Поиск

Софья Прокофьева. Сказки.

Все приключения Белоснежки - Белоснежка и робот Хрустальное Сердце

Родительская категория: Сказки Категория: Софья Прокофьева Опубликовано: 10 Июнь 2015
Просмотров: 5600

 

Белоснежка и робот Хрустальное Сердце

Глава 1
Замок Вечного Сна

Утреннее золотистое солнце поднялось из-за леса. Оно согрело восточные башни замка Тэнтинель.

Принц Теодор надел охотничий костюм, прикрепил к сапогам золотые шпоры.

– Любовь моя, – сказал он Белоснежке, – я хочу сегодня поохотиться в лесу Грюневельт. Жди меня к вечеру.

– Ах, милый! – в тревоге воскликнула Белоснежка, обнимая принца Теодора. – Останься сегодня в замке, прошу тебя. Меня томят недобрые предчувствия, и всю ночь я видела страшные сны.

– Полно, радость моя, только деревенские старушки верят снам, – ласково улыбнулся принц Теодор. – Ни о чём не беспокойся. Вечером обещала прийти в гости наш верный друг, белка госпожа Пушистый Хвост, и мы все вместе славно посидим у горящего камина.

Принц Теодор вскочил на коня, свистнул свою любимую собаку по кличке Бадболь и ускакал по дороге к лесу Грюневельт.

Долго скакал он по запутанным тропинкам, пока не заехал в дремучую чащу. Лучи солнца застревали в густой листве и не доходили до земли.

Вдруг между стволами мелькнул чёрный как ночь олень с золотыми рогами.

Принц Теодор бросился за ним вдогонку. Олень то исчезал из виду, то останавливался и, чутко повернув голову, смотрел на принца, словно маня его за собой.

«Нет, я не убью тебя, прекрасное животное, – подумал принц Теодор. – Дай мне только подскакать поближе и полюбоваться на тебя…»

До вечера гонялся принц Теодор за оленем. Синие сумерки опустились на лес Грюневельт.

Принц Теодор уже хотел повернуть коня назад к замку Тэнтинель, как вдруг в полумраке снова мелькнули ветвистые золотые рога.

Принц выехал на широкую поляну. Огляделся. Оленя не видно. Посреди поляны возвышался холм, заросший дикими травами, а на нём тёмный заброшенный замок. Старые башни осыпались, между зубцами стен виднелись пустые чёрные вороньи гнёзда.

«Недоброе место, даже вороньё разлетелось кто куда, – подумал принц Теодор. – Замок этот пуст и безлюден».

Он уже хотел было направить коня назад, но вдруг двери старого замка широко распахнулись. Принц Теодор увидел мрачный, тускло освещённый одним факелом зал. В лицо пахнуло могильной сыростью.

Верный конь вскинулся на дыбы, пёс Бадболь ощетинился и зарычал.

Перед принцем стоял гигантский робот, с ног до головы сделанный из железа. Глаза его горели беспощадным багровым огнём.

Со скрипом протянул он могучие железные руки и схватил принца Теодора. Как пушинку, поднял его робот, взбежал на холм и внёс в тёмный зал. Принц не мог даже шевельнуться, так крепко держали его железные руки робота.

– Это замок Вечного Сна! – проскрежетал робот. – Ты уснёшь, принц Теодор, и уже никогда не проснёшься…

В тот же миг принц почувствовал, что его охватывает непреодолимая дремота. Ноги подкосились, глаза закрылись сами собой. Он со стоном упал на каменный пол и погрузился в глубокий колдовской сон.

Робот наклонился и сложил его руки крестом на груди. Факел в последний раз вспыхнул и погас. Только слышно было, как в темноте глухо стучит железное сердце робота.

Глава 2
В замке Мортигер

Королева Морганда нетерпеливо ходила от окна к окну, вглядываясь в тёмную глубину леса Грюневельт.

– Где же робот Железное Сердце? – с досадой воскликнула Морганда. – Он давно должен быть здесь!

