Поиск

Софья Прокофьева. Сказки.

Все приключения Белоснежки - Белоснежка и принцесса Углиана

Родительская категория: Сказки Категория: Софья Прокофьева Опубликовано: 10 Июнь 2015
Просмотров: 4751

 

Белоснежка и принцесса Углиана

Глава 1
Целебный настой из золотых ландышей

Была весна. В прекрасном саду замка Тэнтинель расцвели шелковистые лилии и прозрачные нарциссы. Травинки гнулись под тяжестью хрустальных капель росы.

Белоснежка и принц Теодор гуляли по дорожкам сада. Белоснежка осторожно отгоняла рукой разноцветных бабочек.

– Дорогая, – заботливо сказал принц Теодор, – твои башмачки насквозь промокли от росы. Вернёмся в замок. Король Унгер, наверно, уже проснулся и ждёт нас.

– Нет, батюшка ещё почивает, – возразила Белоснежка. Она взяла принца Теодора за руку. – Посмотри, вон летит крошка эльф! Он прижал пальчик к губам и чему-то улыбается. О, эльфы умеют хранить свои секреты! Но ты, мой милый, тоже что-то таишь от меня. И это меня печалит. Любящие ничего не должны скрывать друг от друга.

– Ты права, дорогая, я получил тревожные вести, – со вздохом признался принц Теодор. – Этой ночью прискакал верный слуга моего отца, короля Пелеаса. Ты знаешь, в туманном замке Абламор, окруженном болотами, живет Властелин Подземных Кладов – король Торп. Много лет назад король Торп вероломно ранил моего отца в грудь отравленным копьём. Сейчас старые раны открылись, и мой отец тяжко страдает. Самые искусные лекари не в силах остановить кровь и облегчить его муки…

– Мне кажется, я знаю, как помочь королю Пелеасу, – радостно воскликнула Белоснежка.

Она побежала прямо по высокой росистой траве в глубь сада.

– Гляди, гляди, вон золотые ландыши! – Белоснежка раздвинула влажную траву. – Редко увидишь такое чудо! Скажу тебе, это значит, что в каждом из них сегодня ночевал малютка эльф. Стоит только эльфу переночевать в ландыше, как цветок тут же становится золотым. И да будет тебе известно, что из золотых ландышей можно приготовить дивное целебное снадобье. Если пропитать им повязки, а потом наложить на раны, то кровь тут же уймётся и боль утихнет.

– О, моя любимая, твои волшебные ручки всем несут исцеление и счастье. – Принц Теодор с нежностью обнял Белоснежку. – Нельзя медлить! Я завтра же отправлюсь в путь.

Белоснежка вдруг побледнела, и глаза её наполнились слезами.

– Мой милый, возьми меня с собой! – взмолилась она. – Мне приснился сегодня недобрый сон. Будто нас разделяет золотой водопад. Я зову тебя, а ты слышишь и не отзываешься, глядишь и не видишь. На этот раз я хочу поехать с тобой.

Но принц Теодор покачал головой.

– Нет, Белоснежка, и не проси. Сейчас весна. Реки разлились и вышли из берегов, с гор бегут потоки, дорога трудна и опасна. Жди меня. На третий день я непременно возвращусь в замок Тэнтинель.

Сколько ни упрашивала его Белоснежка, принц был непреклонен.

Белоснежка нарвала золотых ландышей. Она помолилась об исцелении короля Пелиаса и потом всю ночь варила в медных горшочках целебный настой.

Наутро принц покинул замок.

С высокой башни Белоснежка долго смотрела ему вслед. Сквозь кружево весенней зелени мелькал его алый плащ. Но вот всадник скрылся за поворотом. Затих вдалеке топот конских копыт.

Глава 2
Принцесса Углиана-Медведица

В этот вечер замок Мортигер был ярко освещён. Ждали знатного гостя – Властелина великих богатств, короля Тираста.

Сама королева Морганда вышла встречать короля Тираста и встала в дверях, освещённая багровым светом факелов. На ней была корона, украшенная кроваво-алыми рубинами, а в складках её пышного платья вспыхивали и гасли огненные искры.

Король Тираст поднялся по лестнице, держа за руку свою любимую дочь – принцессу Углиану. Многие находили Углиану красивой. Её серые глаза ярко сверкали, на щеках всегда пылал жаркий румянец, а губы алели ярче спелой вишни. Но её волосы были похожи на мех бурой медведицы. Они лохматыми космами торчали во все стороны. Поэтому принцессу прозвали Углиана-Медведица.

Потрескивая, горели благовонные поленья в камине. Зеркала и мрамор отражали блеск свечей, вся посуда была из золота и серебра.

Но слуги спотыкались, толкали друг друга локтями, руки у них дрожали. Скоро королева Морганда с досадой отослала их прочь.

– Мои прежние слуги, вы только представьте себе, – королева Морганда мрачно нахмурилась, – отправились в замок Тэнтинель и нанялись в служанки к Белоснежке. К этой наглой, дерзкой девчонке! А эти неуклюжи и нерасторопны. Новых слуг обучить не так-то просто…

– Но ведь вы жили с Белоснежкой в замке Тэнтинель. Вы были её мачехой, – мягко упрекнул королеву Морганду король Тираст. – Почему вы тогда же не расправились с ней? Она была в вашей власти.

– Её душа слишком чиста и светла, – глухо проговорила Морганда. – Чиста и светла… Все мои могучие чары бессильны.

