Поиск

Софья Прокофьева. Сказки.

Все приключения Белоснежки - Белоснежка и маленький эльф

Родительская категория: Сказки Категория: Софья Прокофьева Опубликовано: 10 Июнь 2015
Просмотров: 5026

 

Белоснежка и маленький эльф

Глава 1
Редкий гость в саду замка Тэнтинель

Наступила весна. Небесная лазурь радовала взор, и озёра возле замка Тэнтинель казались голубыми.

Каждое утро Белоснежка и её супруг принц Теодор по широкой мраморной лестнице спускались в душистый сад.

Разноцветные блестящие бабочки тут же со всех сторон слетались к Белоснежке. Они опускались на её пышные локоны, и можно было подумать, что у неё на голове живая мерцающая корона.

– Знаешь, милый, – как-то раз сказала Белоснежка. – Прошёл всего год с тех пор, как моя мачеха – королева Морганда – вместе со своими летучими мышами исчезла из замка Тэнтинель. Но розы в саду как будто знают это и расцветают, только лишь растает снег.

– Лучше не вспоминай о королеве Морганде, – невольно вздрогнул принц Теодор. – Злая колдунья! Она чуть не погубила тебя, моё сокровище, мою дорогую, нежную Белоснежку. Недаром все поселяне в округе зовут тебя Золотое Сердечко. А королева Морганда своей рукой поднесла тебе отравленное яблоко. Никогда не забуду этого. Ты лежала бездыханная в хрустальном гробу…

– Ты прав, не будем вспоминать о королеве Морганде, – весело прервала его Белоснежка. – Она вернулась в свой холодный замок Мортигер. О, я не желаю ей зла! Лишь бы она оставила нас в покое…

– Посмотри, моя радость, какой редкий гость залетел сегодня в наш сад! – воскликнул принц Теодор. – Нет, нет, ты смотришь на ласточку. Посмотри на куст белых роз возле фонтана. Видишь теперь? На розу опустилась девочка-эльф в ярко-алом платьице!

Белоснежка и принц Теодор замерли, боясь вспугнуть малютку-эльфа.

– Какая она хорошенькая! Какие у неё чудесные золотые кудри! – в восторге прошептала Белоснежка. – А маленькая, не больше мизинчика.

Эльф с золотистыми кудрями деловито собирала в крошечный узорный кувшинчик капли сверкающей утренней росы. На одной ножке у неё был башмачок из мягкой кожи, другая ножка была босая. Так уж повелось с давних времен, у каждого эльфа всего один башмачок.

Вдруг малютка-эльф повернула голову и без всякого страха посмотрела на Белоснежку. У неё были ярко-синие лучистые глаза, но в глубине их застыла невыразимая тоска и печаль.

– Никогда не видала таких грустных глаз, – тихо промолвила Белоснежка. – О чём так скорбит и горюет эта малютка?

Эльф в алом платьице взмахнула кружевными крылышками, пробежала по солнечному лучу и исчезла.

День был воскресный. Белоснежка и принц Теодор отправились в церковь, стоящую на высоком зелёном холме, усыпанном ромашками. Сияли на солнце их жёлтые сердечки и серебряные лепестки.

Белоснежка преклонила колени перед иконой, шепча слова святой молитвы.

Вдруг на руку Белоснежке упала маленькая горячая слезинка. Принцесса подняла голову и, к своему изумлению, увидела эльфа в алом платьице.

Крошка-эльф, низко опустив голову и тихо вздыхая, перелетала от одной иконы к другой, стараясь не задеть ажурным крылом жаркий огонь свечи.

– Это наша Эльфиоль, – сказал Белоснежке старый монах, проходя мимо, – маленькая грустная Эльфиоль. Так её зовут.

– Небывалое дело! – изумилась Белоснежка. – Я и слыхом не слыхала, чтобы эльфы когда-нибудь залетали в церковь!

– Это так, принцесса, – кивнул монах. – Мы сами не знаем, что так влечет сюда грустную Эльфиоль. Но едва зазвонят колокола – она уже тут как тут. Порой забьётся в тёмный уголок, её и не видно. Бедняжка тоскует, что не может запомнить ни одной молитвы… Другие эльфы держатся от церкви подальше, облетают сторонкой. И немудрено. Зачем им Божий храм? Ведь у эльфов нет бессмертной души.

Белоснежка снова взглянула на Эльфиоль. Теперь Эльфиоль поднялась под самые своды церкви. Скрестив руки на груди и быстро переступая ножками, она пробежала по солнечному лучу и скрылась за окном.

Глава 2
На поляне эльфов

Солнце ласковым светом заливало укромную лесную поляну, окружённую кустами цветущей жимолости.

Множество эльфов в разноцветных одежках порхали над цветами.

Они собирали сладкий сок, иногда со смехом отхлёбывали по глотку ароматной влаги из узорных кувшинчиков. Кто-то потерял башмачок и теперь искал его в густой свежей траве. Другие затеяли весёлую возню с мохнатым шмелем. Шмель, добродушно жужжа, угощал эльфов каплями мёда. Эльфы облизывали липкие пальчики. Серебристый смех летал над поляной.

– Посмотрите на Эльфиоль! – крикнул мальчик-эльф в накинутом на плечи голубом плаще. – Какая она унылая и пасмурная, будто вот-вот пойдет дождик. Ты ещё накличешь на нас плохую погоду, Эльфиоль! Глядя на тебя, солнышко зайдет за тучу!

Эльфиоль сидела на розовой маргаритке, свесив ножки. Она ничего не ответила. Только ниже опустила голову, и золотые кудри упали ей на лицо.

В это время над поляной, как узкая треугольная тень, пронеслась большая летучая мышь с ярко горящими зелёными глазами.

– Грустный эльф! Сроду такого не видала, – злобно пробормотала летучая мышь. – Эльфы только и знают, что хохотать до упаду да веселиться без толку. А эта, в алом платьице, того гляди разревётся. Надо непременно рассказать о грустном эльфе моей повелительнице – королеве Морганде! То-то она удивится…

Глава 3
Карлик Хорли

В угрюмом замке Мортигер, стоявшем на высокой неприступной скале, царила тишина.

