Поиск

Софья Прокофьева. Сказки.

Все приключения Белоснежки - Белоснежка в пещере Ужасов

Родительская категория: Сказки Категория: Софья Прокофьева Опубликовано: 10 Июнь 2015
Просмотров: 5600

 

Белоснежка в пещере Ужасов

Глава 1
Королева Морганда

Замок Мортигер стоял на высокой неприступной скале. Холодный ветер, проносясь над башнями замка, иногда заносил в распахнутые окна колючие снежинки с Северного моря.

Королева Морганда ходила по залу. Королева то хмурила острые брови, то затаённо улыбалась. Она наступила на узорную снежинку и с хрустом раздавила её.

– Я знаю, старый король Унгер, отец Белоснежки, тяжко болен, – прошептала она. – Но травы, цветы и коренья открывают Белоснежке свои тайные свойства. Она умеет готовить чудесные целебные настои. Пройдёт немного времени, и она вылечит своего отца, короля Унгера. О, если бы я могла сделать так, чтоб Белоснежка своими руками погубила его. Тогда от тоски и отчаяния померкнет красота Белоснежки. Она не снесёт такого удара и умрёт. Исполнится моя давняя заветная мечта…

Королева Морганда на мгновение задумалась, потом поднесла к губам серебряный свисток. Резкий свист разрезал холодную тишину замка.

В распахнутое окно влетела большая летучая мышь с ярко горящими зелёными глазами. Едва она коснулась крылом ковра, как тут же превратилась в придворную даму в шуршащем зелёном платье.

– Слушай меня, Матильда, – строго проговорила Морганда. – Лети в замок Тэнтинель, кружись вокруг него и расскажи всем птицам и зверям то, что я тебе прикажу. Расскажи всем и каждому, что на горе, заросшей чёрными елями, в глубокой пещере живёт Подземный Властелин. Он владеет кристаллом исцеления. Достаточно бросить этот кристалл в кубок с вином, как все хвори оставят больного. Говори всем, что Подземный Властелин добр и великодушен. Он охотно подарит кристалл тому, кто его попросит. Ты поняла меня, Матильда?

– Да, госпожа! – Матильда склонилась в низком поклоне. – Скоро о чудесном кристалле узнают все птицы в округе, все звери, даже лягушки и муравьи.

Королева Морганда коснулась плеча Матильды своими холодными пальцами, и в тот же миг придворная дама превратилась снова в летучую мышь. С пронзительным писком она вылетела из окна.

«Что ж, наконец-то я погублю Белоснежку, – подумала Морганда, и в глазах её вспыхнул багровый огонь. – Я знаю, она непременно захочет раздобыть волшебный кристалл исцеления. Она отправится к Подземному Властелину, и тогда всё получится, как я задумала…

Глава 2
Как добыть кристалл исцеления

Вокруг замка Тэнтинель с пением кружились птицы. Здесь на равнине, вдали от Северного моря, весеннее солнце уже отогрело землю. Подснежники расправили свои нежные лепестки, из невысокой травы выглядывали первые фиалки.

Но в самом замке Тэнтинель царили печаль и уныние. Верный паж Гримли скорчился в углу, спрятав в ладонях заплаканное лицо.

Старый король Унгер сидел в глубоком кресле. Как он был бледен, как исхудал! Белоснежка, наклонившись над ним, поила его пахучим настоем из трав.

– Милый батюшка, надо выпить всё до последней капли, иначе ты не выздоровеешь, – сказала Белоснежка. И сколько любви и заботы было в её голосе!

– Моя ненаглядная дочурка… – пробормотал король Унгер и устало закрыл глаза.

Принц Теодор обнял за плечи Белоснежку.

– Любовь моя, отдохни немного, – с беспокойством сказал принц Теодор. – Ты не спишь уже которую ночь!

– Мой бедный батюшка, – вздохнула Белоснежка. – Ему то становится немного легче, то он снова тяжко страдает. Смогу ли я до конца одолеть его болезнь? На это уйдут долгие месяцы…

– И вовсе не долгие! – послышался чей-то тоненький голосок. На башмачок Белоснежки вскарабкался толстый мышонок. Шкурка его так и отливала серебром.

– О чём ты говоришь, мой маленький дружок? – Белоснежка погладила своего любимца по гладкой спинке. – Никто не знает, как помочь моему батюшке.

– А я знаю! – Мышонок с гордым видом скрестил на груди лапки. – Надо попросить кристалл исцеления у могучего Подземного Властелина. Говорят, он добр и великодушен.

– Да-да! – подхватила маленькая серая птичка, влетая в окно. – Я тоже слышала об этом. Надо бросить кристалл исцеления в кубок с вином, потом отхлебнуть два-три глотка, и вы увидите – король Унгер сразу же выздоровеет!

Качнулась гибкая ветка рябины, и прямо на окно прыгнула золотисто-рыжая белка. Это была госпожа Пушистый Хвост, давняя приятельница Белоснежки.

Слов нет, как она была мила! Хвост расчесан. На голове – розовый чепчик с оборками. Кружевной передник завязан на спине пышным бантом.

– Никогда не следует принимать необдуманных решений, – рассудительно сказала госпожа Пушистый Хвост. – Но, пожалуй, сейчас это единственный выход. Сегодня с утра в лесу все только и твердят о чудесном кристалле. Даже муравьи в муравейнике судачат об этом. Правда, чтоб раздобыть кристалл, надо отправиться к горе, заросшей чёрными елями. Говорят, там, в глубине горы, в тёмной пещере живет сам Подземный Властелин. Дело не простое. Я никогда прежде и слыхом не слыхала об этой пещере.