– Как я ненавижу Белоснежку! – не сдержавшись, воскликнула Углиана.

Королева Морганда испытующе посмотрела на девушку.

– Сейчас я расскажу, почему мы осмелились побеспокоить вас. – Король Тираст почтительно поцеловал холодную руку Морганды. – Уж вы-то знаете, королева, как и почему Белоснежка уснула мёртвым сном. Что было дальше – вам тоже известно. Гномы положили Белоснежку в хрустальный гроб, а принц Теодор отправился на поиски своей невесты. Во время долгих странствий принц Теодор посетил и наше королевство. И вот случилось так, что моя дочь увидела из окна принца Теодора и влюбилась в него без памяти. С тех пор бедная девочка потеряла покой и радость.

– Ах, принц Теодор! – мечтательно воскликнула Углиана, и румянец на её щеках вспыхнул ещё ярче.

Королева Морганда на мгновение задумалась, глядя на девушку.

– А принц Теодор видел вашу дочь? – спросила она короля Тираста.

– Нет, – король покачал головой. – Мои слуги сказали ему, что и слыхом не слыхали ни о какой Белоснежке, и он поскакал дальше.

– Значит, так, значит, так… Принц Теодор не видел Углиану, – с довольным видом кивнула королева Морганда. – Что ж, в таком случае, надеюсь, король, мы с вами одолеем проклятую Белоснежку. Доверьтесь мне, и мы достигнем желанной цели. Слушай, Углиана! Сейчас же, не тратя времени, отправляйтесь в пещеру к семи гномам. Пусть они сделают то, что я прикажу. Остальное – моя забота…

Глава 3
Золотые волосы Углианы

Глубоко под скалой в укромной пещере дружно трудились семь гномов. Крылатые эльфы попросили их сделать двенадцать золотых кубков, да таких маленьких – не больше горошины.

Гномы старались как могли. Малыш раздувал угли. Ворчун наносил на кубки тончайшие узоры и при этом раздраженно бормотал себе под нос:

– Так недолго и ослепнуть! Никогда не делал такой мелкой работы. Ох, уж эти эльфы! Вот только встречу кого-нибудь из них, выскажу напрямик, какие они дурни!

А гном Стишок заворачивал готовые кубки в виноградные листья и напевал при этом:

Обойдите всё кругом,

Убедитесь сами в том,

Что на свете лучший мастер,

Несомненно, славный гном!

– Ну, ну, поторопитесь! К утру работа должна быть закончена, – строго заметил Умник-Разумник. – Эльфы будут собирать в эти кубки цветочный сок. А как вы знаете, сок весенних цветов…

Но гном Умник-Разумник не успел договорить. Стены содрогнулись, задрожали огоньки свечей, и, пройдя сквозь тяжёлые камни, в пещеру шагнул король Тираст, держа за руку свою дочь Углиану.

Гном Умник-Разумник склонился в низком поклоне. Остальные гномы в страхе прижались друг к другу. Ещё бы! Один вид короля Тираста наводил на них ужас. Он был высокого роста, с холодным, красивым лицом. Но в его глазах, казалось, поселилась беспросветная ночь.

– Я пришёл к вам от королевы Морганды, – властно проговорил король Тираст. – И горе вам, если вы не выполните её наказ!

– Уж расстараемся, как можем, – почтительно ответил Умник-Разумник, – сделаем всё, что в наших силах.

– Так слушайте же! – Король Тираст устремил жгучий взгляд на гномов. – Королева Морганда повелевает вам позолотить волосы моей дочери – принцессы Углианы. Да, да, вы не ослышались, позолотить! Так что же вы стоите? Беритесь за дело. И если я останусь доволен, то щедро награжу вас. А если нет…

Гномы засуетились. Они почтительно усадили принцессу Углиану на низкую скамеечку и принялись за работу. Гномы искусно покрыли тончайшим слоем золота каждый волосок Углианы. И вот бурые космы принцессы засверкали и заискрились.

– Экие лентяи, копуши, – капризно сморщила носик Углиана. – Долго вы ещё?

Крошечный кубок с причудливым узором из бабочек и цветов скатился на пол, и Углиана со злым смехом расплющила его каблуком.

Наконец гномы позолотили последний волосок Углианы. Умник-Разумник с низким поклоном поднёс Углиане круглое зеркальце.

Углиана не смогла сдержать улыбки удовольствия.

– Отец, какая я красавица, ты только погляди! – в восторге воскликнула принцесса.

Гномы в тревоге не сводили глаз с короля Тираста. Но, казалось, король остался доволен, и гномы вздохнули с облегчением.

– Что ж, мелюзга, вы отменные мастера и заслужили награду. – Король Тираст протянул руку, и с его ладони со стуком посыпались сверкающие драгоценные камни. Потом он повернулся к Углиане:

– Поторопись, дочь моя. Нас ждёт королева Морганда!

Он взял Углиану за руку и мгновенно исчез с ней, пройдя сквозь мощные каменные стены, словно это было воздушное облачко…

Королева Морганда долго смотрела на золотые кудри Углианы. Она заставила девушку несколько раз пройтись по залу.

– Да, ты теперь красива, Углиана. Очень красива, – задумчиво промолвила королева. – Но этого мало. Принц Теодор всем сердцем любит Белоснежку. Надо, чтобы он забыл её. Я заколдую твои волосы. Кто прикоснется к твоим кудрям, забудет всё. Забудет, кто он, кого он когда-то любил. И вся его прежняя жизнь покажется ему туманным сном. Подойди ко мне, Углиана, и встань на колени.