Было слышно только, как где-то далеко внизу волны холодного моря бьются о крутые уступы. Иногда о скалу со звоном разбивалась голубая льдинка – её приносили далекие северные течения.

Королева Морганда, хмуря острые чёрные брови, ходила по драгоценным пушистым коврам, привезённым из далеких стран Востока.

Она так глубоко погрузилась в свои мрачные мысли, что вздрогнула, когда, распахнув высокое окно, в зал влетела летучая мышь с горящими зелёными глазами.

Летучая мышь опустилась к ногам королевы и в тот же миг превратилась в юную придворную даму в пышном зелёном платье.

– Тебя не было весь день, Матильда! – недовольно промолвила королева. – Где ты пропадала?

– Все летала вокруг замка Тэнтинель, о королева, – почтительно ответила Матильда. – Смотрела, как Белоснежка срезает в саду розы.

– Проклятая девчонка!.. – с ненавистью прошептала Морганда.

– А на обратном пути я заглянула на поляну эльфов, – продолжала Матильда и, не удержавшись, рассмеялась. – Ну, доложу вам, потеха! Знаете, кого я там увидала? Не поверите! Грустного эльфа! Все эльфы поют развесёлые песенки, танцуют и хохочут, а эта малютка в алом платьице сидит на маргаритке и вздыхает так, будто у неё невесть какое горе. А зовут её Эльфиоль.

– Вот как? Грустный эльф… Поистине странно, – тихо и медленно проговорила Морганда. – Эльфы не умеют печалиться…

Королева хлопнула в ладоши. И в тот же миг придворная дама снова превратилась в летучую мышь. С обиженным и недовольным писком она вылетела в высокое стрельчатое окно.

– Думаю, мы с тобой ещё встретимся, грустная Эльфиоль… – что-то обдумывая, прошептала королева Морганда. В глазах её вспыхнул недобрый огонёк.

В это время на пороге зала появился слуга. У него было тёмное лицо. А серый плащ, падавший с плечей, напоминал сложенные крылья летучей мыши.

– Ваше величество, в замок прибыл король Хорли, Повелитель подземных Пещер. Он просит разрешения повидать вас.

– Мы всегда рады королю Хорли! – кивнула королева.

«Зачем пожаловал в замок этот безобразный карлик? – нахмурилась королева. – Он хитёр и опасен…»

В зал, часто переступая кривыми ножками, вошёл скрюченный карлик. У него были подслеповатые тусклые глаза под косматыми нависшими бровями. В руке он держал сучковатый, длинный не по росту посох. Посох был сделан из простого дерева, но на нём сверкали два зорких пронзительных глаза. Эти глаза могли видеть всё, что творится за много вёрст кругом.

– Пусть прославится твоя мудрость, король Хорли, – мягко и вкрадчиво сказала Морганда.

– Пусть цветёт твоя красота, о королева! – льстиво и угодливо ответил карлик. Он уселся в кресло, его ноги в бархатных башмаках не доставали до полу.

– Прекрасная повелительница! – начал Хорли. – Ты знаешь, как я несметно богат. В одном зале у меня сундуки с алмазами, в другом шкатулки, полные изумрудов. Но нет мне покоя ни днём, ни ночью. Всё мне чудится: какой-то лиходей с шайкой разбойников тайно пробирается в мой замок. Ведомо мне: у тебя есть заветное колечко. Зовётся это кольцо Одно Желание. Проси за него что хочешь, королева, но кольцо должно стать моим!

– Что ж, я отдам тебе заветное кольцо, – помедлив, ответила Морганда. – Но взамен я хочу получить твой Двуглазый Посох!

– О королева, – жалобно заныл Хорли. – Только не это! Ведь я без посоха почти ничего не вижу.

– Это моё последнее слово, – мягко улыбнулась Морганда. – Решай сам.

«Если бы кольцо Одно Желание могло погубить Белоснежку, я никогда бы с ним не рассталась, – мрачно подумала королева. – Но всё моё колдовство бессильно перед ней. Её душа слишком чиста и светла… Чиста и светла…»

– Пусть будет по-твоему, – неохотно согласился Хорли.

Он со вздохом протянул королеве свой Двуглазый Посох. А Морганда, зная, что без посоха Хорли почти слеп, сняла с пальца другое кольцо и отдала его карлику.

Хорли, не заметив обмана, жадно схватил кольцо и надел его на свой тёмный, словно обугленный, палец.

Так они расстались. Слуги Хорли подхватили своего господина под руки и вынесли из зала.

Королева Морганда осталась одна. Она с довольным видом посмотрела на кольцо с тёмным, таинственно сверкающим камнем, потом на Двуглазый Посох и улыбнулась.

– Что ж, настало время мне встретиться с крошкой Эльфиоль и разузнать, что её печалит, – усмехнулась она. – Но эльфы вовсе не так глупы, как многие думают. Боюсь, она заподозрит недоброе, увидав мои глаза. Я превращусь в слепую старушку-нищенку. Тогда мне без труда удастся обмануть её…

Глава 4
Встреча на лесной поляне

Между тем эльфы шаловливо резвились, порхая над цветами. Они собирали с крыльев бабочек разноцветную пыльцу и пудрили свои носики. Затем со смехом глядели друг на друга и корчили забавные рожицы.

Только одна Эльфиоль, по-прежнему пригорюнившись, сидела на розовой маргаритке. В задумчивости она накручивала на пальчик золотой локон.

Вдруг качнулись ветви жимолости, и на поляну вышла дряхлая столетняя нищенка, ошаривая землю перед собой сучковатым посохом.

– Какая безобразная старуха! Какое на ней некрасивое платье! – послышались недовольные голоса эльфов.

И, поднявшись пёстрой стайкой, эльфы улетели на другую поляну.

