, он принёс недобрые вести! – с волнением воскликнул принц Теодор, сбегая по широким ступеням в сад. Белоснежка поспешила вслед за ним.

Принц Теодор усадил усталого Арчи в тени на мраморную скамью. Юный паж Гримли поднёс Арчи кубок бодрящего, прозрачного вина.

– Меня прислал твой отец, король Пелеас, – чуть отдышавшись, начал Арчи. – В эту ночь беда посетила наш мирный замок. Мне тяжко говорить это тебе, принц Теодор, но от правды не скроешься, как бы ни была она горька. Пропала, исчезла твоя маленькая сестричка, принцесса Эрлинда! Как это случилось, никто не ведает. Спальня принцессы на самом верху башни. На всех дверях замки и запоры. При маленькой принцессе неотлучно две камеристки, три служанки, четыре няньки. Они не отходят от неё ни на шаг. И вот, когда утром король Пелеас, как всегда, поднялся на башню, чтоб поцеловать свою любимую дочурку, принцессы в спальне не оказалось. Служанки, придворные дамы все спали глубоким, словно зачарованным сном. И только окно в спальне было настежь распахнуто… Нет слов, чтоб передать, как сокрушается мой господин, король Пелеас…

– О Боже, – горестно прошептала Белоснежка, и сверкающие слёзы покатились по её щекам. – Я люблю малютку Эрлинду, как родную сестру!

– Открытое окно! – стиснув кулаки, воскликнул принц Теодор. – Её похитили. Это чьё-то злое колдовство!

Неожиданно откуда-то издалека донеслись шум, крики, возгласы изумления и восторга.

– Посмотри, милый! – ахнула Белоснежка, подбегая к перилам балкона.

Далеко внизу, там, где плескались голубые волны моря, толпился народ. Можно было подумать, полгорода сбежалось на берег.

– Волшебный корабль «Мечта»! – воскликнул принц Теодор.

И действительно, возле причала покачивался на волнах сияющий лучезарный корабль. Казалось, мачты его сделаны из хрусталя, а весь он из лёгкого золотистого дерева. Тихо звенели тонкие канаты. Ветер надувал прозрачные паруса.

Глава 2
Королева Морганда

В своём пустынном замке Мортигер, обдуваемом всеми холодными ветрами, злая королева Морганда нетерпеливо ходила от окна к окну.

Она поднесла к губам серебряный свисток. Пронзительный звук разрезал тишину. Из узких окон Северной башни вылетела стая летучих мышей. С резким писком они закружились над замком.

– Где же летучая мышь Матильда? Ей давно пора быть здесь, – грозно прошептала королева Морганда, и в её глазах вспыхнул опасный огонь. – Я похитила маленькую Эрлинду, любимую сестру принца Теодора. О, я надежно спрятала девчонку! Её никому не отыскать. Да и как же иначе? Никто не знает пути к волшебному острову. Там, в старом замке, её надёжно стерегут мои слуги, летучие мыши. Я заколдовала всех птиц и зверей на острове, иссушила лес, чтоб шелестом ветвей он ничего не рассказал перелётному ветру. Нет, никому не отыскать принцессу Эрлинду… Но где же несносная Матильда? Я приказала ей заглянуть во все окна замка Тэнтинель и всё разведать. Уверена, Белоснежка и принц Теодор уже знают, что маленькая принцесса Эрлинда похищена…

В это время в распахнутое окно влетела большая летучая мышь с ярко горящими зелёными глазами.

Едва она коснулась крылом ковра, как тут же превратилась в юную придворную даму в шуршащем зелёном шёлковом платье.

– Ну! – нетерпеливо вскрикнула Морганда.

– О королева! Видела бы ты принцессу Белоснежку и её супруга! Уж так печалятся, так убиваются… – Матильда закатила глаза. – При мне прискакал гонец от короля Пелеаса.

– Знаю, Белоснежка любит малютку Эрлинду, как родную сестру. – Королева Морганда зажмурилась от удовольствия. – Глаза Белоснежки покраснеют от слёз, красота её померкнет…

Но тут же королева с досадой топнула ногой.

– Проклятье! От слёз глаза Белоснежки засверкают ещё ярче, в тоске и печали она станет ещё милей и прелестней!

– Забыла тебе сказать, королева, – спохватилась Матильда. – Ух, что я видала в гавани Тэнтинель! Просто глазам не поверила! К берегу приплыл и бросил якорь волшебный корабль «Мечта»!

– И ты молчала, дурёха? – Королева нахмурила стрельчатые брови. – Корабль «Мечта»! Волшебный корабль…

На миг она отвернулась. Посмотрела в окно, куда-то вдаль, на безоблачное небо над вершинами леса Грюневельт. Она до боли закусила губу.

– Мне никогда не взойти на палубу «Мечты». Я не посмею… – прошептала она. Не то печаль, не то страдание мелькнули в её взгляде.

Но Морганда тут же овладела собой. Она тряхнула головой, отгоняя досадные мысли. Улыбка торжества появилась на её губах. Она поманила к себе Матильду. Та тотчас же с подобострастной улыбкой подбежала к ней.

– Я знаю наперёд, что будет. Белоснежка и принц Теодор поплывут… – Королева Морганда наклонилась к Матильде. – Слушай, что я прикажу тебе…

Королева подозрительно оглянулась по сторонам и что-то прошептала Матильде на ухо.