Наконец послышались тяжёлые, гулкие шаги по каменным плитам пола.

Дверь широко распахнулась, и в зал, освещённый десятками свечей, вошёл робот Железное Сердце.

– Всё ли ты сделал, как я приказала? – Морганда впилась испытующим взглядом в неподвижное лицо робота.

– Да, королева, – глухо ответил робот. – Принц Теодор в замке Вечного Сна. Два дня он будет спать непробудным сном, на третий день его сон перейдёт в смерть. А железные двери замка могу открыть только я один.

Улыбка злобного торжества мелькнула на губах королевы.

– Что ж, ты оправдал мои надежды, Железное Сердце! – сказала она, оглядывая огромного робота. – Но на всякий случай ступай и сторожи замок. Никто не должен к нему приблизиться, кроме Белоснежки. Я хочу видеть, что станет с красавицей принцессой, когда она увидит мёртвого принца Теодора. Мои летучие мыши предупредят меня, когда она подойдёт к замку Вечного Сна. А теперь ступай!

– Повинуюсь, королева. – Робот склонился в низком поклоне и, тяжело ступая, вышел из зала.

Морганда поднесла к губам серебряный свисток. Острый свист разрезал тишину замка. Тотчас в окно влетела большая летучая мышь с ярко горящими зелёными глазами.

Едва коснувшись крылом ковра, она в тот же миг превратилась в придворную даму в пышном платье из зелёного шёлка.

– Подай мне бархатную мантию и корону, Матильда! – приказала ей Морганда. – Я встречусь с Белоснежкой, и наконец-то она поймёт, что напрасно столько лет боролась со мной.

– Вы – несравненны, вы всех прекрасней! – льстиво пролепетала Матильда, надевая на голову королевы золотую корону, где рубины сверкали, как капельки крови.

– Нет, пока ещё нет! Но поистине я стану всех прекрасней на свете, когда погублю Белоснежку, – прошептала Морганда.

В это время, привлечённая ярким светом, на высокий дуб взбежала белка, госпожа Пушистый Хвост, давняя подружка Белоснежки.

«Ишь, что задумала, злодейка!» – в страхе подумала госпожа Пушистый Хвост, подбираясь поближе к окну и опасаясь, чтобы её нарядный чепчик не зацепился за сучок. Она замерла, стараясь не пропустить ни словечка.

– Уж больно он страшный, этот ваш робот Железное Сердце, – вздрогнув, сказала Матильда, оправляя складки бархатной мантии. – Прямо жуть берёт, как поглядишь.

Королева Морганда промолчала, глядя в зеркало и любуясь собой.

– Он не всегда был таким, – негромко проговорила она. – Горный Кузнец, великий искусник, выковал его по моей просьбе. Но он вложил ему в грудь хрустальное сердце. Робот был добрым и великодушным, а глаза его сияли голубым светом. Но я вынула хрустальное сердце и вместо него вложила железное. Робот стал беспощадным и жестоким. Теперь он мой верный слуга, и я могу во всём на него положиться.

– А где же теперь хрустальное сердце? – вытянув шею от любопытства, спросила Матильда.

Белка госпожа Пушистый Хвост, дрожа от страха, ещё ближе подобралась к окну.

– О, хрустальное сердце надёжно спрятано, – мечтательно усмехнулась Морганда. – Его стерегут снежные человечки на ледяной скале. Только тот, кто с церковной свечой один-одинёшенек поднимется туда… Да всё равно снежные человечки никому не отдадут хрустальное сердце. Впрочем, тебе вовсе ни к чему знать об этом…

Госпожа Пушистый Хвост нечаянно качнула тонкую ветку. Королева чутко повернула голову.

– Нас кто-то подслушивает! – вскрикнула она, бросаясь к окну.

Но госпожа Пушистый Хвост уже скрылась в густой листве. Тихо было за окном, и только зелёная луна заливала холодным блеском верхушки деревьев.

Глава 3
Железная дверь

Белоснежка, стоя на балконе, с беспокойством всматривалась в тёмную глубь леса Грюневельт.