Девушка послушно опустилась перед королевой Моргандой на колени. Морганда положила свою тяжёлую, словно каменную, руку на позолоченные волосы Углианы.

Глухим, леденящим душу голосом колдунья произнесла заклинание:

Кудри-локоны забвенья!

Всё забудь в одно мгновенье!

– О, словно огонь пробежал по моим волосам! – вздрогнув, воскликнула Углиана. – Мои кудри засверкали ещё ярче! Какой волшебный блеск!

– Э, да это же Углиана-Медведица! Её, пожалуй, и не узнать, – изумился мышонок Обжоркин, незаметно высовывая острую мордочку из норки. Он забежал в замок Мортигер навестить свою тётушку и случайно услышал голоса в зале. – У-ух! Морганда читает заклинания! Какие-то кудри забвения… Ну, да не всё ли мне равно! Надо удирать отсюда, покуда цел.

– Слушай, Углиана! Я должна предостеречь тебя… – Королева Морганда из-под сдвинутых бровей сурово посмотрела на оробевшую девушку. – Помни, помни! Принц Теодор не должен видеть обручального кольца Белоснежки, иначе его охватит смертельная тоска. Но и это ещё не самое опасное. Если принц услышит имя «Белоснежка», тотчас кончится власть колдовских кудрей и он вспомнит свою любимую.

– Так что же делать? – Углиана готова была расплакаться.

– Не тревожься, – успокоила её королева Морганда. – Я наложу страшное заклятье на того, кто захочет помешать твоему счастью. Человек, который вздумает показать принцу кольцо Белоснежки или решится произнести её имя, в тот же миг вспыхнет и сгорит, будто жалкая сухая соломинка!

– Ах, королева, до чего вы всё ловко придумали! – в восторге воскликнула Углиана. – Теперь принц Теодор будет моим, правда?

Принцесса Углиана и король Тираст спустились вниз по мраморной лестнице.

Углиана перекинула на грудь прядь золотых волос и, любуясь их блеском, рассмеялась холодным звонким смехом.

– Что ж, Белоснежка, я отомстила тебе, – прошептала Морганда, глядя им вслед. – Ты больше никогда не увидишь принца Теодора. От горьких слёз и тоски увянет твоя красота. Ты будешь чахнуть и таять, пока не умрёшь…

Глава 4
Золотоволосая девушка на лесной поляне

Принц Теодор торопил усталого коня.

«Как улыбнулся мой отец, когда ему наложили на рану повязку с целебным снадобьем. Я никогда не забуду его улыбку!.. – так думал принц Теодор, скача по дороге, а капли воды светло звенели, падая со скал. – Скоро, скоро, уже за тем поворотом я увижу замок Тэнтинель. И Белоснежка, Золотое Сердечко, сияя своей небесной красотой, выбежит ко мне навстречу».

Вдруг сквозь прозрачную весеннюю зелень что-то ярко блеснуло, слепя глаза.

Принц Теодор придержал коня.

На лужайке, усыпанной фиалками, неподвижно лежала молодая девушка. Пряди её волос, рассыпавшись по траве, казались золотыми змеями.

Принц Теодор спешился и бегом бросился к девушке.

«Что с ней? Глаза её закрыты. Но она жива! Щёки алеют, как лепестки мака. По одежде и украшениям видно, что она знатного рода. Нет, она принцесса! Вон откатилась в сторону маленькая корона. Где же тогда её служанки и придворные дамы? Видно, принцесса вышла ненадолго погулять и упала в обморок. Весеннее солнце так обманчиво. Что же делать? Её нельзя оставить одну в этом пустынном месте. Здесь рыщут хищные звери, а в чаще гнездятся разбойники».

Тут принц Теодор услышал звонкое журчание ручья. Между корней кряжистого дуба пробивался прозрачный родник.

«Брызну ей в лицо холодной водой, может, она очнётся, – подумал принц Теодор. – Наверное, принцессу уже ищут. Дождусь её служанок, и скорее в путь, в замок Тэнтинель…»

Птицы в ветвях забили крыльями, со всех сторон послышались их тревожные голоса, предупреждающие о беде.

Но принц Теодор наклонился и поднял девушку на руки.

Однако едва лишь он коснулся её золотых кудрей, как вдруг пошатнулся и слабо вскрикнул. Ему почудилось, будто невиданной силы вихрь окружил его ледяным кольцом, проник в грудь, сковал сердце…

И в тот же миг принц Теодор забыл, кто он, забыл свою Белоснежку, замок Тэнтинель, забыл всё, что прежде любил больше жизни.

В это время золотоволосая девушка открыла глаза и улыбнулась.

– Что ты так глядишь на меня? Я Углиана, твоя невеста, – ласково проговорила она. – А ты – принц Теодор. Наконец-то мы вместе, милый!

– Откуда ты знаешь, как меня зовут, если сам я не знаю, кто я и откуда? – в отчаянии и сметении воскликнул принц Теодор.

– Я люблю тебя, а любящему сердцу открыты многие тайны, – лукаво ответила Углиана. – Дай мне руку, и пойдём этой чудесной лесной дорогой в замок Мортигер. Поддержи меня, я ещё так слаба.

Хитрая девушка нарочно склонила голову на плечо принца Теодора, так что её заколдованные кудри рассыпались по его груди.