– Все сделаю, как велишь! – торопливо закивала головой Матильда. – Останешься довольна, госпожа.

Королева Морганда коснулась рукой её плеча, и в тот же миг Матильда снова превратилась в летучую мышь. Скрипнули в воздухе её серые крылья. Матильда скрылась за окном.

Глава 3
Волшебный корабль «Мечта»

Белоснежка и принц Теодор спустились вниз к гавани. Их оглушил восторженный шум голосов. Люди громко переговаривались, отталкивали друг друга, стараясь поближе подойти да получше разглядеть чудесный корабль.

– Он приплывает раз в десять лет, а то и того реже!

– Корабль «Мечта»! Что ни захоти, всё исполнится!

– Эй, отойди в сторонку! Он отвезёт меня туда, куда я только пожелаю!

– Я знаю остров, где под каждым деревом зарыт сундучишко с кладом, – потирая руки, проговорил толстый лавочник с отвисшими щеками.

– Слышала, есть остров, где растут приворотные цветы, – смущенно шепнула голубоглазая девушка своей подружке. – Стоит капнуть немного сока в кружку с вином, и кто хочешь тебя полюбит. Вот бы дать выпить такого винца рыжему Гильмару…

– Говорят, есть остров, где живут одни красавицы, – воскликнул ладный кудрявый парень. – Выбирай любую!

– Эх, молодость – глупость! – проворчала скрюченная старуха. – Я бы хотела новый дом, полный добра. Да служанок попроворней. Уж я бы их, бездельниц…

Люди шумели, взволнованно перебивали друг друга.

– Да, кто спорит, корабль хорош, – задумчиво проговорил величавый старик с длинной седой бородой. – Только взойди на палубу, загадай заветное желание, мигом полетит корабль по твоей воле куда захочешь. Всё исполнится, всё получишь, что пожелал. Только одно не забудь, самое главное! Если совесть твоя нечиста, если посреди моря придёт тебе в голову хоть одна грешная, недобрая мысль, позавидуешь кому-нибудь или пожелаешь зла, мигом исчезнет, растает, как облачко, волшебный корабль. А ты пойдёшь на дно – славно пообедают голодные акулы!.. Так что посмотрю я, найдётся ли среди вас хоть один человек, кто отважится подняться на палубу чудесного корабля!

Внезапное молчание наступило на площади. Люди переглядывались, улыбки сбежали с лиц. Словно холодный порыв ветра разом унёс восторг и веселье.

– Что говорить, жадным я стал с годами, – уныло проворчал толстый лавочник. – Ведь ни с кем не захочу делиться добытым кладом. Только подумаю об этом, уж точно отправлюсь на дно…

– Я люблю рыжего Гильмара, а он любит Эланду, – печально прошептала хорошенькая девушка. – Вот повезу я с острова приворотные цветы… А ну как порадуюсь, что Эланда будет лить слёзы? Так и сгину в пучине моря…

– Всего мне мало, – вздохнула скрюченная старуха. – Новый дом захотела, а чем мой старый плох? Куда уж мне плыть на волшебном корабле? Ох, грехи, грехи…

Старуха перекрестилась и, бормоча что-то себе под нос, стала подниматься вверх по косогору.

Люди молча, один за другим стали расходиться с площади.

– Милый, такая удача, поторопимся на корабль! – решительно воскликнула Белоснежка. – Он отвезёт нас туда, где сейчас томится маленькая Эрлинда!

Белоснежка и принц Теодор взбежали по узкому трапу. И в тот же миг трап исчез, словно его и не бывало. Всколыхнулись воды, сам собой поднялся якорь. Тёплый ветер, полный ароматов береговых цветов, надул тонкие паруса. Корабль легко и быстро заскользил по волнам.

– Что ж, принцесса Белоснежка может плыть без опаски! – торжественно сказал седобородый старик. – Совесть её чиста, как горный хрусталь. Да и принц Теодор, её супруг, благороден и отважен.

Тем временем корабль быстро удалялся от берега.

Вдруг Белоснежка услышала чей-то озабоченный голосок у себя над головой. Уцепившись лапками за тонкую рею, на неё глядела маленькая серая птичка. Она поддерживала крылышком птенца, ещё не сбросившего первый жёлтый пух.

– Подумала я, Белоснежка, вдруг я и мой сынок вам пригодимся? Мало ли что может случиться! – прощебетала птичка, наклонив набок головку.

– Хорошо, когда друзья рядом, – благодарно улыбнулась Белоснежка. – А как тебя зовут?

– Серая Грудка, – важно ответила птичка. – А моего сыночка – Фьютти. Надеюсь, ты не забыла! Такое красивое имя. Мой Фьютти сегодня в первый раз вылетел из гнезда и, не коснувшись земли, долетел до волшебного корабля!

Глава 4
Нежданная гостья

Корабль «Мечта» летел по волнам. Ветер до отказа надувал прозрачные паруса.

– Здесь нет ни капитана, ни матросов, – задумчиво проговорил принц Теодор. – Даже не у кого спросить, куда мы плывём.