«Скоро ночь, а принца Теодора всё нет…» – с тревогой подумала Белоснежка.

В это время на террасу, жалобно повизгивая, вбежал любимый пёс принца Теодора – Бадболь. Пёс ухватил зубами Белоснежку за край платья и потянул за собой.

– Милый Бадболь, я чувствую, с твоим хозяином случилась беда. Молю, отведи меня к принцу Теодору! – воскликнула Белоснежка.

Бадболь, словно понимая её слова, взглянул на Белоснежку печальными глазами и побежал вниз по мраморной лестнице, через сад и дальше прямо к лесу Грюневельт.

Долго шла Белоснежка по тёмным тропинкам леса, и только к утру Бадболь вывел её на поляну к замку Вечного Сна. Со страхом смотрела Белоснежка на осыпающиеся зубцы стен, истлевший флаг, на шпили, словно тающие в воздухе.

Над лесом плыли розовые облака. Тёплые лучи согрели руки Белоснежки, и только старый замок казался таким же холодным и зловещим.

«Какие тяжёлые железные двери, – содрогаясь, подумала принцесса. – Что за ними? И смогу ли я открыть их?»

Вдруг она услышала шаги позади себя. Хрустнула ветка. Белоснежка оглянулась.

На поляну медленно вышла королева Морганда. Горел алый бархат её мантии, сверкали рубины на её короне, но ярче всего сверкали злобой и торжеством огромные глаза Морганды.

– Ты хочешь знать, что там, за железными дверями, глупое дитя? – недобро рассмеялась Морганда. – Что ж, смотри! Эй, робот Железное Сердце, распахни двери!

Двери со скрипом и скрежетом распахнулись. На пороге стоял огромный железный робот. Глаза его излучали беспощадный багровый свет.

Белоснежка сделала несколько шагов и замерла. Она увидела принца Теодора. Он лежал неподвижно на железном полу. Руки скрещены на груди, как у мертвеца, лицо белее снега, глаза закрыты.

– Ты убила моего любимого! – в отчаянии вскрикнула Белоснежка.

Она хотела броситься к нему, обнять его, отогреть своим дыханием, но огромный робот молча преградил ей дорогу.

– Закрой двери, робот Железное Сердце! – приказала Морганда. – Принцесса достаточно налюбовалась на своего супруга.

Робот повиновался. Тяжёлые двери плотно закрылись.

– Знай, Белоснежка! – продолжала Морганда. – Два дня принц Теодор будет спать, а на третий день колдовской сон перейдёт в смерть. Признайся, девчонка, наконец я победила тебя. Ты умрёшь от тоски и отчаяния! И помни, робот Железное Сердце никогда не откроет тебе двери в замок Вечного Сна!

Белоснежка с трудом сдержала рыдание. Морганда с наслаждением посмотрела на её залитое слезами лицо, повернулась и скрылась за деревьями леса Грюневельт.

Белоснежка подбежала к железным дверям. Она принялась изо всех сил стучать по ним кулачками. Но гробовое молчание было ей ответом.

Принцесса опустилась на колени и в отчаянии прижалась щекой к холодной железной двери.

Вдруг её руки коснулась мягкая, словно бархатная, лапка. Это была белка госпожа Пушистый Хвост.

– Не всё ещё потеряно, моя дорогая девочка! – пугливо оглядываясь, прошептала белка. – Отойдём подальше, и я открою тебе страшную тайну.

Госпожа Пушистый Хвост прыгнула на плечо Белоснежки. Принцесса торопливо пошла по извилистой тропинке, ведущей в замок Тэнтинель, и потому ни она, ни белка не увидели, что на поляну перед замком Вечного Сна выскочил железный заяц.

Он бесстрашно постучал лапкой в плотно закрытую дверь.

– Эй, железный болван! – весело крикнул зайчишка. – Ну, как там стучит твоё глупое железное сердце? Тук-тук! Бряк-бряк! Меня тоже выковал Горный Кузнец. Но он вложил мне в грудь хрустальное сердце. И оно стучит совсем по-другому: «Динь-дон! Динь-дон!» И ещё рассказывает мне чудесные сказки!