– Я когда-то видел чудесный сон и был так счастлив, – с глубоким вздохом сказал принц Теодор. – Я стараюсь вспомнить этот сон и не могу. Теперь в моём сердце только холод и пустота…

Глава 5
Фея Серебряного Озера

Один томительный день сменялся другим, но принц Теодор не возвращался. Белоснежка совсем извелась от тоски и беспокойства. Днём она не отходила от окна, а ночью то и дело подбегала к высоким дверям, ей чудился заглушённый воем ветра топот копыт.

– Батюшка! – наконец не выдержала Белоснежка. Она совсем измучилась в ожидании принца Теодора. – Милый батюшка, я хочу попросить помощи у феи Серебряного Озера. Она уже не раз помогала нам в трудную минуту.

– Ну что ж, – с печалью согласился король Унгер. – Я думаю, ты права. Другого выхода нет. Ты знаешь, дитя моё, вон в той шкатулке лежит её драгоценный подарок – клубок серебряных ниток. Он приведет тебя к её заколдованному озеру.

Со слезами на глазах король Унгер поцеловал в лоб свою любимую дочурку.

Белоснежка вышла из замка и кинула на дорогу клубок. Он быстро покатился, только поспевай! Белоснежка ухватилась за конец нити. Клубок свернул на лесную тропинку, потом покатился, петляя между деревьев. Белоснежке чудилось чьё-то тяжёлое дыхание за плечом, хруст валежника, осторожные шаги. Её сердце сжималось от страха, но она не отводила взгляда от клубка, боясь потерять его в густой траве.

Клубочек становился всё меньше и меньше, пока не размотался до конца. В лицо Белоснежке повеяло прохладой. Она подняла голову и увидела волшебное озеро. Вода в нём сверкала, как хрусталь, а дно было из чистого серебра. Под водой покачивались прекрасные цветы с серебряными лепестками.

– Фея, добрая фея! – позвала Белоснежка дрожащим от волнения голосом. – В час великой беды я пришла просить тебя о помощи!

Чуть всколыхнулись прозрачные воды. Из глубины озера медленно поднялась фея Серебряного Озера.

На голове её сверкала корона из крупных алмазов, нити жемчуга обвивали шею. Складки серебристого платья струились вниз и, коснувшись воды, растекались мелкими волнами. Рукава были украшены лёгким кружевом из тающей пены.

– Здравствуй, Белоснежка, дочь короля Унгера, – милостиво сказала прекрасная фея. – Мне ведомо твоё горе. Но не просто помочь тебе. Ведь я живу на дне глубокого озера и мало что знаю о жизни людей там, на земле. Другое дело мои верные слуги – дожди и туманы. Ветер носит малые капельки, они летают повсюду. Сейчас ты услышишь голоса Поющих Струек. Слушай и старайся не пропустить ни словечка. Может, что и узнаешь!

Фея Серебряного Озера набрала полные пригоршни воды. Тонкие струйки полились из её ладоней и запели:

– Золотые волосы, кудри забвенья! – пропела голубая струйка.

– Принц Теодор всё забыл! – откликнулась хрустальная струйка. – Забыл, забыл Белоснежку!

– Надо показать ему обручальное кольцо Белоснежки! – прозвенела синяя струйка.

– Человек, который это сделает, сгорит как соломинка! – отозвалась золотая струйка.

– Надо назвать имя: Белоснежка! И тогда он всё вспомнит! – пропела зеркальная струйка.

– Человек, который захочет это сделать, сгорит как соломинка… Как соломинка… – затихая, пролепетала самая тоненькая струйка, и всё смолкло.

Белоснежка наклонилась как можно ниже, стараясь получше расслышать голоса Поющих Струек.

А когда она подняла голову, то с изумлением увидела, что фея Серебряного Озера исчезла. Да и озера больше не было. Там, где только что плескались прозрачные волны, зеленела густая трава. Жужжал пушистый шмель, перелетая с цветка на цветок. А в руках у Белоснежки снова был клубок серебряной пряжи.

– Кудри забвенья… Сгорит как соломинка… – в смятении проговорила Белоснежка. – О Боже, я так и не узнала, где мой любимый!

Глава 6
Белоснежка принимает решение

Поздно вечером в замке Тэнтинель собрались у горящего камина все друзья Белоснежки.

Мышонок Обжоркин, как всегда, вскарабкался на атласный башмачок Белоснежки. Он вечно клянчил у неё лакомые кусочки, но сегодня отказался даже от крошек сладкого пирога.

Гномы сидели рядком на скамейке, свесив ножки в остроносых башмачках. А белка госпожа Пушистый Хвост пристроилась подальше от огня, оберегая свою пушистую шкурку.

Затаив дыхание, все слушали прерываемый вздохами рассказ Белоснежки.

Только король Унгер, совсем обессилев от печали, дремал в своём кресле.

– Поющие Струйки как будто задали мне страшную загадку, – в тоске сказала Белоснежка. – Золотые волосы, кудри забвенья… Человек сгорит как соломинка… Я так ничего и не поняла. Будто я брожу во мраке.

– Золотые волосы? – заинтересовался гном Умник-Разумник. – Постой, постой! В прошлое полнолуние заявился к нам в пещеру король Тираст. Да не один, а со своей дочерью Углианой-Медведицей. Мы позолотили её волосы. Так приказала королева Морганда. Куда денешься?

– Не пришло в голову, что это может кому-то принести зло, – мрачно добавил гном Ворчун. – Так уж устроена жизнь, вечно жди какой-нибудь напасти!