– Не беспокойся об этом, милый, – возразила Белоснежка. – Мы знаем: «Мечта» несёт нас туда, где томится малютка Эрлинда. Ведь это наше заветное желание.

– Смотрите! Смотрите! – вдруг испуганно чирикнула Серая Грудка. – Над кораблём кружится летучая мышь! Та самая, что чуть не растерзала меня. У, как горят её глаза!

– Это Матильда, – вздрогнув, прошептала Белоснежка. – Я знаю её. Это самая верная прислужница королевы Морганды.

Летучая мышь опустилась пониже. Едва она коснулась крылом палубы, как тут же превратилась в юную придворную даму в зелёном шёлковом платье.

– Что тебе надо, Матильда? – Белоснежка невольно отступила на шаг.

Матильда склонилась в почтительном поклоне, не спуская пристального взгляда с Белоснежки.

– Радуйся, прекрасная принцесса! – проговорила она сладким голосом. – Я принесла тебе счастливую весть. Королева Морганда – мертва! Я видела своими глазами. Вскрикнув, королева упала на ковёр и, корчась от боли, умерла. Лицо её почернело!

– Бедняжка, – прошептала Белоснежка. – Мне жаль её…

– Что ты говоришь, принцесса! – вскрикнула Матильда. Глаза её расширились, в них вспыхнул зловещий зелёный огонь. – Как ты можешь её жалеть? Ты должна радоваться, ликовать! Ведь она принесла столько горя тебе и тем, кого ты любишь больше всего на свете!

– Это так, – печально кивнула Белоснежка. – Но умереть не раскаявшись? Что будет с её душой? Несчастная королева. Не мне судить её. Я прощаю ей зло, причинённое мне, и жалею её.

Лицо Матильды исказилось от ярости.

– Проклятая Белоснежка! – завизжала она. – Ты разрушила все планы моей королевы! О, если бы ты обрадовалась, затрепетала от счастья, узнав о её смерти, корабль «Мечта» тут же бы исчез, растаял, а ты бы захлебнулась и пошла ко дну! Что я скажу теперь королеве Морганде?.. Но берегись, берегись, Белоснежка, королева жива, и ты ещё встретишься с ней!

В тот же миг придворная дама в пышном платье снова превратилась в летучую мышь. С неистовым злобным писком она взлетела в воздух и скрылась.

– Ох, и натерпелась же я страху! – прощебетала Серая Грудка. – Мы с Фьютти прижались к мачте. Я закрыла крылом ему глаза, чтоб он не видел всего этого ужаса… А ты, какая ты добрая, Белоснежка!

– Я вижу впереди остров! – воскликнул принц Теодор. – Вон крутой холм, а на нём старый полуразрушенный замок. Верно, там, в этом замке, моя милая сестричка плачет и тоскует, уже не надеясь на спасение!

Глава 5
В старом замке

Корабль подплыл к острову. Тотчас же легкий трап перекинулся над волнами.

Белоснежка и принц Теодор сошли на берег.

– Ой, корабль исчез! – трепеща крылышками, воскликнула Серая Грудка. Она поддержала Фьютти, тот, очутившись в пустоте, от неожиданности чуть не упал в море. – Надо же! Только что был такой красивый корабль, и вдруг нет его.

– О Боже, какое унылое место! – оглядываясь, промолвила Белоснежка. – Как печально шелестит увядшая трава. Милый, посмотри на эти засохшие деревья. Они как будто с мольбой тянут вверх сухие ветки! А замок? Он весь обветшал, обрушился. Зубцы на стенах осыпались, башни покрылись трещинами.

Принц Теодор и Белоснежка, ступая по хрустящей высохшей траве, подошли к подножию разрушенной лестницы.

– У замка такой заброшенный вид. Похоже, в нём никто не живет… – начала было Белоснежка и вдруг умолкла.

Высокие двери замка с натужным скрипом распахнулись. В дверях показалась королева Морганда.

Серая Грудка и Фьютти едва успели пристроиться на ветке сухого дерева. Они затаились, прижавшись к стволу.

Морганда глядела на Белоснежку взглядом, полным ненависти. В складках её бархатного платья вспыхивали и гасли огненные искры. Словно капли свежей крови, сверкали рубины на её золотой короне.

– Вот мы и встретились, красавица Белоснежка! – с тайным торжеством проговорила Морганда. – Да, малышка Эрлинда здесь, в этом замке. Я знаю, ты приплыла сюда, чтоб спасти её. Что ж, попытайся. Но для этого ты должна выполнить одно моё условие. Если не побоишься, поднимись сюда ко мне.

– Я не боюсь тебя, королева, – бесстрашно глядя ей в глаза, ответила Белоснежка. Она повернулась к принцу Теодору и добавила: – Подожди меня здесь, милый. Я скоро вернусь.

– Это я обещаю, – со странной улыбкой подтвердила Морганда. – Ты скоро вернёшься к принцу Теодору.

Белоснежка начала подниматься по крутой лестнице. Ступеньки осыпались под её легкой ногой. Камешки со стуком катились вниз.

Королева Морганда привела Белоснежку в большой зал. В узкие окна, затянутые мохнатой паутиной, еле пробивался тусклый свет. На полу лежал потёртый ковер, парчовая скатерть на столе истлела и свисала клочьями. Уныние и запустение будто витали в воздухе.