И действительно, послышался мелодичный звон хрустального сердца, и все колокольчики на поляне подхватили его.

– Ну что, слышишь, дурацкая колотушка? – с насмешкой крикнул заяц.

Железный робот не вынес такого оскорбления. Он распахнул двери и сбежал с холма. Робот был могуч и силён, но заяц ловок и проворен. Казалось, робот вот-вот схватит железного зайца, но не тут-то было. Заяц вильнул коротким железным хвостиком и скрылся в кустах.

– Королева не велела мне открывать двери, – проворчал железный робот, торопливо возвращаясь в замок Вечного Сна и крепко закрывая за собой тяжёлые створки дверей.

Глава 4
Белоснежка принимает решение

Долго разговаривала Белоснежка с госпожой Пушистый Хвост в высокой башне замка Тэнтинель. И немало слёз пролила она, слушая рассказ белки.

Потом она взяла восковую свечу, которая лежала перед иконой, и спустилась на мраморную террасу. Там король Унгер играл в шахматы со своим любимым пажом Гримли.

Белоснежка нежно поцеловала в лоб старого отца.

– Почему ты так печально целуешь меня, дочь моя? – спросил король Унгер, поднимая голову и глядя на Белоснежку.

– Это тебе показалось, милый батюшка, – постаралась улыбнуться Белоснежка.

– Но я вижу слёзы на твоих глазах, девочка! Что случилось? – с тревогой спросил король Унгер.

– Это тебе показалось, милый батюшка, – сказала Белоснежка и быстро сбежала с лестницы в сад.

Солнце ещё высоко стояло над верхушками леса Грюневельт.

Путь был не близкий, и только к вечеру Белоснежка дошла до ледяной скалы.

– Останься здесь, дорогая, – сказала Белоснежка госпоже Пушистый Хвост. – Я должна одна-одинёшенька подняться на ледяную скалу.

Она зажгла восковую свечу, и трепещущий огонёк осветил острые уступы и узкие ступени, уходящие вверх.

Принцесса стала подниматься по скользкой лестнице, а госпожа Пушистый Хвост с тревогой и печалью смотрела ей вслед.

Белоснежка дрожала с ног до головы. Из бездонных ущелий вместе с сырым туманом поднялись бледные призраки.

«Я знаю, – вспомнила Белоснежка, – там в глубоких пропастях живут души грешников, в холоде, тоске и отчаянии. Несчастные! Господь милосердный, смилуйся над ними…»

И Белоснежка начала читать одну молитву за другой.

– Она молится о нас! Она молится о нас! – послышались тихие голоса, больше похожие на слабые порывы ветра.

В тот же миг в руках призраков зажглись мерцающие свечи. Теперь вся скала была ярко освещена. Подниматься стало легче.

Но какой холод! Белоснежке казалось, что дыхание вот-вот замёрзнет у неё в груди. Но она упорно поднималась всё выше и выше.

Огоньки призраков остались далеко внизу.

Ещё выше, на самой вершине, она увидела туманный замок. Он казался пустым и заброшенным.

«Там когда-то лежала в чаше опасная змейка», – вспомнила Белоснежка.

Немного ниже, она увидела глубокую снежную пещеру.

«Я всё-таки поднялась на ледяную скалу, – подумала Белоснежка, чувствуя, что её ноги в тонких башмачках совсем окоченели. – Но удастся ли мне добыть хрустальное сердце?..»

Глава 5
Хрустальное сердце

Налетел такой порыв ветра, что Белоснежке показалось: он сейчас закрутит-завертит её и унесёт далеко-далеко.

Преодолевая ветер, Белоснежка крикнула трепещущим голосом:

– Снежные человечки! Снежные человечки, выйдите ко мне!

И тотчас из глубокой ледяной пещеры выбежали снежные человечки в пушистых снеговых шубках и шапочках.