– Постой, постой, Белоснежка! – пискнул мышонок Обжоркин. – Тут на днях я навещал мою почтенную тётушку. Она не кто-нибудь, а повелительница всех мышей замка Мортигер. Так вот. Я слышал, как королева Морганда читала заклинание. Ух, как страшно! Я сам слышал: «Кудри забвенья!»

– Золотые волосы! – Белоснежка с волнением стиснула руки. – Так вот о чём говорили Поющие Струйки! Сдаётся мне, принцесса Углиана заколдовала моего любимого своими дьявольскими волосами. Я должна отправиться в замок Мортигер и всё разузнать.

– Прими мой совет, Белоснежка, – сказал гном Умник-Разумник. – Возьми с собой ожерелье, которое мы когда-то тебе подарили. Замок Мортигер недоброе место, будь настороже. Ожерелье может тебе пригодиться.

Король Унгер сонно зашевелился в кресле и открыл глаза.

– Что я слышу, дочь моя? Ты собираешься отправиться в замок Мортигер? Нет, нет, малышка! Ты такая хрупкая и нежная. Это слишком опасно!

Белоснежка наклонилась и поцеловала короля Унгера.

– Ах, батюшка, если я останусь здесь, я умру от тоски, – просто сказала она. – Так не лучше ли погибнуть, спасая своего любимого? Я отправлюсь туда, и да поможет мне Бог и все святые!

– Поющие Струйки… Тут есть о чём поразмыслить, – задумчиво промолвила госпожа Пушистый Хвост. Она на миг прижалась тёплой шелковистой головкой к щеке Белоснежки. Потом прыгнула на окно, скользнула вниз по гибким ветвям вьющегося винограда и исчезла в темноте.

– Надо всё как следует обдумать, – глубокомысленно сказал мышонок Обжоркин. Он, зевая и почёсывая животик, поплёлся к своей норке.

Последними покинули замок семь гномов. Уныло понурившись, они вышли из ворот. И пока они не скрылись в лесу, можно было разглядеть, как мигают в темноте их разноцветные фонарики.

Глава 7
Ожерелье семи гномов

Ранним утром Белоснежка постучалась в ворота замка Абламор. На ней было старое залатанное платье и деревянные башмаки на босу ногу. Лицо закрывала накидка с тёмным капюшоном.

– Не найдётся ли у вас какой-нибудь работы для меня? – смиренно попросила она. – Я согласна трудиться дотемна за один медный грош.

– Что ж, пожалуй, и найдется. Можешь пасти овец здесь на лугу, возле этого зелёного вяза, – сказал старший слуга, а сам подумал: «Верно, девчонка так безобразна, что боится показать лицо. Ну да мне какое дело?»

– Тут кругом топи да болота, – предупредил он. – Паси овец, а сама гляди в оба. Если пропадёт хоть одна овечка, тебя пребольно высекут кнутом.

– Хорошо, господин, – покорно ответила Белоснежка.

Целый день пасла Белоснежка кудрявых овечек на лужайке возле замка. То и дело она поглядывала на тяжёлые, заросшие мхом башни. Вдруг в одном из окон Белоснежка на миг увидела принца Теодора. Он казался бледным и печальным. А в руке принц держал поникший белый цветок.

«Сердце не обмануло меня! Мой любимый, он там, там, в этом проклятом замке, – с волнением подумала Белоснежка. – Боже, что мне делать?»

Белоснежка прислушивалась, о чём переговариваются слуги, пробегая мимо.

– Завтра свадьба, а жених-то не очень весел, – заметил один. – Будто спит с открытыми глазами. Сроду такого не видал!

– Зато невеста весела, того гляди пустится в пляс, – откликнулся другой и рассмеялся.

– Уже съезжаются знатные гости, – добавил третий.

Когда взошла луна, со старого вяза спустилась госпожа Пушистый Хвост.

– Ох, и умаялась я, – сказала она, тяжело дыша. – Сейчас весна, орехов и в помине нет. Хорошо, что у меня в лесу полно подружек. Кто даст один орех из старых запасов, а кто и два. Я набрала уже полкорзиночки отборных орехов. Ах, если бы удалось отложить свадьбу хоть на один денёк!

В это время на деревянный башмачок Белоснежки вскарабкался мышонок Обжоркин.

– Хорошо, что у меня в замке Мортигер нашлось немало родни, – отдуваясь, пискнул мышонок. – Тётка с племянниками да ещё троюродные братья. Не мыши, а львы, скажу я вам. Мы сточили зубы и поломали коготки, но пока прорыли норку сквозь каменную стену только до середины. Эх, если бы отложить свадьбу хоть на один денёк!

На другой день рано утром Белоснежка надела поверх своих лохмотьев сверкающее ожерелье семи гномов.

Ожерелье увидела молоденькая служанка, торопившаяся в замок, да так и застыла на месте с разинутым ртом. Она рассказала о чудесном ожерелье придворной даме, а та сейчас же поспешила к принцессе Углиане.

– Вы только послушайте, принцесса, – сказала она. – На лугу возле замка девчонка оборвашка пасёт овец. Прячет лицо под тёмным покрывалом. Видно, щёки изъедены оспой. Но, говорят, на шее у неё такое ожерелье, слов нет, какая красота! Цветы из алмазов, а листья из чистого изумруда.

Принцессе Углиане захотелось посмотреть на это чудо. С пажами и служанками она вышла из замка.

