Поиск

Тамара Крюкова. Рассказы

Слава (читать и слушать)

Родительская категория: Детские рассказы Категория: Тамара Крюкова Опубликовано: 30 Март 2015
Просмотров: 5333


СЛАВА

 

 

Женщины существа бесчувственные. Женька понял это на собственном опыте. В последние дни Лена Синицына, которая нравилась ему уже целый месяц, смотрела на него вообще как на пустое место. Сначала Женька не придал этому значения и попробовал испытанные способы обратить на себя внимание: пулял в неё жёваной бумагой из трубки, дёргал за косу, но, вместо того чтобы в ответ стукнуть его книжкой или ещё как-нибудь по-человечески ответить на его душевные порывы, Синицына красноречиво повертела пальцем у виска и заявила:

— Дурак ты, Москвичёв. У тебя ума только на такие глупости хватает. Лучше бы делом занялся, как другие.

После этой тирады Женька понял, что у него есть соперник. Неспроста в последнее время Ленка то и дело трещала о Вадике Груздеве, с которым училась в музыкальной школе, что он талантливый и что будет учиться в консерватории. Стоило Женьке постичь истину, как он почувствовал непреодолимую неприязнь к юному дарованию. «Тоже мне, вундеркинд пузатый. Тюфяк занюханный», — сердито подумал Женька. По правде говоря, сам он тоже был далеко не культурист. Но понял главное: для Синицыной важна слава, а не человек.

За обедом Женька включил стоящий на столе приёмник. Кухня заполнилась звуками фортепьянной музыки. «И дома покоя нет», — мрачно подумал Женька, выключил радио и тут из окна увидел, как Синицына с огромной нотной папкой прошествовала в музыкальную школу. Казалось, все только и думали о том, чтобы лишить Женьку душевного покоя.

Выход был один — прославиться. Женькино воображение заработало. Особенно ярко представилось, как Ленка раскается, что предпочла ему толстяка Вадика, и будет просить прощения, а он даже не посмотрит в её сторону. Женька так чётко увидел сцену унижения Синицыной, будто это случилось наяву, но когда он попытался придумать хотя бы один способ стяжать себе славу, в голову ничего не приходило.

Пока Женька бился над этой нелёгкой задачей, ему на глаза попалась кипа рекламных проспектов и журналов, которые они с папой принесли с выставки компьютерной техники. Женька набрал всего, что давали. Он не слишком задумывался зачем, решив, что дома разберётся. Сейчас было самое время этим заняться. Женька бегло пролистывал буклеты, отбрасывая в сторону все, где не было картинок и описаний игр. Просмотрев очередной журнал, он уже собирался отбросить его в кучу другого бумажного мусора, как вдруг его внимание привлекла подпись под статьёй: Евгений Москвичёв.

«Надо же, тёзка», — подумал Женька, и в этот самый момент на него снизошло озарение. Вот она — слава! План начал обретать реальные черты. Женька попытался вникнуть в статью, но, ничего не поняв, решил, что это совсем не важно. Никто из класса и подавно не поймёт.

«Посмотрим, как Синицына запоёт, когда узнает, что я компьютерный гений», — с триумфом думал он. Чем больше Женька размышлял о задуманном, тем больше входил в роль. Наконец ему в самом деле стало казаться, что именно он автор умных статей для научных журналов.

На следующий день Женька явился в школу и с глубокомысленным видом уселся на своё место. Прямо перед ним заманчиво маячила коса Синицыной, будто просила за неё дёрнуть, но Женька не поддался искушению. Он глубоко вздохнул, чтобы обратить внимание на свою задумчивость, но Ленка и ухом не повела.

— Вот проблема! — сказал Женька, словно размышляя вслух, и опять вздохнул.

— Что ты там бормочешь? — обернувшись, спросила Синицына.

— Тебе не понять.

— Куда уж нам, серым, — усмехнулась Ленка.

— Да уж, это не для средних умов. Разрабатываю новую антивирусную программу, — важно заявил Женька и, не удержавшись, добавил: — Это тебе не на пианино бренчать.