– Кто нас зовёт? Человек! К нам пришёл человек! И у него горящая свеча, – послышались их удивлённые, тонкие голоса. – Зачем ты пришла? К нам приходила только королева Морганда. Но она нам не понравилась. Королева ещё холоднее, чем наша снежная вершина.

– Я пришла попросить вас отдать мне хрустальное сердце! – Белоснежка опустилась на колени и с мольбой протянула руки к снежным человечкам.

– Нет, нет! Ни за что! – Снежные человечки упрямо затрясли головами. С их шапочек посыпался снег. – Мы не можем отдать тебе хрустальное сердце! Оно так нежно звенит! И ещё оно рассказывает нам красивые сказки, и мы слушаем их всю ночь до утра.

– Но хрустальное сердце не знает таких чудесных сказок, какие знаю я! – воскликнула Белоснежка.

Дул холодный ветер, словно стараясь затушить огонёк свечи. Белоснежка вся дрожала от холода. Но она рассказывала одну волшебную сказку за другой. Про злых великанов и про Красную Шапочку, про Кота в сапогах и про королевича, превращённого в лягушонка. И ещё много-много других…

Снежные человечки не сводили с неё горевших от восторга глаз. Вот уже по небу потянулись утренние бледно-розовые облака. Белоснежка закончила последнюю сказку.

Снежные человечки окружили Белоснежку, заговорили все разом:

– Какие чудесные сказки! Мы даже не знали, что такие сказки живут на свете. А можно мы будем звать тебя «мама»? Скажи, ты ещё придёшь к нам на снежную вершину?

– Конечно, приду, – грустно сказала Белоснежка. – Только бы мне спасти моего любимого. Тогда мы вместе будем приходить к вам, и я буду до рассвета рассказывать вам сказки.

Из толпы вышел самый высокий снежный человечек. Утреннее солнце зажгло розовые снежинки на его шапочке. Он протянул Белоснежке сияющее хрустальное сердце. Оно, казалось, само излучало свет. «Динь-дон! Динь-дон!» – певучий звон окутал ледяную скалу.

– Возьми хрустальное сердце, принцесса Белоснежка! – торжественно сказал снежный человечек. – Для тебя нам ничего не жаль. Возьми его!

– Спасибо, мои дорогие! – растроганно сказала Белоснежка. – Я никогда вас не забуду. И до встречи…

Белоснежка начала спускаться вниз по крутым ступеням, бережно прижимая к груди хрустальное сердце. А снежные человечки с грустью смотрели ей вслед и шептали:

– Счастливо, Белоснежка! Мы желаем тебе удачи!

Глава 6
Железный робот

– Ну, наконец-то! – ворчливо сказала госпожа Пушистый Хвост. – Я уж вся изнервничалась, ожидая тебя.

– Я добыла хрустальное сердце. – Тень заботы не сходила с лица Белоснежки. – Но что дальше делать, не знаю. И как заставить робота отворить железные двери? Просто ума не приложу.

– Послушай, моя девочка, что я вспомнила, – воскликнула госпожа Пушистый Хвост. – Ровно в полдень к замку Вечного Сна прибегает железный заяц. Его тоже выковал Горный Кузнец. Но у него хрустальное сердце. Он дразнит робота, смеётся над ним. Робот терпит, терпит, но наконец не выдерживает, открывает железные двери замка и начинает за ним гоняться. Это последняя надежда. Ты должна умолить робота…

– Я готова умереть, лишь бы спасти моего любимого, – прошептала Белоснежка.

Белка скакала с ветки на ветку, показывая ей самый короткий путь к замку Вечного Сна. Белоснежка шла по тропинке, осторожно переступая через корни. Только бы не споткнуться, только бы не уронить, не разбить бесценное хрустальное сердце.

Деревья начали редеть, и Белоснежка вышла на зелёную поляну. Вот он, неприступный замок Вечного Сна, на холме, заросшем дикими травами. Кажется, даже цветы уснули вокруг него, сонный ветер боится пригнуть к земле высокие травы.