– Сейчас я испытаю тебя, принцесса, – с усмешкой сказала Морганда. – Узнаю, так ли сильна твоя любовь к маленькой Эрлинде, как ты говоришь. Да, ты права, девочка здесь, в замке. Но знай, Белоснежка, Эрлинда спит зачарованным сном в далёком зале. Не скрою, это я усыпила её. Что ж, девочку можно разбудить. Тебе достаточно поцеловать Эрлинду в лоб, и она проснётся. Но ты, Белоснежка, в тот же миг превратишься в безобразную, дряхлую старуху! Ну, что скажешь мне на это, красавица?

Прошелестело зелёное шёлковое платье. Из-за покрытой трещинами колонны выглянула Матильда.

И никто не заметил, как маленькая серая птичка опустилась на оконный карниз и забилась в щель между разбитыми камнями.

Лицо юной принцессы стало белей свежевыпавшего снега.

– Да, я согласна, – помолчав, еле слышно прошептала Белоснежка.

– Слово сказано! – воскликнула Морганда. В её глазах полыхнул огонь. – Вот когда я победила тебя, Белоснежка! Живи! Больше никто не будет прославлять твою красоту. Я обещала, что ты вернёшься к принцу Теодору. И я сдержу своё слово. Но ты вернёшься к нему столетней старухой!

Королева Морганда задыхалась от душившего её восторга.

– Но я милосердна, – с издевкой продолжала она. – Я дам тебе чёрное покрывало, чтоб ты могла прикрыть им своё безобразное лицо и сгорбленную спину.

Матильда тут же подбежала к Белоснежке и с насмешливым поклоном подала ей чёрное, как беззвёздная ночь, покрывало.

Рука Белоснежки чуть дрогнула, когда она взяла длинное чёрное покрывало, но она не сказала ни слова.

– Ты пройдешь через весь замок, Белоснежка. – Морганда не отводила от принцессы горящего торжествующего взгляда. – Там есть залы, увешанные зеркалами. Ты сможешь в последний раз полюбоваться на свою бессмертную красоту!

Белоснежка посмотрела на королеву скорбным, укоряющим взглядом. Её прозрачные глаза были полны слёз, и Морганда отшатнулась, не выдержав их лучистого света.

Принцесса Белоснежка вышла из зала.

– Ах, как ты мудра, королева, – льстиво проговорила Матильда, обнимая колени королевы Морганды. – Ты наказала Белоснежку, нанесла ей удар прямо в сердце!

– Да, я заколдовала этот остров, – ещё тяжело дыша, проговорила Морганда. – Зелёный лес – засох, замок того гляди рухнет. Но я не смогла засушить Волшебный Виноградник!

– Волшебный Виноградник? – изумилась Матильда. – Я о таком и не слышала!

– Ещё бы! – с довольным видом усмехнулась Морганда. – Второго такого не сыщешь на всём белом свете. Ведь достаточно одной виноградинки, и всё старое, дряхлое, древнее снова станет юным, а всё засохшее – зазеленеет!

– А вдруг кто-нибудь проберётся в этот твой виноградник? – с опаской спросила Матильда. И тут же подумала про себя: «Эх, я и сама не прочь съесть такую ягодку! А то ведь старею, старею…»

– Нет, Матильда, туда никому не проникнуть, – покачала головой королева. – Засохшие деревья лежат вповалку – не проберёшься. Да не в этом дело! Сорвать гроздь волшебного винограда может только тот, кто ни разу не коснулся земли.

– А-а… – скрывая разочарование, протянула Матильда. – Ну тогда ты можешь быть спокойна, королева.

Птичка Серая Грудка, слышавшая весь этот разговор, выбралась из своего убежища между камнями и вспорхнула вверх.

Её легкая тень скользнула по рукам и лицу Матильды.

– Птица! Пролетела птица! – вскрикнула Матильда, подбегая к окну.

– Не может быть, – возразила Морганда. – Я так состарила всех птиц на острове, что они не могут даже шевельнуть крылом.

А Серая Грудка тем временем уже скрылась за углом башни.

Глава 6
Волшебный виноградник

Серая Грудка летела, пугливо оглядываясь по сторонам. Она старалась держаться поближе к осыпающимся башням, там её было трудней заметить. Она присела на сухую ветку рядом с маленьким Фьютти.

Замерев от волнения, выслушал её рассказ принц Теодор.

– Нет, я никогда не разлюблю тебя, Белоснежка, Золотое Сердечко! – в великом горе воскликнул принц Теодор. – Даже если исчезнет твоя дивная, несравненная красота…

Серая Грудка с сочувствием уронила слезинку на сухую, пахнущую сеном траву.

– Всё погибло! Даже если я найду Волшебный Виноградник, что толку? – совсем упав духом, проговорил принц Теодор. – Ведь гроздь винограда может сорвать только тот, кто ни разу не коснулся земли.

– А мой Фьютти? – лукаво посмотрела на него Серая Грудка. – Мой милый сыночек ещё ни разу не опускался на землю.

– Неужели? Неужели ещё возможно спасение? – Принц Теодор стиснул руки. – О моя дорогая птичка! В моей душе проснулась надежда.

Фьютти, старательно взмахивая крылышками, слетел с дерева на руку принца Теодора и цепко ухватился за его палец.