Когда Углиана увидела сверкающее на солнце ожерелье, у неё просто дух захватило.

– Отвечай, где ты раздобыла это ожерелье, нищенка? – недоверчиво спросила она. – Откуда оно у тебя?

– Когда-то и я была богата счастьем, – тихо ответила Белоснежка, не поднимая головы.

– Я хочу это ожерелье. Продай мне его, – властно потребовала Углиана. – Я дам тебе за него столько золота, сколько тебе и не снилось.

– Мне не надо никакого золота, – сказала Белоснежка. – Отложи свою свадьбу на один день, и я отдам тебе ожерелье.

Чем больше Углиана смотрела на ожерелье, тем больше ей хотелось его иметь.

– Что ж, будь по-твоему, упрямица! – неохотно согласилась она. – Я отложу свадьбу на один день.

Белоснежка сняла с шеи ожерелье и с поклоном отдала его принцессе Углиане.

Вернувшись в замок, Углиана спрятала ожерелье в золотой ларец.

«До свадьбы никому его не покажу, – решила она. – Все так и ахнут, когда его увидят».

Едва только серебряная луна выплыла из-за леса, по стволу старого вяза скользнула вниз госпожа Пушистый Хвост. Красавицу белку трудно было узнать. Шкурка больше не блестела, бока ввалились.

Шевельнулась трава, и на грубый деревянный башмак Белоснежки забрался мышонок Обжоркин.

– Еще немного, и моя корзиночка будет по края полна орехов, – еле дыша от усталости, сказала госпожа Пушистый Хвост. – Если бы ты только могла уговорить принцессу Углиану отложить свадьбу ещё на один день!

– Только на один денёк! – подхватил мышонок. – Мы царапаем, грызём и роем. Ещё чуть-чуть, и мы прокопаем норку в пиршественный зал!

– Не знаю, что вы задумали, мои милые, но постараюсь, – печально ответила Белоснежка.

– Мне надо спешить! – нетерпеливо воскликнула госпожа Пушистый Хвост.

– И я тороплюсь, – подхватил мышонок.

Две маленькие тени скользнули в темноту.

«Они так хотят мне помочь, – безнадежно подумала Белоснежка, – но вряд ли, вряд ли им это удастся…»

И всё же она прошептала:

– Волшебное ожерелье семи гномов! Я тобой владею, ты покорно моей воле. Приказываю тебе, укоротись!..

Ночной туман окутал поляну. Белоснежка завернулась в потрёпанный плащ и легла у подножия старого вяза. Откуда-то доносились унылые стоны. Вдали плясали болотные огни.

Капли росы падали ей на лицо с высоких травинок и мешались со слезами. Тёмные ветви вяза тихо шелестели над головой. Так прошла ночь.

Глава 8
На лужайке под старым вязом

Лучи солнца разбудили Углиану. По пушистому ковру она подбежала к золотому ларчику и открыла его.

«Конечно, досадно, что свадьбу пришлось отложить на день. Но делать нечего! Зато ожерелье теперь моё…» – подумала Углиана.

Принцесса залюбовалась ожерельем, и ей захотелось его примерить. Дрожащими от жадности руками она достала чудесное украшение из ларца и подошла к зеркалу.

Но что это? Углиана не могла его надеть, концы не сходились. Ожерелье было слишком коротким.

Невозможно описать, как разозлилась Углиана.

– Наглая обманщица! Ну постой, ты за это поплатишься!

Принцесса Углиана так быстро побежала вниз по мраморной лестнице, что придворные дамы и служанки еле поспевали за ней.

– Ах ты подлая дрянь! – напустилась Углиана на Белоснежку. – Вздумала провести меня! Дала мне только половину ожерелья. Я прикажу бросить тебя в темницу!

– Чтобы надеть это ожерелье, надо знать секрет, – скромно потупившись, молвила Белоснежка. – Я надену его тебе на шею, но за это ты должна исполнить одну мою просьбу.

– Какую ещё? – подозрительно спросила Углиана.

– Отложи свадьбу ещё на один день!

– Да ни за что! – злобно вскричала Углиана. – Сколько ни проси, этого не будет!

Но алмазные цветы и листья из чистого изумруда словно заворожили Углиану. Она смотрела, как они сверкают на солнце, и сердце её замирало.

«Когда принц Теодор увидит меня такой прекрасной и нарядной, он наконец полюбит меня!» – подумала Углиана.

– Что ж, будь по-твоему, – прошипела она сквозь зубы.

– Ожерелье семи гномов! Ты покорно моей воле! Удлинись, стань таким, как прежде! – чуть слышно прошептала Белоснежка.

– Что ты там бормочешь, мерзкая уродина? – подозрительно спросила Углиана.

– Я целый день одна с овцами, вот и привыкла разговаривать сама с собой, – ответила Белоснежка.

Она взяла ожерелье и надела его на шею принцессе Углиане.

– Ах! – в один голос воскликнули все придворные дамы и служанки. – В жизни не видали ничего подобного!

Углиана вернулась в замок и раздосадованная, и довольная.

«День промелькнёт быстро, а завтра – свадьба…»

Поздно вечером, прячась от лунного света, под старым вязом встретились Белоснежка, госпожа Пушистый Хвост и мышонок Обжоркин.

– Не знаю, чем это всё кончится, но корзиночка моя наконец полна до краёв, – заявила госпожа Пушистый Хвост. – Надо только успеть забежать домой и одеться понарядней. Праздничный чепчик, кружева и всё такое прочее.