Тут госпожа Пушистый Хвост невольно поежилась, словно на неё пахнуло холодным ветром.

Белоснежка порывисто повернулась к принцу Теодору.

– Милый!.. – с мольбой проговорила она. – Чего нам ждать? Давай поскорей отправимся к горе, поросшей чёрными елями. Я упрошу, умолю Подземного Властелина, чтоб он дал нам кристалл исцеления для моего бедного батюшки.

– Конечно, родная! – Принц Теодор крепко прижал к себе Белоснежку и прошептал с нежностью: – Моя Белоснежка, Золотое Сердечко…

Белоснежка достала из резного ларца клубок блестящих серебряных ниток.

– Было бы хорошо на обратном пути навестить фею Серебряного Озера, – сказала Белоснежка. – Вчера над замком пролился дождь, и уж конечно, капельки дождя рассказали доброй фее, что король Унгер тяжко болен. А она преданный друг батюшки и теперь, верно, не находит себе покоя от тревоги и огорчения.

Белоснежка наклонилась и нежно поцеловала в лоб спящего отца. Король Унгер, не открывая глаз, только тихо простонал.

Тем временем принц Теодор прикрепил к поясу меч с рукоятью в виде креста.

Не прошло и получаса, как Белоснежка и принц Теодор скрылись за деревьями леса Грюневельт.

Тем временем летучая мышь Матильда влетела в распахнутое окно замка Мортигер.

Едва она коснулась крылом ковра, как тут же превратилась в придворную даму в пышном шёлковом платье.

– Ну! – нетерпеливо воскликнула королева Морганда.

– О королева, твоё повеление исполнено! – ещё тяжело дыша, ответила Матильда. – Все, кто летает, бегает, ползает вокруг замка Тэнтинель, все только и твердят о заветном кристалле. Радостная весть! Белоснежка и принц Теодор уже отправились в лес Грюневельт, чтоб отыскать пещеру в горе, заросшей чёрными елями. Довольна ли ты своей верной служанкой, королева?

Морганда сняла с тонкого пальца кольцо с драгоценным камнем и небрежно бросила его к ногам Матильды. Отвешивая низкие подобострастные поклоны, Матильда скрылась за дверью.

Королева достала связку ключей. Семь ключей было надето на золотом кольце. Морганда подошла к тяжёлому сундуку, по углам окованному медью. Она открыла семь замков, откинула крышку и достала из сундука старую шапочку, потёртую и заштопанную. До чего же не подходила эта шапочка к роскошным одеждам королевы!

– Шапка-невидимка, моё сокровище, – усмехаясь, прошептала королева Морганда. – Сегодня ты мне пригодишься. Белоснежка и принц Теодор отыщут пещеру Подземного Властелина. Но они не знают, что это пещера Ужасов! Ни один смертный не может пройти пещеру Ужасов и не испугаться. Но горе тому, кто испугается и задрожит от страха! Горе и верная погибель! Потому что по знаку Подземного Властелина на него прольётся огненный дождь и спалит его дотла. Я хочу увидеть своими глазами, как огненный дождь сожжёт Белоснежку и принца Теодора. Мне-то нечего опасаться. Ведь я буду в шапке-невидимке. Подземные ужасы, населяющие пещеру, не смогут меня заметить…

Королева Морганда натянула на голову шапку-невидимку.

Сама собой отворилась и затворилась дверь. Теперь в сумрачном зале было пусто и тихо.

Глава 3
О том, как испугалась Белоснежка

Звенели весенние ручейки в лесу Грюневельт. Белоснежка и принц Теодор, взявшись за руки, шли по влажным потемневшим за зиму прошлогодним листьям. Но повсюду сквозь листья, как зелёные стрелы, пробивались острые свежие травинки.

Молодые берёзки переплели ветви, украшенные бледно-зелёным кружевом. Птицы вили гнёзда и звонко распевали на разные голоса. Но вот между тонких берёз мелькнула какая-то тёмная громада. Чем ближе подходили к ней путники, тем тише слышалось пение птиц. Наконец птицы и вовсе умолкли.

Белоснежка и принц Теодор вышли на поляну, усыпанную круглыми пушистыми одуванчиками. Перед ними возвышалась крутая гора, вся заросшая чёрными елями-великанами.

– Никогда не видал таких мрачных деревьев, – задумчиво проговорил принц Теодор. – Можно подумать, что в недрах этой горы пылает какой-то неведомый огонь. Потому и почернели эти могучие ели.

– Смотри, милый! – Белоснежка протянула руку. Между двух елей виднелся вход в пещеру. Потемневший, словно закопчённый, каменный свод поддерживали тяжёлые колонны, снизу заросшие бурым мхом.

– Так вот где живет Подземный Властелин, – прошептала Белоснежка. – Не очень-то уютное место выбрал он для своего обиталища.

Они заглянули в пещеру. Холодной сыростью пахнуло им в лица. Из пещеры волнами плыла серая мгла и таяла под лучами солнца.

Белоснежка перекрестилась и прошептала слова молитвы. Они переступили замшелый порог и очутились в мрачной угрюмой пещере.

Тусклый свет пробивался откуда-то снизу, из-под каменных плит. Да нет, это светилась, чуть колыхаясь, зеленоватая вода. Глубоко внизу, на самом дне, шевелились, извивались какие-то чудища, оплетённые травами.