– Поторопись, принц Теодор, – озабоченно сказала Серая Грудка. – И помни, я доверяю тебе самое драгоценное, что у меня есть, моего Фьютти!

Принц Теодор бережно прижал маленького Фьютти к груди, прикрыв его ладонями.

Держась в тени замка, перепрыгивая через обломки колонн, осколки статуй, принц бросился бегом к мёртвому лесу.

Он тут же понял, что пробраться через засохший лес будет вовсе не легко. Поваленные деревья лежали бесформенными грудами одно на другом. Между стволами торчали острые, как пики, чёрные сучья. Надо торопиться, а руки заняты. Что, если он оступится и уронит Фьютти на землю? Тогда всё пропало!

Под рухнувшими деревьями принц Теодор увидел лежащего на сухих ветках старого седого волка. Похоже, волк умирал. Он поднял на принца глаза, полные смертной муки, и, обессилев, снова уронил морду на лапы.

Принц Теодор вскарабкался на вывороченный с корнями дуб-великан и замер потрясённый.

Перед ним зеленел чудесный виноградник. Блестели на солнце влажные резные листья. Тяжелые грозди винограда светились, словно налитые солнечным соком.

– Лети, мой милый Фьютти! – Принц Теодор поднял птенчика на раскрытых ладонях. – Только смотри ненароком не задень крылышком землю.

Фьютти взлетел вверх и скрылся в густой зелени.

«Скоро ли, скоро ли…» – с замиранием сердца думал принц Теодор.

Но вот Фьютти показался снова. Он летел совсем низко, с трудом взмахивая крыльями. В клюве он держал гроздь винограда. Совсем маленькую. Всего пять золотистых круглых ягод.

Принц Теодор подхватил падающего от усталости птенца. Взял из его клюва сверкающую гроздь винограда, повернулся к лесу…

Но что это? Упавшие деревья взгромоздились непроходимой стеной. Они нависали над принцем, грозя рухнуть и раздавить его. Принц Теодор с трудом забрался на кривой, вывороченный с корнями дуб. Нет, ему никогда не выбраться отсюда!

А что, если?.. Принц Теодор оторвал от грозди две виноградинки. Одну бросил направо, другую налево.

Хорошо ещё, что он успел вовремя соскочить с дерева. Потому что в тот же миг могучий дуб под его ногами дрогнул. Он со скрипом поднялся вверх, словно невидимая сила подтолкнула его. Широкие ветви покрылись густой свежей листвой. Корни глубоко ушли в землю.

Принц Теодор оглянулся. Лес ожил. Ветер пробежал по зелёным верхушкам, лаская влажные листья.

Где-то в глубине леса ещё неуверенно чирикнула птица. Земля, как ковром, покрылась изумрудной зеленью. Возле пенька из травы выглянул крепкий гриб на толстой ножке. В тени – черника, на припёке заалела земляника.

Принц Теодор бросился бегом через оживший лес. Скорее, скорее, пока с Белоснежкой не случилось беды!

Глава 7
Чёрное покрывало

Белоснежка шла по дворцу. Она поднималась по лестницам, переходила из одного зала в другой. На потолках трещины, колонны того гляди рухнут. Белоснежка держала в руке чёрное покрывало.

Ещё один зал. Здесь все стены сверху донизу увешаны зеркалами.

Но Белоснежка ни разу не повернула головы. Она только крепче сжимала в руке длинное покрывало, конец его волочился по выщербленному полу.

Неожиданно перед Белоснежкой появилась Матильда в шуршащем зелёном платье.

– Почему ты ни разу не посмотрелась в зеркало? – ехидно спросила Матильда. – Полюбуйся на себя напоследок, красавица. Ведь скоро ты превратишься в безобразное чудовище!

– Зачем мне глядеться в зеркало? – кротко возразила Белоснежка. – Я думаю о маленькой Эрлинде, только о ней.

– Что тебе Эрлинда? – с изумлением воскликнула Матильда. – Подумай лучше о себе!

– У тебя сердце летучей мыши. Ты не поймёшь меня… – возразила Белоснежка, проходя мимо.

– Вот упрямица, – злобно глядя ей вслед, проворчала Матильда. – Посмотрим, что ты запоёшь, когда станешь уродиной. Ведь ты так молода и прелестна…

Тем временем Белоснежка торопливым шагом пересекла последний зеркальный зал.

Вот перед ней распахнутые двери. Белоснежка увидела три ступени, ведущие к мраморному возвышению. Там, на роскошной постели, в пене тонкого шёлка и кружев, крепким сном спала маленькая Эрлинда.

Белоснежка не помнила, как она взбежала по ступеням. Она наклонилась над Эрлиндой. Глаза закрыты, длинные ресницы бросают голубые тени на бледные щёки.

Белоснежка погладила вялую сонную ручку. Каким крепким непробудным сном спит девочка.

– Эрлинда, проснись! – в отчаянии позвала Белоснежка. Но нет, девочка даже не шевельнулась.

«Это колдовской сон, – содрогаясь, подумала Белоснежка. – Я должна спасти Эрлинду. Что ж, пусть свершится! Боже, помоги мне…»

Белоснежка взяла в ладони личико Эрлинды и нежно поцеловала её в лоб.