– Бедняжка, – прошептала Элфиоль, взглянув на старуху. – Мне жаль тебя…

– Тоненький голосок, кто меня жалеет? – прошамкала старуха, подходя поближе. – Ты меня жалеешь, а я только что слышала, как горестно ты вздыхаешь. Скажи мне, тоненький голосок, что тебя так томит и печалит?

Эльфиоль откинула с лица влажные от слёз кудри.

– Ах, добрая старушка, – тихо промолвила Эльфиоль, – я всего лишь маленький эльф, живущий в этом лесу. Есть у меня одна заветная мечта… Но я знаю, знаю, моя мечта никогда не сбудется. Я пробовала рассказать о ней другим эльфам. Но они не хотят меня слушать, глядят с недоумением, улетают… А мне так хотелось бы открыть кому-нибудь моё сердце. Скажи, ты не будешь смеяться над бедным глупеньким эльфом?

– Говори, не опасайся, – успокоила её старуха. – Да, да, верь мне!

– Я… – Голосок Эльфиоль дрогнул. Она собралась духом и наконец тихо проговорила: – Я мечтаю получить бессмертную душу!

– Бессмертную душу? Вот оно что… – помолчав, глухо проговорила нищенка. – Скажу тебе сразу, дело это непростое. Но если взяться за него с умом, думаю, ты сможешь получить то, о чём так страстно мечтаешь.

– Правда ли это? – Эльфиоль с надеждой прижала руки к груди.

– Слушай меня, крылатая малютка! – Голос старухи стал властным и повелительным. – Твоя мечта исполнится, если ты сделаешь всё, как я скажу. Ты должна подняться ночью по прозрачным ступеням на крутую Ледяную Скалу. Но слушай дальше. Если ты отправишься в путь одна, ничего не получится из твоей затеи. С тобой должна пойти та, которую люди прозвали Золотое Сердечко!

– Но кто это, кто? – нетерпеливо спросила Эльфиоль. – Золотое Сердечко! Где мне разыскать её?

– Это принцесса Белоснежка. – Старуха отвернулась, пряча от Эльфиоль своё лицо.

– Я видела Белоснежку! Она красивее всех на свете! – восхищенно воскликнула Эльфиоль.

– Так ты знаешь её! – не поднимая головы, проговорила старуха. – Тогда моли, заклинай принцессу пойти вместе с тобой. Там на вершине скалы в прекрасном ледяном дворце есть круглый зал. Посреди него ты увидишь драгоценную чашу на золотом треножнике. В этой чаше спит крепким сном волшебная медная змейка. Тонкая, как паутинка. Если Белоснежка разбудит змейку и вынет из чаши, то медная змейка исполнит всё, о чём бы ты её ни попросила!

– О, лишь бы принцесса Белоснежка согласилась! – Сердце Эльфиоль застучало часто-часто.

Старуха поднялась и, прихрамывая, направилась к лесу. Дрожащая от волнения Эльфиоль не заметила страшных сверкающих глаз на её корявом посохе. Она не увидела, что под ногой нищенки свежая зелёная трава дымится и обугливается.

– Запомни, тонкий голосок. – Старуха на ходу обернулась. – Никому не рассказывай о своей мечте, иначе всему конец!

– Я никому, никому не расскажу. – Эльфиоль прижала пальчик к губам.

– Вижу, ты умна и послушна, – кивнула старуха. – За это я дам тебе чудесного чёрного коня. Сто одна тропинка ведёт к Ледяной Скале. Мой чёрный конь покажет вам самый короткий путь. Но береги его, это моё единственное сокровище.

– Так я лечу, лечу к Белоснежке! – торопливо пролепетала Эльфиоль. – О, как я благодарна тебе, добрая старушка! Прощай, прощай…

Едва Эльфиоль скрылась в гуще ветвей леса Грюневельт, как убогая старуха-нищенка выпрямилась и топнула ногой о землю. В тот же миг она превратилась в красавицу королеву, разодетую в шёлк и бархат.

– Жалкая крылатая букашка! – Морганда язвительно скривила губы. – Ишь о чём размечталась! Душу нельзя получить. Её нельзя купить за все сокровища мира! Душу можно только потерять, продав её дьяволу… Ну да что мне за дело до какого-то глупого эльфа?.. Я думаю о другом. Наконец-то мне посчастливилось, и на этот раз я погублю Белоснежку! Знаю, знаю, принцесса добра и жалостлива. Дрожащий голосок эльфа, слезинка на глазах… Белоснежка растрогается, не сможет устоять и согласится. А там, на Ледяной Скале, она увидит такое!.. Даже я ни разу не осмелилась подняться на её вершину! Белоснежка сойдет с ума от смертного ужаса, сердце её разорвётся. Но если принцесса невесть как всё же доберется до вершины и войдет в ледяной дворец, там ждёт её верная погибель. Колдовская медная змейка задушит любого, кто на своё несчастье осмелится разбудить её и вынуть из чаши…

Глава 5
Чёрный конь

С волнением слушали малютку Эльфиоль Белоснежка и принц Теодор. Крошка-эльф в алом платьице сбивалась, путалась, но наконец довела до конца свой рассказ.

– Добрая медная змейка исполнит мою заветную мечту, – с мольбой проговорила Эльфиоль. – Я не смею сказать тебе, о чём я мечтаю, но, поверь, никого на свете не будет счастливей меня! А чёрный конь покажет нам самый короткий путь.

– Милый, неужели мы не поможем крошке Эльфиоль? – полная сострадания, воскликнула Белоснежка.

Принц Теодор ничего не ответил. Он подошёл к окну. Над зелёными вершинами леса Грюневельт поднималась ввысь крутая Ледяная Скала.

– Как она сверкает сегодня! Какой холодный блеск, – невольно вздрогнул принц Теодор. – В обычные дни её и не разглядишь. Недоброе это место. Поселяне обходят его стороной.

– Я, наверно, умру, если ты не пойдёшь со мной, Золотое Сердечко!.. – Эльфиоль перелетела на плечо Белоснежки и, рыдая, зарылась лицом в её кудри.