Узкая дорожка из неровных камней вела в глубь пещеры. Белоснежка ступила на первый камень, и он покачнулся под её ногой. Она вскрикнула, но принц Теодор успел поддержать её. Сверху падали ледяные капли. Одежда сразу отсырела и отяжелела, даже волосы стали влажными.

Они переходили из одной пещеры в другую, и темнота вокруг них всё больше сгущалась. Какие-то белые призраки проплывали мимо, норовя задеть их прозрачными руками. Но Белоснежка смотрела только себе под ноги, стараясь не оступиться, перескакивая с одного скользкого камня на другой. Вдруг болотная вода плеснула, намочив её атласные башмачки.

Из воды, оскалив огненную пасть, поднялось какое-то чудовище, всё покрытое чешуей.

Чудище протянуло когтистую лапу и цепко ухватило принца Теодора за край бархатного плаща. Принц Теодор пошатнулся, наклонился…

Безобразное чудище ухмыльнулось. Сверкнули его раскалённые клыки. Бархатный плащ задымился. Белоснежка видела: ещё немного, и чудище утащит её любимого в бездонную зелёную глубь.

– О Боже! – похолодев от ужаса, вскрикнула Белоснежка.

Одним движением она расстегнула пряжку на груди принца Теодора. Чудище с шипением провалилось в бездну, утянув за собой бархатный плащ. А принц Теодор тем временем успел перескочить на другой камень.

– Ты жив, счастье моё! – дрожащим голосом прошептала Белоснежка. – Но сказать по правде, никогда в жизни мне не было так страшно…

Глава 4
О том, как испугался принц Теодор

Белоснежка и принц Теодор миновали ещё одну подземную пещеру. С низко нависшего свода, как серые покрывала, спускалась густая паутина.

Она цеплялась за одежду, прилипала к рукам и лицу. Белоснежка с трудом отрывала от себя скользкие нити.

Ещё одна пещера. Здесь было совсем темно, только по стенам, извиваясь, ползали блестящие гибкие змеи. Их злобные глаза сверкали во мраке.

Откуда-то из-под воды донеслось мрачное замогильное пение. Чтоб не слышать его, Белоснежка тоненьким голосом запела старинную детскую песенку. Кончила и запела снова, пока не смолкли страшные, леденящие душу голоса.

– Берегись, любовь моя! – вдруг отчаянно вскрикнул принц Теодор.

Из воды высунулась синеватая костлявая рука. Шевеля пальцами, она потянулась к Белоснежке, стараясь ухватить её за край платья.

Белоснежка перепрыгнула на другой камень. Но длинная рука, загребая болотные травы, снова высунулась из воды. Сейчас она схватит Белоснежку!

Принц Теодор в мгновение ока выхватил меч и с размаху ударил им по запястью костлявой руки. Послышался неистовый вопль, и рука исчезла.

По пещере прокатился грохот падающих камней. Проклятия, угрозы, визг слышались со всех сторон. Но Белоснежка и принц Теодор, помогая друг другу, уже выбежали из пещеры.

– Ну, скажу тебе, – задыхаясь, проговорил принц Теодор, – ещё никогда в жизни мне не было так страшно.

– Смотри, любовь моя! – Белоснежка протянула руку. Перед ними были распахнутые двери в огромный ярко освещенный зал.

Свет шёл откуда-то сверху. В необозримой вышине вилась и клубилась багровая огненная туча. Там, где её края касались изогнутого свода, плавились золотые жилы, пробегавшие по камням. Видно было, что туча с трудом удерживает тяжёлый огненный дождь. Ещё немного, и он хлынет вниз раскалёнными потоками.

Посреди зала, на троне, высеченном из серого гранита, неподвижно сидел сам Подземный Властелин. Казалось, он высечен из того же серого камня, что и его трон. У него были тусклые глубоко запавшие глаза. Он глядел на Белоснежку, но можно было подумать, что он её не видит.

– Зачем вы пришли сюда, люди с зелёной равнины? – проговорил он властно и грозно. – Вы потревожили меня. Я сплю здесь уже который век…

– Прости, если мы нарушили твой покой! – стараясь справиться с волнением, звонко проговорила Белоснежка. – Мой батюшка, король Унгер, тяжко болен. Мы пришли просить у тебя чудесный кристалл исцеления!

Вдруг Белоснежка невольно отступила на шаг и прижалась к принцу Теодору. Потому что в этот миг, словно возникнув из пустоты, за плечом Подземного Властелина появилась королева Морганда. В руке она держала старую потёртую шапочку.

«Это шапка-невидимка, – догадалась Белоснежка. – Я давно слышала, что она хранит её в сундуке, за семью замками».

Глава 5
Кристалл исцеления

– Посмотри, Подземный Властелин, как они напуганы! – наслаждаясь каждым словом, проговорила королева Морганда. – Принц бледен, как мел, а Белоснежка дрожит, как осиновый лист. Прикажи своей раскалённой туче пролить на них огненный дождь и спалить их дотла!

Сверкающая молния ударила в пол, без труда расколов каменную плиту. Высоко под сводами послышался рокочущий гром.

– Ну, скорее же! – не в силах скрыть своего нетерпения, крикнула Морганда.

Подземный Властелин тяжело поднялся, опираясь на каменные подлокотники трона. Стены зала зашатались, в полу открылась глубокая трещина.