Легкий румянец показался на щеках девочки. Ещё не открывая глаз, она потянулась, сладко зевнула.

Поспешно накинула Белоснежка на голову чёрное покрывало, закрыла им лицо, укутала плечи.

Эрлинда открыла лазурно-голубые глаза.

– Ой, где я? – оглядываясь, с изумлением протянула девочка. Она приподнялась, опершись на локоть. – Какой старый замок! Потолок весь в трещинах! Того гляди обвалится. Белоснежка, я узнала тебя по голосу. Милая сестрица, сними скорее это противное чёрное покрывало. Я хочу расцеловать тебя в обе щеки!

– Нет, нет, моя дорогая, – возразила Белоснежка, чувствуя, как слёзы неудержимо льются из её глаз и увлажняют край покрывала. – Не проси меня об этом. Это невозможно…

Глава 8
Последняя ягода волшебного винограда

Принц Теодор подбежал к покрытой трещинами, осыпающейся башне, где он оставил Серую Грудку.

А вот и сухое дерево. Фьютти тотчас перелетел на ветку, уселся рядом с Серой Грудкой. Его маленькие круглые глазки так и блестели.

– Ну как, матушка? – с гордым видом спросил он, ожидая похвалы.

– Умница, просто слов нет! – с нежностью сказала Серая Грудка и повернулась к принцу Теодору. – Торопись, я всё разведала. Эрлинда там наверху. Видишь, высоко-высоко распахнутое окно?

– Попробую туда добраться. Здесь так много трещин и выбоин. – Принц Теодор ухватился за камень, выступающий из стены. Но камень тут же рассыпался под его рукой.

– А что, если я?.. – Принц Теодор оторвал ещё одну виноградинку и кинул её вверх. Ягода закатилась в глубокую щель между камнями.

В тот же миг весь замок содрогнулся снизу доверху. Он стал как будто выше. Исчезли, закрылись трещины. Стены украсились зубцами, на башнях блеснули шпили.

– Как ты теперь поднимешься? – испуганно чирикнула Серая Грудка. – Стены стали такие гладкие, не ухватишься.

– Я вскарабкаюсь по дикому плющу! – воскликнул принц Теодор.

– Это невозможно! – Серая Грудка в отчаянии всплеснула крылышками. – Плющ засох. Он хрупкий, ломкий, как солома. Он не выдержит твоей тяжести!

Принц Теодор оторвал ещё одну виноградинку от грозди и бросил её вверх, туда, где, как верёвки, переплелись засохшие ветки.

– Ах! – вскрикнула Серая Грудка.

В тот же миг плющ ожил. Брызнули тёмно-зелёные листья, ветки налились свежей силой. Плющ обвил башню до самого верха.

Теперь у принца Теодора осталась одна-единственная последняя ягода, самая крупная, золотистая.

Осторожно, боясь её уронить, принц стал карабкаться по зелёному плющу.

Вот и распахнутое окно.

Принц перепрыгнул через каменный уступ прямо в зал.

– Братец, милый братец! – Эрлинда бросилась ему на грудь.

Поодаль, неподвижно застыв, как статуя, стояла Белоснежка. Её лицо, плечи были скрыты длинным чёрным покрывалом. Она и шагу не сделала навстречу принцу Теодору.

– Свет мой, любимая! Скорее съешь эту ягоду! – Принц Теодор протянул Белоснежке виноградину, блестящую, золотистую, словно в ней свернулся клубочком солнечный луч.

Белоснежка взяла виноградину. На миг принц Теодор увидел: её рука стала совсем сморщенной, старой.

– Какая сладкая… – через мгновение прошептала Белоснежка. – Никогда в жизни я не ела ничего вкуснее…

– А, принц Теодор, ты тоже тут! – В распахнутых дверях стояла королева Морганда. Глаза её полыхали, как два костра в ночи. – Я рада, что ты пришёл! При тебе я с особым наслаждением сниму чёрное покрывало с Белоснежки. Наконец-то настал час долгожданной мести!

Глава 9
Страшное заклинание королевы Морганды

Королева Морганда медленно подошла к Белоснежке.

Матильда угодливо поддерживала её под локоть.

– Представляю, как она стара и безобразна, королева, – льстиво прошептала Матильда. – Стара и безобразна! Теперь вы, королева, прекрасней всех на свете!

Но королева Морганда оттолкнула Матильду.

– Как долго я ждала этого! – задыхаясь от восторга, проговорила Морганда. – Я растоптала, я убила твою несравненную красоту!

Не спеша, наслаждаясь своим торжеством, Морганда подошла к Белоснежке и одним резким движением сорвала с неё чёрное покрывало.

Сияющая красота юной принцессы ослепила её. Казалось, Белоснежка стала ещё прекрасней. Лучистые слёзы дрожали на её ресницах. Свет потоками лился с её чарующего лица, освещая всё вокруг.

– Проклятье! – закричала Морганда, отступая. Она уронила на мраморный пол покрывало. – Как? Почему вернулась твоя красота? Но я не отпущу девчонку, она моя!

Морганда протянула руку к Эрлинде. Девочка, вскрикнув, испуганно прижалась к Белоснежке.

В мгновение ока принц Теодор поднял длинное чёрное покрывало и опутал им королеву Морганду, перехлестнул ей руки.