В это время послышалось звонкое ржание. У подножия мраморной лестницы стоял чудесный породистый конь.

Он был чёрный, как безлунная ночь. Его тёмная грива шелковистыми волнами спускалась до самой земли.

– Откуда у старой нищенки такой великолепный конь? – с недоумением сказал принц Теодор. – Право же, странно.

– Может быть, когда-то эта женщина была богата. Счастье переменчиво, – возразила Белоснежка.

Во двор выбежали слуги, пажи и конюхи. Все обступили чудесного коня, разглядывая его, любуясь.

Юный паж Гримли погладил его. Конь тихо заржал и дружелюбно положил свою красивую голову на плечо мальчугана.

– Какой он ласковый, послушный! – с восхищением воскликнула Белоснежка. – Ну, решайся же, милый! Ледяная Скала вовсе не такая уж высокая и неприступная. Нам нечего опасаться.

– Что ж, будь по-твоему, дорогая, – со вздохом согласился принц Теодор. – Но сам не знаю почему, какая-то тоскливая тяжесть и тревога легли на сердце.

Глава 6
Волшебный туман в лесу Грюневельт

Молчаливые покорные слуги на руках вынесли из кареты короля Хорли.

Почтительно поддерживая короля под руки, слуги повели его по роскошно убранным залам.

«Что говорить, жаль Двуглазый Посох, – подумал карлик. – Вижу я плохо, ну да что надо разгляжу и без него. Зато теперь я пущу повсюду слух, что владею кольцом Одно Желание. Отныне никакой проныра не осмелится забраться в мой дворец. Стоит мне только захотеть, и волшебное кольцо вмиг убьёт разбойника, сожжёт, испепелит…»

Слуги бережно усадили своего повелителя в глубокое кресло, обложили подушками и скрылись как безгласные тени.

«Ах, колечко, моё бесценное колечко, – разнеженным голосом пробормотал король Хорли, поворачивая кольцо на пальце. – Ты исполнишь любое моё желание, правда? Всего одно, но исполнишь. Потом померкнешь, потеряешь волшебную силу. Что поделаешь? Зато отныне я спокоен. Моё милое колечко!..»

Но что это?

Хорли поднёс кольцо к глазам, близоруко оглядывая его со всех сторон.

– Хитрая ведьма Морганда! – завопил он не своим голосом. – Одурачила, обманула меня! Выманила Двуглазый Посох, а взамен подсунула простое кольцо. Но клянусь, королева Морганда, ты пожалеешь об этом!

Хорли, мелко семеня кривыми ногами, выбежал на середину зала. У него был тонкий писклявый голос, но от этого слова заклинания звучали ещё страшнее:

Отомсти, седой туман,

Королеве за обман.

Пусть колечко пропадёт,

Пусть поищет королева,

Пусть поищет справа-слева,

Но пропажи не найдёт!..

Между тем королева Морганда узкой тропинкой пробиралась по лесу Грюневельт.

«Славно я всё придумала. Белоснежка не вернётся живой с Ледяной Скалы. А к тому же теперь я владею Двуглазым Посохом».

Вдруг из сырых оврагов, из влажных низин стали выползать длинные ленты белого тумана. Туман стелился по густой траве, как жемчужные нити свисал с ветвей, оплетал стволы деревьев.

«Не сбиться бы с пути, – с беспокойством подумала королева. – За два шага ничего не видать…»

Туман сгустился и накрыл королеву холодным искристым покрывалом. Струйки влаги потекли по рукам. Морганда не заметила, как с мокрого пальца соскользнуло кольцо Одно Желание и, не звякнув, упало в траву.

Королева шла, спотыкаясь о корни, и чуть не наткнулась на могучий столетний дуб.

Высоко над головой она разглядела круглое дупло. На миг в дупле показалась недовольная беличья мордочка и скрылась.

– Ах! – вскрикнула королева. – Где же моё бесценное кольцо?

Кольца на пальце не было.

– Ищи, ищи, Двуглазый Посох! – в ярости приказала Морганда. – Ты видишь всё и повсюду!

Она поворачивала посох, вертела его так и этак, во все стороны. Но кольцо Одно Желание так и не отыскалось.

«Видно, в этом проклятом тумане даже всевидящий посох бессилен, – с досадой подумала королева. – Делать нечего, вернусь в замок. Ветер скоро развеет туман. Пошлю в лес Грюневельт тысячу летучих мышей, нет две тысячи. Они отыщут мою бесценную пропажу».

Продрогшая, исцарапанная колючими ветками, Морганда с трудом выбралась из леса.

Она оглянулась. Туман редел, таял и белыми ручейками, извиваясь, стекал в овраги.

– Туфли промокли, подол платья хоть выжимай, – сердито пробормотала Морганда и заторопилась по дороге к замку.

Прошло недолгое время, из уютного дупла выглянула белка госпожа Пушистый Хвост.

– Что это блестит там между желудями и сухими листьями? – удивилась она. – Колечко! Да ещё такое миленькое. Пожалуй, отнесу-ка я его моей любимой Белоснежке. Надеюсь, оно ей понравится.

Когда на лес Грюневельт с криками и писком опустилась тёмная стая летучих мышей, госпожа Пушистый Хвост была уже далеко.

Летучие мыши до позднего вечера кружили между деревьями. Они заглянули во все кротовые норки, разворошили прошлогодние листья, раскидали золотистые жёлуди. Но всё напрасно.

Так, ни с чем вернулись они в замок Мортигер.

Глава 7
Ледяная скала

Белоснежка и принц Теодор шли зелёной тропинкой через лес Грюневельт вслед за чёрным конем.

Чёрный конь то и дело останавливался и оглядывался. Призывно ржал, словно маня их за собой.

Эльфиоль от нетерпения перепархивала с одного плеча Белоснежки на другое. Её ажурные крылышки блестели и трепетали.

Лес Грюневельт остался позади, теперь они шли по лугу, заросшему серебристыми подснежниками и синими анемонами.