– Что из всего этого получится, никому не ведомо, – мышонок озабоченно вздохнул. – Однако пойду покатаюсь по росистой траве. Надо почистить шкурку как следует. Хотелось бы иметь приличный вид для такого случая.

Мышонок и госпожа Пушистый Хвост бесшумно исчезли, словно растворились в лунном свете.

Откуда-то с болот донеслись заунывные, леденящие душу стоны. Болотные огни приблизились и окружили Белоснежку. Они мигали, кивали ей, словно маня за собой.

Белоснежка поплотней запахнулась в старенький плащ, пристроилась между корней вяза и прижалась спиной к его стволу.

«Мои верные добрые друзья, чем мне отплатить за вашу любовь? Наверное, только своей любовью, больше нечем, – подумала Белоснежка. – Ах, как тревожно на душе! Где уж нам, слабым и маленьким, справиться со злой ведьмой Моргандой и могучим колдуном Тирастом…»

Так без сна провела Белоснежка и эту ночь, глядя, как одна за другой гаснут свечи в замке Абламор и тяжёлые башни погружаются в темноту.

Глава 9
Железные стражи ворот

В пиршественном зале за столом из драгоценного дерева сидели знатные гости – короли и герцоги. Юные королевы и принцессы завистливо перешёптывались:

– Ах, какие красивые золотые волосы у невесты! Как блестят!

– А какое ожерелье!

– Я бы отдала все свои кольца и серёжки за один малюсенький алмазный цветок!

– Ещё бы! А я отдала бы в придачу карету и четвёрку лошадей!

Принцесса Углиана кидала вокруг горделивые надменные взгляды. О, она добилась своего! Теперь принц Теодор принадлежит ей одной.

Но король Тираст то и дело с беспокойством посматривал на принца Теодора. Нет, жених вовсе не казался радостным и счастливым. Он держал в руке нежный белый цветок и ни разу не посмотрел на принцессу Углиану.

– Почему вы так печальны, принц? – шаловливо улыбаясь, спросила его юная придворная дама. – Ваша невеста так красива. А какое на ней прекрасное ожерелье!

– Лучше бы она его не надевала, – рассеянно ответил принц Теодор. – Это ожерелье будит во мне какие-то туманные воспоминания. И они терзают меня…

– Улыбнись, мой милый жених! Ты наводишь тоску на наших гостей. – Углиана наклонилась к принцу Теодору, и её золотые кудри упали ему на грудь.

Принц Теодор тяжко вздохнул и выронил из руки белый цветок.

Король Тираст встал и поднял тяжёлый золотой кубок с тёмным вином.

– Пора выпить за счастье жениха и невесты! – провозгласил он.

– Минуточку, минуточку! – послышался вдруг тоненький взволнованный голосок.

Большая пушистая белка прыгнула на высокое окно и поклонилась гостям.

Как она была мила! На голове у неё красовался изящный чепчик с розовыми бантами, на плечах – кружевная накидка. В лапках белка держала плетённую из прутьев корзиночку, полную крупных золотистых орехов.

– Я принесла подарок и хочу его торжественно вручить! – Белка ловко прыгнула на стол и поставила корзиночку прямо перед принцем Теодором.

– Наглая тварь! Гоните её, ловите! – приказала Углиана.

Слуги бросились ловить белку, но та без труда ускользнула от их протянутых рук. Скок-скок, прыгнула на окно, да только её и видели.

– Вот ещё! Кому нужны эти дрянные орехи? – гневно воскликнула Углиана и толкнула корзиночку. Плетёная корзиночка опрокинулась, орехи рассыпались по всему столу. Золотое колечко, лежавшее на дне, выпало и покатилось прямо к принцу Теодору.

– Кольцо! Обручальное кольцо! – Принц Теодор поспешно схватил золотое колечко.

– Отнимите его! Отнимите кольцо у принца! – дико закричала Углиана.

Но принц Теодор расшвырял в стороны подбежавших к нему дюжих слуг.

– Во имя Господа Бога, скажите, чьё это кольцо? – с волнением взмолился он. – Какое оно маленькое! Кто носил его на своём пальчике?

Из незаметной норки высунулась острая мышиная мордочка. Это был мышонок Обжоркин.

– Белоснежка! Белоснежка! – срывающимся голоском пискнул мышонок. – Вот кто! Это её колечко!

– Белоснежка… – медленно, словно просыпаясь, проговорил принц Теодор. – Боже, в каком мраке была заточена моя душа! Белоснежка, Золотое Сердечко… Но где я? Как я сюда попал? Кто эти люди?

Принц Теодор в изумлении оглядел огромный зал. Знатные гости, словно окаменев, смотрели на него, ничего не понимая.

– Проклятье! – прошипел сквозь зубы король Тираст. Принцесса Углиана отчаянно рыдала у него на плече.

– Но где Белоснежка? Не случилось ли с ней какой беды? Где она? – воскликнул принц Теодор.

– Я здесь! – послышался ясный чистый голос.

Высокие двери распахнулись, и в зал вбежала Белоснежка. На ней было всё то же бедное залатанное платье. Но она откинула покрывало на плечи, и все замерли, ослеплённые её красотой и прелестью.

Принц Теодор одним махом перепрыгнул через стол. Со звоном посыпалась золотая и серебряная посуда. Принц бросился к Белоснежке и обнял её.