– Так вы испугались, люди с зелёной равнины? – с угрозой проговорил он. Гулкое эхо подхватило его голос и унесло куда-то под высокие своды.

– Я очень испугалась, – призналась Белоснежка. – Когда страшное чудище ухватило за плащ моего любимого, я чуть не сошла с ума от страха.

– А я испугался за Белоснежку, – смело глядя на Подземного Властелина, сказал принц Теодор. – Я думал, сердце моё разорвётся.

– Ты слышишь, они признаются, что испугались! Где же, где же огненный дождь? – делая шаг вперед, воскликнула Морганда.

Багровая, полная огня туча опустилась ниже. Она осветила плечи и голову Подземного Властелина. Блеснула его каменная корона с золотыми прожилками.

– Я не могу испепелить их огненным дождем! – медленно проговорил Подземный Властелин. – Потому что они испугались не за себя. Они испугались друг за друга!

– Проклятье! – Морганда в ярости топнула ногой. Она надела на голову старую потёртую шапочку и в тот же миг исчезла.

Подземный Властелин протянул руку. На его широкой ладони, похожей на иссеченный трещинами камень, лежал маленький сверкающий кристалл.

– Как он сияет! – ликующе воскликнула Белоснежка. – Я верю, он исцелит моего батюшку. От всего сердца я благодарю тебя, Подземный Властелин!

Белоснежка взяла с каменной ладони кристалл исцеления и прижала к груди. Подземный Властелин снова опустился на трон, облокотился на каменную подушку. Голова его упала на грудь, опустились каменные веки.

– Прощай, прощай! – прошептала Белоснежка. – Спи спокойно, и пусть тебе снятся только светлые сны…

Белоснежка заметила, что огненная туча поднялась вверх и растаяла, словно просочившись сквозь трещины в каменном своде.

Не оглядываясь, Белоснежка и принц Теодор выбежали из зала.

Они торопливо шли по качающимся камням. Вслед им слышались воющие голоса, хрипы, стоны, грохот падающих глыб.

Блеснули в темноте огненные глаза, высунулась и пропала под водой страшная костлявая рука. Но никто не посмел к ним приблизиться. Можно подумать, что сверкающий кристалл исцеления отпугивал мрачных призраков.

Белоснежка и принц Теодор торопились к выходу из пещеры. Они увидели вдалеке между двух колонн кусочек изумрудно-зелёного луга. Весенняя трава, освещённая солнцем, словно манила, звала их к себе.

Наконец, они выбежали из пещеры. Белоснежка без сил опустилась на луг, усыпанный пушистыми одуванчиками.

Глава 6
Что случилось на зелёной поляне

Белоснежка сидела на траве, держа на раскрытых ладонях кристалл исцеления. Она с наслаждением вдыхала наполненный теплыми ароматами весенний воздух. Вокруг неё ветер кружил лёгкие пушинки одуванчиков. Белоснежка следила за полётом ласточек в ясном голубом небе, а принц Теодор смотрел на прелестное лицо своей жены, любовался её улыбкой, полной счастья и доброты.

И никто из них двоих не заметил, как вдруг, возникнув из пустоты, чёрная дымящаяся капля упала на кристалл и растворилась в его прозрачной глубине.

Это королева Морганда в шапке-невидимке подошла к ним, неслышно ступая по мягкой траве. Она открыла хрустальный флакон и уронила на кристалл исцеления каплю смертельного яда.

– Мне показалось, кто-то незаметно прошёл мимо нас, – вдруг с беспокойством сказала Белоснежка.

– Мне тоже что-то почудилось, – кивнул принц Теодор. Он оглянулся по сторонам. – Но никого нет, дорогая. Похоже, это шутки весеннего ветра.

Принц Теодор за руку помог Белоснежке подняться.

– Я бы охотно отдохнула здесь ещё, на этой душистой поляне, – потягиваясь, промолвила Белоснежка. – Однако надо идти…

Скоро Белоснежка и принц Теодор скрылись за нежно-зелёными деревьями леса Грюневельт. Королева Морганда посмотрела им вслед и злорадно усмехнулась.

«Ловко я обманула этих беспечных птичек, – подумала она. – Теперь волшебный кристалл не исцелит, а убьёт короля Унгера. Что ж, их похоронят рядышком, короля Унгера и Белоснежку. Я знаю, её сердце разорвётся от горя, когда она поймёт, что своими руками подала отцу яд. Но я хочу увидеть сама, как Белоснежка поднесёт королю Унгеру кубок с отравленным вином…»

Морганда уже хотела спуститься с пригорка, как вдруг откуда-то издалека донёсся звучный удар церковного колокола. Глубокие чистые звуки поплыли над лесом Грюневельт. Казалось, поёт само небо. Это звонили воскресные колокола в далёкой церкви на холме.

Птицы умолкли и замерли в небе, трепеща крылышками. Даже облака остановились, потому что весенний ветер затих, внимая чудесным звукам.

Но что случилось с королевой Моргандой! Она упала на колени, словно невыносимая тяжесть навалилась на неё и пригнула книзу. Не в силах подняться, она только злобно рвала и мяла свежие подснежники и анемоны.

Динь-дон! Динь-дон! – Пел большой колокол. И Морганда, обессилев, упала лицом на траву.

Но вот последний звук, звеня и замирая, затих, словно растворившись в небесной лазури. Морганда, шатаясь, поднялась на ноги, отряхнула бархатные одежды, вытерла губы, измазанные землей.