Вдруг послышались звонкие прыжки. Всё ближе и ближе. Белоснежка поспешно спряталась за кустом цветущей жимолости.

На поляну выскочил железный заяц.

– Эй, робот Железное Сердце, дурацкая колотушка, как ты там? – весело крикнул заяц. – Не надоело тебе слушать, как стучит твоё глупое сердце: «Тук-тук! Бряк-бряк»? Тебя ничего не радует, ни солнышко, ни пение птиц!

– Мерзкий зайчишка! – послышалось грозное рычание из-за железной двери. – Погоди, я поймаю тебя и раздавлю, как букашку!

– Вот и не поймаешь! Вот и не поймаешь, железный дурачина! – продолжал издеваться весёлый заяц. – Никогда не видал никого глупее тебя!

– Ну, берегись! – взревел робот Железное Сердце. Он распахнул тяжёлые двери и сбежал вниз по холму.

Вид его поистине был страшен. Зубы оскалены, из глаз вырывался багровый огонь.

И тогда, подняв обеими руками хрустальное сердце, Белоснежка бесстрашно вышла на поляну. Под лучами солнца хрустальное сердце заискрилось и засверкало.

Что случилось с железным роботом, когда он увидел хрустальное сердце в руках Белоснежки!

– Неужели? Это моё сердце! – вне себя от волнения воскликнул огромный робот. – Я уже не надеялся его когда-нибудь увидеть. И ты принесла его мне, прекрасная принцесса?

– Да, – сказала Белоснежка.

Робот, шатаясь, сделал к ней несколько шагов. Он так широко раскинул руки, что раскрылись сверкающие металлом створки на его груди, и его железное сердце со стуком упало на землю.

Белоснежка, стараясь унять дрожь, вложила ему в грудь хрустальное сердце.

Глаза робота засветились мягким голубым светом. Он прижал обе руки к груди.

– Динь-дон! Динь-дон! – запело хрустальное сердце, и все колокольчики на поляне зазвенели, а лесные птицы подхватили чудесную мелодию.

– Это сердце звенит ещё красивее, чем моё! – с грустью вздохнул заяц, привстав на задние лапы.

– Как прекрасен мир! Как благоухают цветы! – с волнением воскликнул робот. – Заяц, дружище, ты был прав. Я был последним глупцом! Но в этом нет моей вины. Королева Морганда усыпила меня в замке Вечного Сна и вложила мне в грудь железное сердце.

Робот опустился на одно колено перед Белоснежкой и благоговейно поцеловал её руку.

– Да, теперь ты снова робот Хрустальное Сердце, – тихо сказала Белоснежка.

– Надо торопиться! – вскакивая, воскликнул робот. – Надо скорее вынести принца Теодора из замка. Иначе его сон может перейти в смерть!..

В этот миг из белого облака вылетел железный сокол. Он камнем упал вниз, схватил железное сердце, лежавшее на траве, взмыл вверх и снова скрылся в белом облаке.

Робот Хрустальное Сердце взбежал на холм. Он распахнул двери мрачного замка и тут же вернулся, бережно неся на руках крепко спящего принца Теодора.

Он положил его на траву. Белоснежка бросилась к принцу и замерла, прижавшись губами к его лбу. Две солёные слезинки упали на лицо принца Теодора.

Принц Теодор глубоко вздохнул и открыл глаза.

– Кто плачет так горько надо мной? О Боже! Это ты, моя любимая! – воскликнул принц Теодор. – Ты снова спасла меня, в который раз…

Робот помог принцу подняться. Силы возвращались к нему с каждой минутой.

– Жизнь моя! Почему у тебя такие холодные ручки, такие озябшие щёчки? – спросил принц Теодор, целуя Белоснежку.

– Ох уж эти нежности, терпеть не могу! – сварливо сказала госпожа Пушистый Хвост. – К тому же я постирала и повесила сушиться наволочку и пододеяльник прямо возле моего дупла. Не хватает только, чтобы их украли вороны, как уже было на прошлой неделе.