– Не хочу, не хочу! Принц Теодор мой! Я не отдам его! – пронзительно завизжала Углиана. Она затопала ногами, затрясла головой. Мелкие крупинки золота посыпались с её волос и разлетелись во все стороны. И в тот же миг её волосы снова стали тусклыми и безобразными, как мех бурой медведицы.

А принц Теодор и Белоснежка уже выбежали из зала. Они спустились по мраморной лестнице и бросились к воротам.

– Что такое? – в недоумении проговорила королева Морганда. – Углиана, почему у тебя на шее ожерелье Белоснежки?

– Это ожерелье Белоснежки? – Углиана в ярости так рванула ожерелье, что оно рассыпалось. Изумрудные листья и алмазные цветы, сверкая, упали на ковёр.

– Королева, неужели ты позволишь им так уйти? – Углиана металась, перебегая от окна к окну.

– Один из них погибнет! – с холодной злобой проговорила королева Морганда. – Мои верные слуги – Железные Стражи Ворот разрубят на куски того, кто идёт последним. Их мечи заколдованы.

Между тем Белоснежка и принц Теодор, держась за руки, уже подбежали к воротам.

Принц Теодор подтолкнул Белоснежку, и она первая проскользнула мимо железных чудищ. Они пропустили её.

– Пусть, пусть принц Теодор умрёт! – всхлипнула Углиана, глядя вслед беглецам. – Королева, я хочу, чтобы Стражи Ворот его убили!

– Так и будет, Углиана, – кивнула королева Морганда. – Он отказался от тебя, и ему не спастись!

Стражи Ворот уже занесли над принцем смертоносные мечи.

– Ты идёшь последним! Прощайся с жизнью. Настал твой смертный час!.. – глухо проскрежетали они.

– За ним идет ещё один! За ним идет ещё один! – звонко крикнула Белоснежка, оборачиваясь и указывая на тень принца Теодора, ясно видную в солнечном свете.

Принц Теодор успел миновать ворота, а за его спиной со звоном и лязгом скрестились в пустоте мечи страшных слуг королевы Морганды.

На разные голоса переливчато запели птицы. Белоснежка и принц Теодор скрылись за живой зелёной стеной леса Грюневельт.

– Видно, ангелы хранят девчонку, – яростно прошипела королева Морганда. – Опять ей удалось ускользнуть живой и невредимой!..

И никто в суматохе не обратил внимания, что из круглой норки в углу выбежало с десяток проворных мышей. Они быстро собрали все изумрудные листья и алмазные цветы и незаметно скрылись.

Глава 10
Вечерок у горящего камина

В замке Тэнтинель царили радость и веселье.

Старый король Унгер, блаженно улыбаясь, сидел в глубоком кресле и глаз не сводил со своей любимой дочурки. Преданный паж Гримли подливал ему вино в золотой кубок.

И нечего удивляться, что на шее Белоснежки снова сияло чудесное ожерелье. Гномы без труда скрепили вместе изумрудные листья и алмазные цветы. Ведь что ни говори, а гномы лучшие мастера на свете! Потом они все семеро, погасив свои фонарики, уселись на скамеечку, свесив ножки в остроносых башмачках. Вид у них был очень довольный, и они лукаво посмеивались.

– Злое волшебство опутало, одурманило меня, усыпило память. – Принц Теодор с неизъяснимой нежностью поглядел на Белоснежку. – И если бы не ты, моя прекрасная любовь…

– Я тут вовсе ни при чём, – улыбаясь, возразила Белоснежка. – Это всё сделали они, наши верные друзья!

И она указала на госпожу Пушистый Хвост и на мышонка Обжоркина.

Мышонок бегал по парчовой скатерти между блюдами с заморскими яствами и выбирал себе самые отборные кусочки. Наконец он так наелся, что стал поперек себя толще.

Госпожа Пушистый Хвост сидела на плече у Белоснежки и с недовольным видом глядела на искры, улетающие в каминную трубу.

– Ну, Белоснежка, по-моему, ты преувеличиваешь, – сказал Обжоркин, облизывая липкие от сладкого сиропа лапки. – Что уж мы сделали такого особенного?

– Вовсе нет, вовсе нет! Все это было совсем не так просто, – с обидой заметила самолюбивая белка. – Пришлось обдумать всё до мелочей. Поющие Струйки сказали тебе: «Человек, который покажет обручальное кольцо, сгорит как соломинка!» Вот я и решила: конечно, я не человек, но, может быть, ничуть не хуже, а то и получше. Так что, видишь, все, получилось как нельзя удачней!

– А я подумал: раз уж я не человек, то смогу крикнуть «Белоснежка!» и не сгорю как соломинка. Мне так хотелось тебе помочь… – мышонок засмущался и умолк.

– Милые вы мои… – растроганно сказала Белоснежка. – Я так счастлива!

 

В своём холодном замке Мортигер королева Морганда листала старую, почти истлевшую книгу.

– Вот что мне надо! – воскликнула она, и глаза её сверкнули злобной радостью. – Я думала, что никогда не найду это заклинание. Ты забудешь о радости и веселье, Белоснежка. Слёзы проложат глубокие морщины на твоём лице, и смерть покажется тебе счастливым избавлением.

Морганда бережно спрятала в заветный сундучок ветхую книгу. Она подошла к окну и с торжеством посмотрела на далёкий замок Тэнтинель, чуть возвышавшийся над зелёными вершинами.

Но это уже совсем другая история, и когда-нибудь мы вам её непременно расскажем.

Магазин детских игрушек