Она с трудом подошла к опушке леса и ухватилась за ствол молодой берёзки. Под её рукой берёзка согнулась, с тонких ветвей посыпались едва успевшие распуститься листья.

«Всё равно я догоню Белоснежку и принца Теодора, – злобно подумала Морганда. – Вон их следы ясно видны на влажной от весенних дождей земле…»

Королева Морганда вошла в лес Грюневельт, не спуская глаз со следов на ещё не просохшей тропинке.

Глава 7
Фея Серебряного Озера

Белоснежка и принц Теодор шли по весеннему лесу Грюневельт, перешагивая через звенящие ручейки.

– Милый! – сказала Белоснежка. – Мы собирались по дороге проведать фею Серебряного Озера. Порадуем её, расскажем, что мы раздобыли для батюшки кристалл исцеления.

– Да, дорогая, мы так и поступим, – согласился принц Теодор.

Белоснежка достала из кармашка клубок серебряных ниток и бросила его на тропинку. Клубок покатился, разматываясь и подпрыгивая. Блеск его то угасал в тени, то снова ярко вспыхивал на залитых солнцем полянах, среди мелких белых цветов земляники. Наконец, клубок размотался до конца. И в тот же миг Белоснежка и принц Теодор увидели перед собой круглое прозрачное озеро.

– Ведь только что здесь был луг, заросший цветами, – удивлённо шепнула Белоснежка.

Дно озера было всё устлано серебром. А на самой глубине стоял чудесный серебряный дворец. Ближе к берегу под водой покачивались блестящие цветы и травы.

– Фея Серебряного Озера! Добрая фея! – позвала Белоснежка.

Слуга с серебряными волосами почтительно распахнул двери подводного дворца, и фея Серебряного Озера медленно поднялась вверх по узорной лестнице.

Слов нет, как она была прекрасна!

Казалось, её лицо создано из прозрачных капель утренней росы и переливчатого жемчуга. Тонкие пряди волос падали до самой воды и мелкими струйками разбегались у её ног, превращаясь в кружевную пену.

– Дорогая фея Серебряного Озера, посмотри, что мы раздобыли… – начала было Белоснежка. Она протянула фее кристалл исцеления и вдруг горестно вскрикнула:

– О Боже! Что случилось с бесценным кристаллом? Он больше не светится. Он погас! Внутри него что-то чёрное, словно червячок в яблоке.

На глаза Белоснежки навернулись слёзы. Она с трудом сдерживала рыдания.

– Не печалься так, милое дитя, – ласково сказала фея. – Порой то, что людям кажется непоправимой бедой, без труда можно исправить. Дай мне кристалл!

Белоснежка положила кристалл исцеления на узкую прозрачную ладонь феи.

– Да, какие-то недобрые колдовские силы погасили его волшебный блеск, – проговорила фея, качая головой.

Белоснежка и принц Теодор молча переглянулись.

«Это сделала королева Моргана», – не сговариваясь, подумали они оба, но промолчали.

Фея Серебряного Озера наклонилась. Длинные пряди её прозрачных волос коснулись воды. И тотчас на конце каждого волоска появился серебряный цветок. Фея на миг погрузила кристалл в набежавшую голубую волну.

– Ах! – изумлённо вскрикнула Белоснежка.

На ладони прекрасной феи лежал кристалл исцеления. Он сверкал ещё ослепительней, ещё ярче, чем прежде, будто вбирая в себя лучи весеннего солнца.

– Да, ты не ошиблась, моя девочка, – светло улыбнулась фея. – Он сияет ещё ярче. Это потому, что я передала кристаллу мою любовь к доброму королю Унгеру!

Белоснежка бережно взяла кристалл, поднесла его к губам и поцеловала.

– Уж и не знаю, как благодарить тебя… – начала Белоснежка и, не договорив, умолкла.

Больше не было хрустального озера и серебряного дворца. Перед ними расстилался зелёный луг. Молодая свежая трава отливала шёлком. Трудолюбивые пчёлы и бархатные шмели собирали сок с нежных фиалок, и цветы сгибались под их тяжестью.

– Поторопимся, сердце моё, – сказал принц Теодор. – Солнце стоит ещё высоко, но и путь до замка Тэнтинель не близкий.

Серебряная нить сама собой скаталась в клубок, и он прыгнул в руки Белоснежки.

Скоро Белоснежка и принц Теодор скрылись за светло-зелёными деревьями леса Грюневельт.

Глава 8
Голубая волна

Королева Морганда шла по тропинке. Она зорко вглядывалась в цепочку следов на влажной земле.

Скоро она вышла на круглую поляну, всю усыпанную разноцветными фиалками. Низко скользили ласточки, почти касаясь цветов.

Вдруг между травинками проступила вода. Мгновение, и цветущая поляна исчезла. Перед изумленной Моргандой сверкнуло чудесное хрустальное озеро. Глубоко на дне стоял дворец из чистого серебра.

– Приветствую тебя, королева Морганда, – послышался певучий мелодичный голос.

Морганда увидела фею Серебряного Озера.

– Ты по-прежнему красива, – сказала фея Серебряного Озера. – И всё же Белоснежка милей и прелестней тебя. Смирись с этим. Ты – убийца любви, а Белоснежка – вся любовь и доброта. И тебе никогда не сравниться с ней.

Фея Серебряного Озера стояла на воде, лёгкая и прекрасная. Её лицо, одежда были прозрачны, и лучи солнца играли в её серебристых волосах.