– Ледяная Скала! Вот она… – Белоснежка невольно прижалась к принцу Теодору. – Каким знобким холодом тянет от её уступов!

Скала, сверкая, круто уходила вверх. Казалось, она вырублена из одного цельного куска льда. Иногда откуда-то сверху со звоном скатывались колючие снежинки.

На вершине можно было разглядеть туманный ледяной дворец. Вздымались прозрачные зубчатые башни. В лучах заходящего солнца блестели острые шпили, словно выточенные из хрусталя.

– Смотри, я вижу ступеньки, ледяные ступеньки, – обрадовалась Белоснежка. – Лесенка вьётся до самого верха.

– Я пойду первым, – решительно сказал принц Теодор.

Но едва они сделали шаг к лестнице, как чёрный конь, дотоле такой ласковый и послушный, дико заржал и вскинулся на дыбы. Принц Теодор едва успел ухватить его за уздечку. Конь бешено рвался, тряс головой, пена выступила на его губах.

– Милый, тебе придётся остаться здесь, – с сожалением сказала Белоснежка. – Скала вовсе не высокая. Видишь, вон перила из узорного льда? Поверь, мы без труда поднимемся на вершину и успеем спуститься засветло. А если мы бросим коня и он убежит, что мы скажем той бедной нищенке? Может быть, это её единственное богатство.

– Делать нечего, – неохотно согласился принц Теодор. – Но умоляю тебя, будь осторожна!

Белоснежка нежно поцеловала принца Теодора и пошла вверх по прозрачным ледяным ступеням. Узорные перила тихо позванивали.

Эльфиоль крепко ухватилась за локоны Белоснежки и примолкла.

Лестница шла кругами, огибая скалу. Белоснежка оглянулась и с улыбкой помахала рукой принцу Теодору.

Глава 8
Медная змейка

Белоснежка поднималась по ледяным ступеням, но, казалось, лестнице не будет конца.

Розовые закатные облака медленно померкли. Из-за леса выплыла тусклая луна, увитая дымчатыми облаками.

Вдруг Белоснежке послышался чей-то протяжный тоскливый стон.

– Кто стонет так страшно и уныло? – Эльфиоль теснее прижалась к Белоснежке.

– Не бойся, Эльфиоль, – постаралась успокоить её Белоснежка, хотя ей самой стало жутковато. – Мы должны подниматься всё выше и выше и думать только об этом.

«Есть древние поверья, – вспомнила Белоснежка, – что на ледяных неприступных скалах, на вершинах гор, где никогда не тает снег, в вечном холоде и отчаянье скитаются души грешников. Неужели это их голоса?..»

Вдруг Белоснежка невольно вздрогнула.

В зелёном свете луны она увидела множество бледных призраков. В длинных туманных одеждах они поднимались из глубоких расщелин, ползли по острым уступам. Белоснежка разглядела протянутые к ней прозрачные оледеневшие руки.

– Мы грешные души, забытые всеми… – послышались их заунывные голоса, похожие на порывы осеннего ненастного ветра. – Мы обречены на вечный холод и забвенье…

– Вернёмся, вернёмся назад, – в ужасе прошептала Эльфиоль. – Мне страшно…

– Тише, тише. – Белоснежка укрыла малютку-эльфа своими кудрями. – Прижмись ко мне, закрой глаза и не смотри.

Между тем туманных призраков становилось всё больше. Длинными роями они поднимались из пропастей, окоченевшие, засыпанные снегом, дрожащие. Головы их были низко опущены. Некоторые из них по пояс вмёрзли в лёд.

– Господь милосердный, смилуйся над ними! Никто не молится о них… – Сердце Белоснежки сжалось от сострадания. Со слезами на глазах она начала читать одну молитву за другой.

И вдруг слабый мерцающий огонёк вспыхнул в руке примерзшего к скале призрака. Это была горящая свеча. И в тот же миг по всему ледяному склону, словно рассыпанные звёзды, зажглись сияющие огоньки. Белые призраки наклонялись над свечами, дрожащими руками заслоняя их от порывов морозного ветра.

– Она молится о нас!.. Она молится о нас… – послышались их потрясённые голоса.

Призраки падали на колени, невнятно шепча слова благодарности:

– Мы согрелись… Нам тепло… Пока ты молишься о нас, горят наши свечи…

Золотые всполохи побежали по ледяным уступам, освещая всё вокруг.

Теперь Белоснежка ясно видела крутую скользкую лестницу. Вот она – последняя ступенька.

Перед Белоснежкой высился ледяной дворец. Лунный свет пронизывал насквозь невесомые стены.

Белоснежка прошла один зал, второй. Всюду сверкающие ледяные колонны. Они упирались в потолок и гасли в темноте. На окнах узоры и кружева из инея. Полы устилали голубые ковры, сотканные из игольчатых снежинок. В углу на ковре лежала замёрзшая птичка.

«Бедная синичка, зачем ты залетела сюда?» – с жалостью подумала Белоснежка.

Наконец принцесса вошла в круглый зал. Посреди него она увидела на золотом треножнике сверкающую чашу, выточенную из цельного алмаза.

В чаше неподвижно лежала тонкая, как паутинка, зелёная медная змейка. Глаза змейки были закрыты, она крепко спала.

Эльфиоль выпуталась из кудрей Белоснежки и радостно закружилась над алмазной чашей.

– Вот она, змейка! – в восторге воскликнула Эльфиоль. – Сейчас исполнится моя самая заветная мечта!

– Конечно, дорогая, – сказала Белоснежка. Она наклонилась над чашей и осторожно взяла в руки тонкую медную змейку.

– Милая змейка, помоги нам… – начала было Белоснежка.

Змейка шевельнулась и открыла пылающие как угли огненные глаза.

– Кто бы ты ни была, ты осмелилась разбудить меня и за это погибнешь! – злобно прошипела змейка. Она скользнула вверх по руке Белоснежки и в один миг обвилась вокруг её шеи.

– Ах! – вскрикнула Белоснежка. Она попыталась сорвать с себя медную змейку, но губительные кольца затянулись только ещё туже.