Добрая белка ворчала просто для виду. На самом деле она была вне себя от счастья, видя, что принц Теодор жив и здоров.

– Свет мой, нам надо поскорее вернуться в замок Тэнтинель, – с тревогой сказала Белоснежка. – Что, если королева Морганда пожалует сюда?

– Наконец-то я слышу разумные слова, – проворчала госпожа Пушистый Хвост.

Белоснежка и принц Теодор углубились в зелёную чащу леса Грюневельт.

Железный заяц прижался к ноге робота. Они с грустью смотрели вслед Белоснежке и принцу Теодору. Белоснежка оглянулась и ласково помахала им рукой.

Глава 7
Горный кузнец

Прошло совсем немного времени, и на поляну к замку Вечного Сна выехала королева Морганда на своём чёрном как ночь коне.

Невозможно описать ярость королевы, когда она увидела широко распахнутые двери мрачного замка.

– Где принц Теодор? Где робот Железное Сердце? – гневно вскрикнула она, и из глаз её посыпались огненные искры.

– Белоснежка спасла принца! А у робота теперь хрустальное сердце! – весело закричал железный заяц, прыгая по поляне. – Динь-дон! Динь-дон! Что, злая королева? Оставайся ни с чем и бесись сколько хочешь!

Королева повернула коня, стараясь раздавить железного зайца, но тот проворно скрылся за кустами.

– Ты думаешь, тебе удастся убежать от меня, Белоснежка? – прошипела Морганда. – Я без труда догоню тебя и принца Теодора. Мой конь летит быстрее ветра. Вам не скрыться, ловушка захлопнулась, глупые птенчики!

Морганда направила коня по ближайшей тропинке в глубь леса.

Тропинка огибала столетний дуб, возвышавшийся над поляной. Его могучие корни раздвинули траву и были похожи на окаменевших змей.

Чёрный конь королевы задел копытом изогнутый корень, и подкова со звоном отлетела в сторону. Конь захромал и остановился.

– Проклятье! – скрипнула зубами Морганда. – Придётся ехать к Горному Кузнецу. Он подкуёт моего коня. Ну, да беда невелика. Белоснежка и принц Теодор только к вечеру выберутся из леса. Я успею догнать их.

Королева направила прихрамывающего коня по тропинке, круто уходящей вверх. Скоро она увидела кузницу, сложенную из грубо обтёсанных камней. На крыше кузницы сидел железный сокол и зорко поглядывал по сторонам.

Дверь в кузницу была полуоткрыта. Возле железной наковальни стоял Горный Кузнец в фартуке, измазанном сажей, с молотом в руке.

– Горный Кузнец, приказываю тебе подковать моего коня, – нетерпеливо проговорила Морганда. – Я спешу, я тороплюсь!

Горный Кузнец поднял голову. Казалось, его лицо вырублено из прокалённого на огне камня, а серые глаза из-под густых бровей смотрели твёрдо и властно.

– Будет исполнено, королева, – коротко сказал Горный Кузнец, продолжая работать молотом.

– Что так ярко пылает на твоей наковальне? – спросила Морганда.

Но Горный Кузнец ничего не ответил, занятый работой.

– Я никогда не видала, чтобы железо пылало так ярко! – с удивлением повторила Морганда.

– Из него получится славная подкова для твоего коня, королева. Такой подковы ещё не было на свете, – усмехнулся Горный Кузнец.

Он ухватил клещами раскалённую подкову и охладил её в прозрачном ручье, сбегавшем с горы.

«Теперь я без труда догоню Белоснежку и принца Теодора, – с торжеством подумала королева Морганда. – В лесу много глубоких озёр. Я превращу Белоснежку и принца в жалких бессловесных рыбёшек. Пусть плавают в озере до конца своей жизни, не в силах вымолвить ни словечка. Никто никогда не узнает, где они…»

Горный Кузнец тем временем подковал коня королевы. Она вскочила в седло и швырнула Горному Кузнецу золотую монету.