– Ты невидима для людских глаз, королева, но я вижу тебя, хоть ты и надела шапку-невидимку, – усмехнулась фея. – Давно мы не встречались с тобой. Ты обходишь моё озеро стороной.

– Зачем нам встречаться? – гордо вскинула голову Морганда. – Только для того, чтобы я пожелала тебе сгинуть навек, захлебнуться в своём озере.

– Сколько в тебе злобы! – покачала головой фея Серебряного Озера. – Мне жаль тебя. Ты страдаешь. Твоё сердце сгорает от ненависти к Белоснежке. Оставь её, королева, забудь о ней. Тебе всё равно не удастся причинить ей зло!

– Ты думаешь, что знаешь всё, но это не так! – насмешливо возразила королева Морганда. – Скоро ты получишь печальные вести. Скоро ты будешь оплакивать Белоснежку и короля Унгера. Только не знаю: будут ли видны слёзы на твоём лице, там под водой, глубоко на дне.

– Что ты задумала? – вскрикнула фея. Она взмахнула рукой. И тотчас, по её знаку, поднялась высокая голубая волна, как короной увенчанная пеной.

Морганда отшатнулась, но поздно!

Голубая волна успела обрызгать её с ног до головы. Несколько капель попали на шапку-невидимку. И в тот же миг на золотистом прибрежном песке появились две черные бархатные туфельки.

– Будь ты проклята! – взвизгнула Морганда, стряхивая с одежды капли воды. – Ты испортила мою шапку-невидимку!

Королева Морганда повернулась и со всех ног бросилась к лесу.

Фея Серебряного Озера с тревогой посмотрела вслед убегающим бархатным туфелькам.

– Ветер, мой верный Прохладный Ветер! Сюда, ко мне! – позвала она.

И тотчас же её легкие голубоватые волосы взметнулись вверх. Над водой, кружась, полетели лепестки цветов, закачался прибрежный камыш.

– Хватит шалить и буянить, – строго проговорила фея. – Мой верный Ветер, слушай меня!

Ветер утих и, свернувшись кольцом, покорно улегся у её ног. На миг стала видна его прозрачная голова и еле различимые глаза, сложенные из капелек воды.

– Лети в замок Тэнтинель, проказник! – Фея наклонилась и ласково провела рукой по растрёпанным волосам Прохладного Ветра. – Боюсь, королева Морганда задумала недоброе. Если увидишь чёрные бархатные туфельки, предупреди Белоснежку и принца Теодора.

– Мои глаза летают где хотят, – печально возразил Ветер. – Я вижу только белые, белые облака и паруса кораблей. Ещё иногда я вижу высокие башни, башни… Где уж мне разглядеть чёрные бархатные туфельки!

– И все же будь там, – сказала фея, – друг всегда может пригодиться, а ты верный друг.

– Ле-чу!.. – свистнул Прохладный Ветер. Затрепетала молодая листва на вершинах деревьев, и всё стихло…

Белка госпожа Пушистый Хвост сидела на пороге своего домика и грызла орехи. Домик был построен на ветке старого дуба и надёжно укрыт листьями.

– Хорошо, что я экономно ела орехи зимой, вот и хватило до самой весны, – рассуждала белка. – Ну, конечно, меня ещё подкармливала Белоснежка сладким печеньем и сухариками… Крак!

Госпожа Пушистый Хвост чуть не подавилась зернышком ореха, потому что в этот миг она увидела, как по тропинке, прямо под её дубом, бегут две чёрные бархатные туфельки.

Вдруг туфельки остановились. Одна из них поднялась в воздух, перевернулась и вытряхнула на тропинку острый камешек. Через минуту чёрные туфли скрылись из глаз.

«Вот уже сколько лет я живу в лесу Грюневельт, но никогда не видала ничего подобного, – подумала госпожа Пушистый Хвост, заботливо пряча корзиночку с орехами. – Чёрные бархатные туфельки, которые разгуливают по лесу сами по себе! Нет, это не к добру. Отправлюсь-ка я в замок Тэнтинель и расскажу Белоснежке об этой диковинке. Но почему так сжимается сердце, когда я гляжу на эти чёрные туфельки?..»

Глава 9
В замке Тэнтинель

Белоснежка и принц Теодор усталые, но счастливые наконец подошли к воротам родного замка.

Стражники, стоявшие у ворот, низко поклонились им. Их лица были сумрачны и суровы.

Навстречу Белоснежке и принцу Теодору вниз по лестнице сбежала заплаканная служанка, вытирая слёзы уголком белого передника.

Вот и опочивальня короля Унгера. Белоснежка толкнула дверь. Печальная картина предстала её глазам! Король Унгер лежал, откинувшись на подушки. Его лицо было словно выточено из белого мрамора, глаза закрыты. Юный паж Гримли стоял на коленях, прижавшись лицом к бессильно упавшей руке короля.

У стены на низкой скамеечке в глубоком унынии сидели семь гномов. Погасшие фонарики они прислонили к стене. Гном Малыш, не в силах сдержаться, горестно всхлипывал.

– Гримли, мой мальчик, скорее принеси мне кубок вина! – дрожащим голосом попросила Белоснежка.

Гримли со всех ног бросился из зала. Он вернулся бегом, стараясь не расплескать вино.

Белоснежка бросила в золотой кубок кристалл исцеления. Тёмно-алое вино забурлило, словно закипело. Мгновение, и вино стало прозрачным, как воды Серебряного Озера.