– Бежим! – крикнул он, хватая за руку маленькую Эрлинду.

– Скорее! Скорее! – взволнованно чирикала Серая Грудка, кружась возле окна.

Белоснежка, Эрлинда и принц Теодор опрометью бросились из зала.

Вниз по лестнице, зеркальный зал, опять лестница…

Королева Морганда наступила на край чёрного покрывала, споткнулась и упала на колени.

Матильда, ахая, лепеча слова сочувствия, помогла ей подняться.

– Наивная, глупая Белоснежка! – в неистовой злобе прохрипела Морганда. – Неужели ты думаешь, что от меня можно так просто убежать? Ты ещё не знаешь, сколь велико моё могущество!

Королева Морганда вытянула вперед свои белые руки, украшенные золотыми браслетами. Мрачным грозным голосом она начала читать заклинание:

Руки мои, руки мои!

Вы больше не руки – две змеи!

Куда бы принцесса ни убежала,

Её догонит змеиное жало!

Тёмный клубящийся вихрь пронесся по залу. Откуда-то из-под мраморных плит пола послышались леденящие душу воющие голоса. В тот же миг правая рука королевы Морганды превратилась в чёрную змею, левая – в змею с зелёной чешуей.

Матильда в испуге отскочила в сторону.

Змеи извивались, шипели. На скользкой чешуе сверкали тяжёлые золотые браслеты.

Чёрная змея высунула раздвоенное жало. Капли яда, стекая вниз, прожгли насквозь мраморный пол. Зелёная змея угрожающе зашипела.

– Белоснежку мне не убить, – задыхаясь, проговорила Морганда. – Моё колдовство бессильно. Её душа слишком чиста и светла… Чиста и светла… Но когда маленькая Эрлинда упадёт мёртвой к твоим ногам, Белоснежка, посмотрю, что с тобой будет!..

Глава 10
Приключения на берегу моря

Белоснежка, Эрлинда и принц Теодор сбежали по широкой мраморной лестнице прямо в сад. Влажные розы поворачивали к ним свои пышные головки и ласково кивали им вслед.

Ворота замка распахнулись перед ними сами собой.

Лес встретил их радостным щебетом птиц, шелестом и трепетом свежей листвы.

Едва беглецы скрылись в густой чаще, как в дверях замка появилась Морганда.

На мгновение она замерла, в недоумении оглядываясь по сторонам.

– Что это? – воскликнула Морганда. – Где развалины и руины? Почему лес снова зазеленел? Почему поют птицы? Как они смеют?..

Морганда в ярости топнула ногой.

Руки-змеи, извиваясь, нетерпеливо зашипели. Они подняли головы, в глазах их горела жаркая злоба.

– Потерпите, мои руки-змеи! – проговорила Морганда, спускаясь по ступеням. – Вижу, вижу, вам хочется кого-нибудь ужалить. Обещаю, скоро вы утолите свой неистовый голод!

Тем временем беглецы со всех ног торопились по узкой петляющей тропинке. Берёзы опускали ветви и гладили их по плечам. Птицы окружили пёстрой стайкой летящую над верхушками деревьев Серую Грудку.

Эрлинда устала. Она то и дело спотыкалась и останавливалась.

Вдруг на тропинку выскочил молодой волк. Его шерсть так и отливала серебром. Он благодарно лизнул руку принца Теодора, заглянул ему в глаза.

Потом улёгся на траву рядом с Эрлиндой.

– Не бойся, дитя моё, садись на него, – сказал принц Теодор. – Только держись покрепче.

Эрлинда вскарабкалась на спину волка и ухватилась за его густую шерсть.

Волк поднялся с земли и побежал рядом с принцем Теодором.

«Что теперь будет? – мучительно думал принц Теодор. – Корабль «Мечта» исчез, словно растаял. Старики говорят: порой проходят десятки лет, пока он появится снова. Как же мы уплывём с острова?»

Но принц Теодор не стал делиться с Белоснежкой своими тревожными мыслями. А Белоснежка молчала, думая о том же самом. Она только ласково погладила умную морду молодого волка.

Наконец в просветах между деревьями мелькнуло голубое море.

Принц Теодор снял Эрлинду со спины волка, и тот мгновенно исчез в чаще леса.

Путники выбежали на берег. Волны мягко расстилались по золотистому песку.

– Нигде ни паруса… – горестно прошептала Белоснежка. – Боюсь, королева Морганда замыслит ещё какую-нибудь дьявольскую хитрость…

А Морганда уже подбежала к лесу. В лицо ей пахнул теплый ветер, полный ароматов свежей зелени. Солнце разбросало по траве между деревьев золотые пятна.

«Только ягоды из Волшебного Виноградника могли снять заклятие с мёртвого леса, – оглядываясь, в недоумении подумала Морганда. – Просто ума не приложу, как принц Теодор смог их раздобыть! Однако надо торопиться. Представляю, что будет с Белоснежкой, когда она увидит мои руки-змеи!..»

Но едва королева Морганда ступила на зелёную тропинку, как тут же стройная берёза больно хлестнула её гибкой веткой по плечу. Ель растопырила свои тяжёлые лапы, стараясь её уколоть.