Белоснежка побледнела как смерть. Задыхаясь, она упала на ледяной пол, покрытый ковром из снежинок.

– Я умираю… – еле слышно прошептала она.

– Нет, нет! – в неописуемом ужасе воскликнула Эльфиоль, опускаясь на грудь Белоснежки. – О горе, она не дышит! Я не знала, я не хотела…

Эльфиоль ухватила своими слабыми ручками холодную медную змейку, но все напрасно. Змейка только злорадно зашипела.

– Я погубила Белоснежку, Золотое Сердечко! – в отчаянии зарыдала Эльфиоль. – Нет, нет, безжалостная змейка, задуши меня, а не Белоснежку! Я хочу умереть вместо неё, умереть вместо неё!..

– Зачем, зачем ты сказала эти слова? – исступлённо засвистела медная змейка. – «Умереть вместо неё!..» Эти слова убивают меня…

И в тот же миг, бессильно соскользнув с шеи Белоснежки на ледяной пол, звякнув, упала тонкая, как паутинка, медная позеленевшая цепочка.

Глава 9
Золотоволосая Селизетта

Белоснежка вздохнула и открыла глаза. Над ней, наклонившись, стояла хорошенькая девушка в старом, но опрятном платье. Одна нога у неё была босая, на другой – грубый деревянный башмак.

– Кто ты, красавица в золотой короне? – спросила девушка. Она изумлённо и боязливо огляделась по сторонам. – Где мы? Ледяной дворец! Какой холодный ветер… Как я попала сюда? Скажи, что со мной? Я не знаю, кто я, откуда?

Белоснежка поднялась с холодного снежного ковра.

– Ярко-синие глаза, золотые кудри, – пристально вглядываясь в лицо девушки, проговорила Белоснежка. – Да, ты похожа на Эльфиоль, только вдруг ты превратилась в девушку.

– О Боже, какое счастье!.. – прошептала девушка. Голос её прерывался от волнения. – Так я больше не эльф? Я – человек, правда? Неужели, неужели исполнилась моя заветная мечта, и я получила бессмертную душу?

– О, моя дорогая, так вот о чём ты мечтала! – Белоснежка улыбнулась. Её улыбка была полна нежности и света. – Бессмертную душу нельзя получить. Её может сотворить только Господь Бог! Ты мечтала о бессмертной душе, а она всегда была у тебя. Только ты не знала об этом. Потому ты и летала в церкви от иконы к иконе.

Девушка на мгновенье прикрыла глаза дрожащей рукой.

– Ты говоришь, и я начинаю вспоминать. Смутные образы… Они всплывают из глубокого мрака, становясь всё ярче и ярче… Вот я маленькая девочка. Меня зовут Селизетта. А это кто? Моя матушка, моя милая матушка! День и ночь она терпеливо шьёт возле низкого окна. А это наша убогая лачужка под соломенной крышей…

– Селизетта, не уходи далеко в лес, ты заблудишься, – остерегала меня матушка. Но однажды я убежала из дома и очутилась на поляне эльфов.

– Как у вас тут хорошо и привольно, – позавидовала я эльфам. – А мне так надоел наш тесный тёмный домишко!

– Хочешь, оставайся с нами, – предложили мне лукавые эльфы. – Мы подарим тебе красивые крылышки. Ты будешь без забот целый день порхать над цветами и пить сладкий сок. Так хочешь или нет, отвечай!

– Хочу, хочу! – закричала я и тут же превратилась в эльфа.

Селизетта умолкла, потом робко подняла глаза на Белоснежку.

– Но как я снова стала Селизеттой, не пойму? – неуверенно спросила она. – Медная змейка… Я только крикнула: «Я хочу умереть вместо неё!», и больше ничего.

– О, это великие слова, – задумчиво проговорила Белоснежка. – Верно, они разрушили колдовские чары, опутавшие тебя. Но поспешим, Селизетта, пора возвращаться.

– Фьюти-фьюти-фью! – послышался ликующий птичий голосок.

Над ними пролетела желтогрудая синичка. Капли влаги падали с её шейки и крыльев.

Белоснежка и Селизетта, взявшись за руки, стали спускаться по острым ледяным ступеням.

– Ах! – боязливо воскликнула Селизетта. – В темноте так легко оступиться!

Из бездонных глубин, из тёмных расщелин поднялись туманные зыбкие призраки. В их глазах не было света, но оттаявшие ледяные слёзы текли по их лицам.

Призраки поднимали вверх горящие свечи. Мерцающие огоньки осветили крутую опасную лестницу.

– Не гляди на них, принцесса. Не вздумай говорить с ними, – задыхаясь от страха, прошептала Селизетта.

Узорные перила рассыпались под рукой Селизетты, ледяные глыбы со звоном и грохотом покатились вниз.

– Разве Господь запрещает любить и быть милосердным? – тихо возразила Белоснежка.

– Золотое Сердечко, помолись о нас в Божьем храме! – послышались тихие шелестящие голоса. Можно было подумать, это осенний ветер перебирает сухие листья. – В Божьем храме… Тогда наши свечи никогда не погаснут… Никогда…

– Меня зовут Гертруда, помолись о моей грешной душе, – донесся из заснеженной пропасти печальный голос.

– Я – Катарина! Золотое Сердечко, не забудь моё имя…

– Я – Ульрих…

– Марта… Вильгельм… Габриэла…

– Я – король Альбрехт, несчастный грешный король Альбрехт… Не забудь моё имя…

Молящие, заклинающие голоса затихали, словно погружаясь в бездонную глубь Ледяной Скалы. И только розовые отблески свечей ещё сверкали на острых нависающих уступах.

– Я тоже буду молиться о них, – с раскаянием прошептала Селизетта. – Мне жаль их, как они страдают…

Идти стало легче. Теперь ступени были уже не ледяные, а каменные. Между ними журча пробивались ручейки, прозрачные, как воздух. Повеяло теплом. Показались первые острые травинки. Белые подснежники приподняли свои фарфоровые головки.