Белоснежка поднесла кубок с вином к губам короля Унгера. Он с трудом сделал один глоток и медленно открыл глаза.

– Это ты, моя милая дочурка? – еле слышно прошептал он. – Нет, наверно, это всего лишь чудесный сон…

Ещё один глоток, и слабый румянец появился на щеках короля Унгера. Он приподнялся на локте, оглянулся.

– Что вы все такие грустные и напуганные? – с удивлением спросил он.

– Батюшка, допей до дна этот кубок! – не отвечая ему, попросила Белоснежка.

Король Унгер допил остаток вина, потянулся и сел на постели.

– Чудесное вино! Право же, никогда такого не пробовал, – сказал он. – А где была ты, моя Белоснежка! Верно, опять гуляла с принцем Теодором в лесу Грюневельт. Напрасно, напрасно! Там ещё сыро. Недолго и простудиться. Но скажу вам, славно я выспался. Давно я не чувствовал себя таким бодрым!

Гномы вскочили со скамейки и, схватившись за руки, закружились в весёлом хороводе. Мышонок Обжоркин тоже присоединился к их пляске. Один за другим сами собой зажглись разноцветные фонарики.

– Пожалуй, и я не прочь сплясать вместе с вами, дорогие гномы! – рассмеялся король Унгер. – Такой чудесный денек, так ясно светит солнышко. Подойди ко мне, моя бесценная дочурка, я хочу поцеловать тебя. Почему так сияют твои глаза сегодня? Что я вижу, ты плачешь?

– Это слёзы радости, батюшка, – сказала Белоснежка, обнимая короля Унгера.

Глава 10
Шапка-невидимка

В это время королева Морганда подошла к воротам замка Тэнтинель.

Стражники, погружённые в печаль и задумчивость, не заметили, как в полуоткрытые створки ворот скользнули чёрные бархатные туфельки.

Мимо Морганды прошёл старый придворный. Плечи его тряслись от рыданий. Весть о чудесном исцелении короля Унгера ещё не облетела весь замок. Морганда видела испуганных поварят и заплаканных служанок, и сердце её переполнилось злобной радостью.

«Что ж, всё получилось ещё лучше, чем я хотела, – подумала она. – Если бы огненный дождь спалил Белоснежку, она умерла бы сразу и мучилась не долго. Теперь всё будет иначе. Наверно, король Унгер уже выпил отравленное вино, и душа его отлетела. Отныне Белоснежка будет страдать и скорбеть, виня себя, что своими руками поднесла яд любимому отцу. Да, она будет страдать и безутешно плакать, пока не умрёт. Наконец-то я победила Белоснежку…»

Морганда поднялась по лестнице и направилась прямо к опочивальне короля Унгера. Вдруг до неё донесся радостный переливчатый смех Белоснежки.

«Верно, девчонка сошла с ума от горя и отчаяния, – подумала Морганда. – Что ж, пусть будет так!..»

Морганда толкнула дверь и замерла на пороге.

Король Унгер, держа за руку Белоснежку, весело танцевал. Корона лежала на ковре, и семь гномов, а вместе с ними мышонок Обжоркин водили вокруг неё хоровод. Юный паж Гримли играл на флейте.

«Проклятье! Что случилось? Почему не подействовал мой смертоносный яд? – вне себя от ярости подумала королева Морганда. – Но всё равно ты умрёшь, король Унгер!»

Морганда выхватила из-за пояса тонкий, остро отточенный кинжал и шагнула к королю. Но тут, к её досаде, перед ней оказался весёлый хоровод гномов, и она замешкалась.

«Сейчас король Унгер упадет мёртвым, и никто не узнает, кто его убил».

Морганда уже занесла кинжал…

В этот миг на окно прыгнула белка госпожа Пушистый Хвост. Она кокетливо оправила кружевной чепчик, но вдруг вытаращила глаза и закричала что есть мочи:

– Туфельки! Смотрите, смотрите! Чёрные бархатные туфельки!

Принц Теодор выхватил меч и остановился, озираясь по сторонам.

– Туфельки! Где они? Покажите мне, где чёрные туфельки? – закричал Прохладный Ветер, влетая в распахнутое окно. Мелькнули его блестящие глаза и рука с растопыренными пальцами.

– Вон! Вон они! – Госпожа Пушистый Хвост протянула дрожащую лапку.

И в тот же миг затрепетали тяжёлые шторы. Взвился угол парчовой скатерти на столе, со звоном посыпалась золотая посуда. Ветер закружился по залу. Мгновение, и он сорвал шапку-невидимку с головы королевы Морганды.

Хоровод гномов распался. Все замерли, глядя на Морганду, стоящую с поднятым кинжалом.

Глаза королевы пылали, как раскалённые угли. Ветер вздыбил волосы Морганды, и казалось, её голова окружена живыми шевелящимися змеями.

Ветер, свистя и смеясь, понёс шапку-невидимку кругами по залу.

– Опомнитесь, королева! – сказал принц Теодор, преграждая ей путь обнажённым мечом.

Но королева Морганда даже не взглянула на него. Она выронила кинжал, и он со звоном упал на мраморный пол.

– Шапка-невидимка! Моя шапка-невидимка! – прохрипела Морганда.

Прохладный Ветер, напевая озорную песенку, завертел шапку-невидимку вокруг Морганды. Морганда протянула руки. Казалось, она вот-вот схватит заветную шапку, но не тут-то было! Шапка-невидимка проплыла мимо неё по воздуху и скрылась за дверью.