– Мне не надо твоего золота, королева, – покачал головой Горный Кузнец, возвращая ей монету.

Морганда стегнула коня и хотела направить его вниз по дороге, ведущей в лес Грюневельт. Но конь, не слушая поводьев, перескочил через ручей и поскакал к вершине горы. Потом, словно обезумев, свернул в сторону, вломился в колючие кусты, и острые шипы впились в руки королевы.

– Что ты сделал с моим конём, Кузнец? – в ярости вскрикнула Морганда.

– Вспомни, королева, железное сердце, которое ты вложила роботу в грудь вместо хрустального! – ответил Горный Кузнец. – Мой верный сокол принёс мне железное сердце, и я выковал из него подкову для твоего коня. Теперь твой конь будет скакать, куда захочет!

Королева натянула поводья, но конь помчался по дороге вверх, да так, что только камешки посыпались из-под копыт. Напрасно королева пыталась направить коня по тропинке вслед за беглецами, напрасно хлестала его плетью. Конь, как хотел, кружил по лесу, бросался в глубокие озёра, вламывался в непролазную чащу. Гибкие ветви хлестали Морганду по лицу, острые сучья в клочья порвали её бархатную мантию.

Белоснежка и принц Теодор торопливо шли по лесу Грюневельт. Белка госпожа Пушистый Хвост показывала им самый короткий путь.

Иногда из глубины леса доносился стук подков. Он звучал то ближе, то дальше и наконец совсем затих.

Пурпурные вечерние облака гасли над вершинами деревьев, когда Белоснежка и принц Теодор вышли из леса и перешли мост, ведущий к замку Тэнтинель.

Встревоженный король Унгер встретил их на верхней ступени мраморной лестницы.

– Ах, милая дочурка, что за любовь к долгим прогулкам по лесу? – с укором сказал король Унгер, целуя Белоснежку. – Две ночи тебя не было в замке. Я так волновался. Впрочем, к чему грустные мысли? Эй, мой верный паж Гримли, принеси кубок виноградного вина своему старому королю! Я хочу выпить за здоровье моей бесценной дочурки и принца Теодора!

– А мне никто даже «спасибо» не сказал, – проворчала госпожа Пушистый Хвост. – Вот она, людская неблагодарность. Впрочем, я уже давно к ней привыкла.

– Что ты, мой дорогой дружок! – с улыбкой сказала Белоснежка. Она наклонилась к госпоже Пушистый Хвост, поправила её кружевной чепчик и ласково поцеловала в лобик. – Что бы мы без тебя делали? Я так тебя люблю…

Все поднялись в большой зал. Горел камин, слуги зажгли свечи в золотых подсвечниках.

– Милый! – шепнула Белоснежка, заглядывая в глаза принцу Теодору. – Когда стемнеет и взойдёт луна, мы должны подняться на ледяную скалу к снежным человечкам. Я обещала им рассказать новые сказки.

– Да, Белоснежка, Золотое Сердечко, так мы и сделаем, – сказал принц Теодор, с нежностью обнимая свою любимую жену.

Глава 8
В замке Мортигер

Королева Морганда, исхлёстанная ветвями, озябшая, в мокрой отяжелевшей одежде, скакала по лесу Грюневельт. От усталости она с трудом держалась в седле.

Вдруг чёрный конь как вкопанный остановился у ворот замка Мортигер.

Измученная королева еле слезла с седла. Выбежавшие из дворца придворные дамы подхватили её, иначе она упала бы на землю. Они отвели её в Северную башню.

– Оставьте меня одну! – приказала королева.

Она достала книгу в потёртом бархатном переплёте, покрытую таинственными письменами.

– Берегись, Белоснежка! Я ещё доберусь до тебя. Скоро наступит полнолуние, и все тёмные силы будут мне подвластны. Страшную месть я тебе готовлю, и не скоро принц Теодор услышит твой беспечный смех и увидит улыбку счастья на твоём лице!

Но это уже совсем другая история, и когда-нибудь, друзья мои, мы вам её непременно расскажем.

Магазин детских игрушек