– Смотри, Селизетта! – обрадовалась Белоснежка. – Вон внизу принц Теодор! А это кто? Да это же госпожа Пушистый Хвост собственной персоной!

Белоснежка ступила на зелёный луг и бросилась в объятия принца Теодора.

– Какое счастье, ты – жива! – Принц Теодор с нежностью прижал к себе Белоснежку. – Нет слов, что я тут пережил. Когда ты ушла по этой опасной лестнице, я решил подняться вслед за тобой. Но не тут-то было! Уздечка чёрного коня сама собой обмоталась вокруг моих рук. Конь упёрся, я не мог ступить и шага. Похоже, это было чьё-то злое колдовство. Но вот ты вернулась, и мои руки вновь свободны!

– Посмотри, какой я припасла тебе подарок, – с важностью сказала госпожа Пушистый Хвост, надевая на тонкий палец Белоснежки золотое кольцо. – Да будет тебе известно, его потеряла не кто-нибудь, а сама королева Морганда!

Чёрный конь стоял неподвижно, низко-низко опустив голову. Его глаза так сверкали, что освещали цветы и густую траву.

– А это кто? – с недоумением спросил принц Теодор, глядя на златокудрую Селизетту.

Девушка робко потупилась. Она поджала босую ногу и в смущении теребила уголок старенького передника.

– Это – Эльфиоль! – воскликнула Белоснежка. – Нет, нет, это Селизетта! Да не смотри так пугливо, милая Селизетта, всё страшное уже позади!

Глава 10
Колдовской вихрь над лесом Грюневельт

В своём пустынном замке Мортигер королева Морганда нетерпеливо ходила по залу. Иногда она отпивала из золотого кубка глоток тёмного густого вина, настоянного на горьких травах.

Королева остановилась у окна и поглядела на Ледяную Скалу, издали похожую на замёрзшее туманное облако.

«Верно, медная змейка уже задушила Белоснежку. – Злобная улыбка скользнула по её губам. – А может, принцесса провалилась в пропасть и разбилась насмерть? Но что я? Ведь у меня есть Двуглазый Посох, и сейчас я всё увижу!»

Морганда нетерпеливо схватила посох и повернула его в сторону Ледяной Скалы.

– Почему горят свечи, розовые свечи на Ледяной Скале? – в недоумении воскликнула она. – Смотри лучше, мой Двуглазый Посох!

Она повернула посох, и его страшные глаза вспыхнули, как раскалённые угли.

– Проклятье! – завопила Морганда. – Белоснежка жива! Вот она стоит на лугу среди фиалок. А маленькая дрянь Эльфиоль превратилась в девушку. Как я сразу не догадалась? У неё и прежде была душа. Но погоди, погоди, Белоснежка, не долго тебе радоваться. Пусть не в моей власти погубить тебя, но, клянусь, отныне твоя нога больше никогда не коснётся зелёной травы!

Зловеще прозвучал голос королевы под высокими тёмными сводами зала:

Брызни, дьявольский огонь!

Вихрем стань мой чёрный конь!..

В тот же миг у подножия Ледяной Скалы чёрный конь вскинулся на дыбы. Он дико и грозно заржал. Белоснежка и принц Теодор в страхе обернулись.

Чёрный конь начал вытягиваться, расти. Голова его скрылась в тёмной туче. Длинная грива растеклась волнами непроглядного мрака. Чёрный конь превратился в бешеный вихрь и пошёл, пошёл крутиться тёмными кольцами.

С воем и свистом он подхватил Белоснежку и принца Теодора и, как невесомые пушинки, поднял их в воздух. Селизетта с плачем ухватилась за подол платья Белоснежки. Мимо них, беспомощно кувыркаясь, пролетела госпожа Пушистый Хвост. Орехи вывалились из её корзиночки.

Королева Морганда жадным пылающим взором следила за их полётом.

– Эй, вихрь, покорный мне вихрь, лети сюда, ко мне! – приказала королева. – Я хочу видеть, как они дрожат, слышать их стоны и рыдания!

Чёрный вихрь закрутился ещё быстрей. Белоснежка увидела, как где-то внизу мелькнули зелёные верхушки деревьев, голубая лента реки, крошечный домик гномов… И вот уже могучий вихрь завертел их вокруг башен замка Мортигер.

Белоснежка и принц Теодор летели, тесно обнявшись, глядя в глаза друг другу.

– Мы погибнем, но ничто не разлучит нас, любимый, – с печальной и светлой улыбкой прошептала Белоснежка.

– Всегда вместе, и в жизни, и в смерти, – ответил ей принц Теодор.

– Я не вижу страдания на их лицах! Я не вижу слёз на их глазах! – в бешенстве прошипела Морганда. – Эй, дьявольский ветер, заверти их сильней, без жалости и пощады!

Вихрь озорно присвистнул. От его могучих порывов сверху донизу содрогнулся замок Мортигер. Мелкие ветерки, шаловливые сквозняки разом ворвались в замок.

Взметнулся плащ королевы Морганды. Грива коня-вихря сорвала со стола тяжёлую парчовую скатерть вместе с золотыми кубками. Тёмное вино выплеснулось на платье Морганды. Разыгравшийся вихрь выхватил из рук королевы Двуглазый Посох. Кубки, бесценные кувшины, Двуглазый Посох – всё со звоном и дребезгом полетело в окна.

– Постой, постой, негодник! Отдай назад мой посох! – яростно закричала королева, высовываясь из окна. Но вихрь был уже далеко. Он нёс своих пленников, поднимаясь всё выше и выше к розовым утренним облакам.

– Пусть они пролетят над всем, что им дорого, над всем, что они любят! – крикнула вдогонку вихрю королева Морганда и прошептала, отходя от окна: – Когда Белоснежка в последний раз увидит свой замок Тэнтинель, сердце её разорвётся от горя!..

Теперь вихрь летел над зелёными верхушками леса Грюневельт.

«Прощай, мой милый, добрый лес, больше мне не гулять по твоим тенистым тропинкам», – с грустью прошептала Белоснежка.