– О Боже! Я надеялся, что уже больше никогда не увижу эту ужасную женщину! – падая в кресло, простонал старый король Унгер. – Сколько несчастья она принесла тебе, моя ненаглядная дочурка!

А королева Морганда бежала тем временем из зала в зал, стараясь поймать порхающую перед ней шапку-невидимку.

Но вот Прохладный Ветер вынес шапку-невидимку на лестницу, ведущую в сад. Он поднял шапку высоко-высоко, прямо к облакам, а потом опустил так низко, что она заскользила со ступени на ступень.

Морганда бегом спустилась с лестницы в сад.

Прохладный Ветер, словно дразня, подкидывал шапку-невидимку прямо перед её лицом.

Морганда подпрыгивала, подскакивала, пытаясь схватить бесценную шапку. Один раз она даже коснулась её скрюченными от жадности пальцами…

– Прыг-прыг! Скок-скок! – не выдержав, засмеялся маленький поварёнок и тут же, испугавшись, спрятался за спину старого повара, закрыв рот ладошками. Но уже смеялись другие поварята и сам повар. Хихикали служанки и толкали друг друга локтями. Задыхаясь от смеха, мышонок Обжоркин упал на спину, дрыгая лапками.

Только гномы молчали, прижавшись друг к другу, потому что знали, как опасна Морганда в ярости и гневе.

И ни разу не улыбнулись Белоснежка и принц Теодор.

– Гордая, несчастная женщина, мне жаль тебя… – еле слышно прошептала Белоснежка.

А Прохладный Ветер в последний раз пронёс шапку-невидимку мимо Морганды. Потом вместе с шапкой он взмыл вверх и исчез за бледно-зелёными верхушками леса Грюневельт.

Королева Морганда выпрямилась, перекинула свои тяжёлые косы на грудь. Она подняла голову и посмотрела вверх на Белоснежку, стоявшую в дверях замка. Казалось, вся ненависть мира скопилась в её глазах, так страшен был её огненный взгляд. Потом она повернулась и молча вышла из ворот. Скоро она скрылась среди тёмных, отсыревших за зиму стволов деревьев.

– Ох, и натерпелась же я страху, – поёживаясь, сказала белка госпожа Пушистый Хвост, поправляя свой чепчик, съехавший на одно ухо. – Но я подоспела, как всегда, вовремя, вы не находите? Если бы я не увидела чёрные туфельки, могла бы случиться большая беда! Кстати, Белоснежка, не найдётся ли у тебя сладкого сухарика? Я что-то проголодалась.

– Я тоже не прочь подкрепиться! – подхватил мышонок Обжоркин, поглаживая лапками свой толстый животик.

– Эй, Гримли, мой верный Гримли, принеси своему королю кубок доброго старого вина! – приказал король Унгер. – Только без всякого там волшебства и всего прочего! Просто кубок вина из моих погребов.

При этом король Унгер хитро посмотрел на Белоснежку и ласково ей улыбнулся.

– Похоже, батюшка о чём-то догадался, – шепнула Белоснежка принцу Теодору.

– Белоснежка, Золотое Сердечко… – Принц Теодор с нежностью обнял свою прелестную жену.

 

Тем временем Прохладный Ветер летел над лесом Грюневельт прямо к своей повелительнице фее Серебряного Озера.

Фея стояла, поставив ножку на голубую волну. Маленькая морщинка между её бровей говорила о тревоге и нетерпении.

– Наконец-то ты здесь, Прохладный Ветер, – с облегчением проговорила она, глядя, как прозрачные руки Ветра сгибают прибрежный тростник.

– Я видел чёрные бархатные туфельки! Я видел королеву Морганду! – пропел Ветер.

– Значит, ты славно потрудился, мой прохладный дружок! – ласково похвалила его фея Серебряного Озера.

– А ещё я принёс тебе эту безделицу. – На миг мелькнуло прозрачное лицо Ветра, его блестящие глаза. Прохладный Ветер опустил прямо в руки феи старую заштопанную шапку.

– Разве это безделица? – улыбнулась фея. – Ведь это шапка-невидимка. Что ж, пусть отныне она хранится в моём серебряном дворце. Больше она уже никогда не послужит злому делу. Благодарю тебя, мой верный Прохладный Ветер!

Прекрасная фея медленно опустилась на дно по ажурной лестнице. Старый слуга с серебряными волосами почтительно распахнул перед ней высокие двери.

– Фью! Фью! – удивлённо присвистнул Ветер. Потому что уже больше не было хрустального озера. Ветер пронёсся над зелёным лугом, разгоняя бабочек и пригибая отливавшую шёлком траву.

Глава 11
В замке Мортигер

В своём холодном замке, обдуваемом всеми северными ветрами, королева Морганда металась как раненый зверь.

Снег ещё не растаял на высоких башнях, льдины со стеклянным звоном разбивались об уступы скалы, на которой стоял замок. Королева тяжело дышала – огонь ненависти жёг её сердце.

– Берегись, берегись, красавица Белоснежка, – прошептала она, кусая губы. – Мне ведомо, где хранится книга самых страшных заклинаний, и скоро она будет моей. Несколько дьявольских слов, и ты погибнешь. Горькими слезами ты заплатишь за свой счастливый смех, Белоснежка…

Но это уже совсем другая история, и когда-нибудь мы вам её непременно расскажем.

Магазин детских игрушек