Серебристая ива больно стегнула её прямо по щеке. Могучий вяз высунул из земли кривой корень, норовя столкнуть её с тропинки в глубокий овраг.

Исхлёстанная ветвями, с красными полосами на лице, выбежала наконец Морганда из леса. Её драгоценная мантия была изорвана, корона скатилась с головы и осталась висеть на ветке где-то в чаще леса.

Но тут же королева Морганда забыла про боль и досаду.

На влажной кромке берега стоял принц Теодор. Он был бледен. Позади него Белоснежка обнимала насмерть перепуганную Эрлинду. Девочка расширенными от ужаса глазами смотрела на извивающихся змей.

– Вот мы снова встретились, Белоснежка! – подходя поближе, с угрозой проговорила Морганда. – Тебе не убежать, не спрятаться. Смотри! Сейчас маленькая Эрлинда бездыханная упадёт к твоим ногам.

Змеи подняли свои плоские головы. Глаза их горели безжалостным огнём. Они высунули свои раздвоенные жала, с них капал дымящийся яд.

– Молись, Эрлинда! – воскликнула Белоснежка, ещё крепче прижимая к себе девочку. – Молитва охранит тебя от злого колдовства!

– Господи, спаси и помилуй! – тонким дрожащим голоском воскликнула Эрлинда. Она не смотрела на смертельно опасных змей, она подняла свои голубые глаза к небу.

И в тот же миг змеи исчезли. Морганда стояла, протянув к ней обнаженные, исхлёстанные ветвями руки. Пальцы её скрючились, словно когти хищной птицы.

– Будь ты проклята, Белоснежка! – прохрипела Морганда. Ярость душила её.

– Смотрите, смотрите! Корабль «Мечта»! – пискнул Фьютти. Он перелетел с плеча принца Теодора на плечо Белоснежки. – Какой красивый!

И правда, возле берега покачивался на мелких волнах корабль «Мечта», весь пронизанный лучами солнца.

Принц Теодор подхватил на руки Эрлинду и перебежал по узкому трапу на корабль. Белоснежка – за ним. Словно связка колокольчиков зазвенела цепь, поднимая якорь.

Корабль плавно качнулся и отплыл от берега.

– Чив-чив! До сих пор не могу прийти в себя! – прощебетала Серая Грудка. – А уж когда я увидела этих ужасных змей…

– Где же остров? – с изумлением проговорила Белоснежка, оглядываясь. – Его уже не видно. Куда ни глянь, без конца и края только море!

– А ты посмотри вперед, любовь моя! – Принц Теодор протянул руку. – Видишь? Там впереди высокая скала. А на ней замок Тэнтинель. Скоро мы будем дома!

– И правда замок! – весело пискнул Фьютти. – Матушка, а теперь я могу сидеть на земле и на травке, правда?

– Да, моя радость, – ответила Серая Грудка. – Ведь ты стал такой большой и умный. Теперь ты можешь летать куда захочешь. Только уж не слишком далеко, чтоб я не волновалась.

На пристани, изумлённо переговариваясь, толпилось множество народа.

Впереди, окружённый слугами, стоял старый король Унгер, опираясь на плечо верного пажа Гримли.

– Ах, милая дочурка, – с укором воскликнул король Унгер, обнимая Белоснежку, – что за новые проказы! Уплыть на корабле «Мечта» неведомо куда. И даже ни слова не сказать своему старому отцу. Право, какая беспечность и легкомыслие! Впрочем, главное – ты снова здесь, на твёрдой земле. Эрлинда, милая малышка, подойди ко мне, я тебя поцелую. И как вам понравилось путешествовать на корабле «Мечта»? Но что это! Где же он?

Но корабля уже не было. Только столбы солнечных лучей вздымались вверх там, где только что был чудесный корабль.

– Что ж, поднимемся в замок, – сказал король Унгер. – Мой верный Гримли подаст мне кубок старого вина. Мне просто необходимо подкрепиться после стольких волнений. Да ещё выкатите пару бочек доброго вина сюда на площадь. Пусть веселятся все!

– Белоснежка, свет мой! Недаром все в округе зовут тебя Золотое Сердечко! – с нежностью глядя на Белоснежку, проговорил принц Теодор.

– Братец, я хочу жить с тобой и с Белоснежкой, можно? – попросила Эрлинда, обеими руками обнимая Белоснежку.

Белоснежка, улыбаясь, кивнула. Наклонилась к девочке и поцеловала её в лоб. При этом она глядела куда-то вдаль, вспоминая, как она поцеловала спящую девочку там, далеко, на волшебном острове.

Глава 11
Королева Морганда

В своём холодном замке Мортигер, где северный ветер со свистом влетал во все окна, королева Морганда не находила себе покоя. Она ходила по тёмному залу, прижав пальцы к вискам.

– Ты опять ускользнула от меня, Белоснежка! – Её угрюмый голос подхватило эхо под высокими сводами. – Ты учишь танцевать маленькую Эрлинду и радуешься? Но берегись, берегись, красавица! Я нашла в колдовских книгах такое заклинание, что содрогнутся камни замка Тэнтинель. Ты разучишься улыбаться. День и ночь ты будешь лить горькие слёзы…

Но это уже совсем другая история, друзья мои, и когда-нибудь мы вам её непременно расскажем.

Магазин детских игрушек