Вдали показался родной замок Тэнтинель. Как он был красив, освещенный теплыми утренними лучами!

Вихрь опустился так низко, что Белоснежка могла заглянуть во все окна замка. Она увидела спящего старого короля Унгера. Даже во сне лицо его было печально.

– Прощай, прощай, мой бедный батюшка! Когда ты проснёшься, твоя любимая дочь будет уже неведомо где… – Слёзы навернулись на глаза Белоснежки.

Теперь вихрь с насмешливым свистом устремился к церкви, стоящей высоко на холме, усыпанном свежими ромашками.

«Наверно, сейчас моё сердце разорвётся от горя», – подумала Белоснежка.

Вдруг громко и торжественно ударил большой церковный колокол. Глубокий ясный звук поплыл над землей.

«Сегодня праздник всех святых, – вспомнила Белоснежка. – О Боже, мне теперь уже никогда не войти в церковь…»

Колокол звучал всё громче, как будто хотел своим звоном наполнить всё небо. Но теперь это были уже слова, и их можно было разобрать:

– Хвала Господу! Хвала Господу! – пел большой колокол. А маленькие колокола вторили ему серебряными голосами: – Хвала, хвала!..

Вдруг Белоснежка и принц Теодор почувствовали, что неистовый вихрь замедлил своё безумное кружение.

– Пусть умолкнут колокола! Пусть погаснут свечи… – жалобно просвистел вихрь. – Я не могу лететь, не могу кружиться, я теряю силы…

Белоснежка глянула вниз и увидела соломенные крыши маленького городка.

– Мы падаем вниз! Мы разобьёмся! – отчаянно взвизгнула госпожа Пушистый Хвост. – Только этого не хватало!

Золотые кубки, стукаясь друг о друга, пролетели мимо.

Земля всё приближалась. Плащ принца Теодора зацепился за цветущую яблоню. Гибкие ветви приняли их в свои душистые объятия…

Через мгновение Белоснежка, принц Теодор и Селизетта, живые и невредимые, стояли посреди городской площади. У ног их струились, что-то невнятно лепеча, мелкие ветерки. Это было всё, что осталось от колдовского вихря.

Двуглазый Посох ударился о землю и раскололся. Во все стороны полетели острые щепки.

– О Боже! – вне себя от волнения прошептала Селизетта. – Это дом моей милой матушки!

Селизетта, скинув с ноги деревянный башмак, босиком бросилась к маленькой лачужке под соломенной крышей. Она распахнула печально скрипнувшую дверь.

Белоснежка и принц Теодор вслед за Селизеттой переступили порог убогой хижины.

На постели, сколоченной из грубых досок, лежала старая женщина. Лицо её было жёлтым, как воск, а руки бессильно сложены на груди.

Селизетта, горько рыдая, стояла перед ней на коленях.

– Матушка, матушка, прости меня! Я вернулась, но поздно!

– Я умираю, но умираю счастливой. – Слабая улыбка осветила лицо старой женщины. – Я думала только об одном, увижу ли я перед смертью тебя, моё милое дитя! И вот ты здесь, моя пропавшая Селизетта! Какая ты стала взрослая и красивая…

Селизетта, не в силах вымолвить ни слова, целовала иссохшие руки матери.

В это время в открытое окно влетела большая летучая мышь с ярко горящими зелёными глазами.

– Принцесса! – пронзительно пропищала она, кружа над Белоснежкой. – Принцесса, у тебя на пальце кольцо королевы Морганды. Если ты вернёшь его королеве, она клянётся навеки оставить тебя в покое!

Летучая мышь холодными лапками вцепилась в руку Белоснежки, стараясь стянуть кольцо с её пальчика.

– Это – кольцо Одно Желание! Я слышала о нём, – догадалась Белоснежка, отгоняя, отталкивая от себя летучую мышь.

Белоснежка подняла руку, и тонкий солнечный луч сверкнул в глубине тёмного камня.

– Волшебное кольцо! Исполни моё желание! – Голос Белоснежки зазвенел. – Я хочу, чтобы эта бедная женщина исцелилась!

Кольцо ослепительно вспыхнуло и мгновенно погасло.

В тот же миг мать Селизетты с облегчением вздохнула и слабый румянец окрасил её щёки. Она приподнялась на постели и крепко прижала к груди Селизетту.

– Будь ты проклята, Белоснежка! – злобно проскрипела летучая мышь и вылетела в окно.

– Моё милое дитя, ты испугалась бедности и ушла. И теперь вернулась к ней же, – с горькой улыбкой сказала старая женщина.

– Кто тут говорит о бедности? – проворчала белка госпожа Пушистый Хвост, с трудом перебираясь через порог. – Ух, хоть бы кто-нибудь помог дотащить эту тяжесть. Вечно всё самое трудное достаётся мне!

В лапках госпожа Пушистый Хвост держала несколько драгоценных кубков из чистого золота.

– Правда, самый маленький кубок я возьму себе. Он мне пригодится, – ворчливо добавила белка. – Но если продать остальные кубки с умом да толком, можно выручить немало денег, вот что я вам скажу. Денег хватит, чтобы заменить соломенные крыши во всём городе на красивую красную черепицу. Словом, каждому устроить уютное дупло и всех ребятишек досыта накормить орехами.

Ласковые лучи солнца лились в низенькое окошко.

– Золотое Сердечко, – шепнул принц Теодор, нежно обнимая Белоснежку.

 

Тем временем летучая мышь Матильда летела над лесом Грюневельт, торопясь вернуться к своей госпоже.

– Ну и дела! – бормотала летучая мышь, скользя меж зелёных ветвей. – Белоснежка опять спаслась неведомо как, да ещё не пожелала отдать королеве кольцо Одно Желание. Ух, как разгневается королева Морганда, просто жуть берёт! Королева отомстит Белоснежке, уж можете не сомневаться…

Но то, что случилось дальше, – это уже совсем другая история, и когда-нибудь мы вам её непременно расскажем.

Магазин детских игрушек