— Тоже мне программист. Кому нужна твоя программа! — презрительно фыркнула Ленка.

— Кому надо, тому и нужна. Мне для журнала заказали, — как бы невзначай сказал Женька.

— Трепло, — бросила Ленка.

— В своём отечестве пророка нет, — изрёк Женька.

— У тебя что, с головой не всё в порядке?

— Гениальность — это разновидность сумасшествия, — продолжал он сыпать афоризмами.

— Точно, больной, — покачала головой Синицына.

На большой перемене, когда все ринулись из класса в буфет, Женька достал компьютерный журнал и углубился в созерцание страницы.

— О, журнальчик! Клёво! Что это? — увидев яркую обложку, заинтересовался пробегавший мимо Петухов.

Женька даже не успел рта раскрыть, как Синицына выпалила:

— Выпендривается.

— Про Билла Гейтса, наверное, тоже говорили, выпендривается, — заметил Женька.

— Это кто такой? Бас-гитарист, что ли? — спросил Петухов.

— Темнота ты, Петух! Это создатель Ай Би Эм, — с видом превосходства просветил его Женька.

— Ага, и наш Москвичёв — тоже компьютерный гений, — язвительно произнесла Синицына.

И тут её взгляд упал на журнал, который Женька предусмотрительно открыл на нужной странице. Синицына увидела Женькину фамилию, напечатанную крупными жирными буквами, и глаза у неё полезли на лоб.

— Так это правда? — пролепетала она.

Женька понял, что настал момент его триумфа, и со скромностью, свойственной гениям, молча пожал плечами.

В это время в разговор встряла Майка, которую по праву считали местным бюро новостей. При виде подписи под статьёй её тоже хватил столбняк, но она довольно быстро пришла в себя и закричала:

— Ребята, смотрите! Москвичёва в журнале напечатали!

 

Все, кто на этот момент не успел убежать на штурм буфета, тотчас ринулись изучать подпись под статьёй, потому что из всей статьи это было самое понятное место.

— Пойдёмте покажем Николаю Александровичу, — с энтузиазмом предложила Майка.

Женька понял, что слава таит в себе подводные камни. Он вовсе не жаждал встречи с учителем информатики.

— Ты что, с ума сошла?! Я же засекреченный, — сказал он первое, что пришло на ум.

— Как засекреченный? — ахнула Синицына.

— Очень просто. Про меня вообще никому говорить нельзя, потому что на меня охотятся. Я только вам открылся, — таинственным голосом поведал Женька.

— А кто за тобой охотится? — живо заинтересовалась Майка.

— Кто, кто — иностранные разведки.

— Вот зажигает! Нужен ты им больно. Они и не таких спецов покупают. За большие бабки кто хочешь продастся, — недоверчиво усмехнулся Петухов.

— Я за деньги не продаюсь, — отрезал Женька. И трагически добавил: — Так что если проболтаетесь, мне конец.

Несмотря на предупреждение, весть о том, что Женька — большой знаток компьютеров, быстро разнеслась по школе, и новоиспечённый программист во всей полноте осознал, что быть компьютерным гением гораздо труднее, чем он предполагал. Ребята потянулись к нему с вопросами. Женька напускал на себя важный вид, ссылался на занятость и советовал почитать литературу для «чайников», но понимал, что долго так не продержаться.

События развивались стремительно. В тот день Лена Синицына объявила, что Вадика Груздева показывали по кабельному телевидению. Это был удар ниже пояса. По сравнению с показом по телеку ничтожная подпись в журнале тотчас померкла. Чаша весов склонялась явно не в пользу Женьки.

Женька было сник, но фортуна вновь улыбнулась ему. Недалеко от школы телевизионная передвижка проводила очередной социологический опрос. На перемене Женька сорвался из класса и изъявил желание быть опрошенным, но журналистка не оценила его порыва поделиться с обществом своим мнением. Нужно было придумать что-нибудь ещё.

Вернувшись в класс, Женька махнул рукой в сторону окна и громко сказал:

— Видели? Телевизионщики приехали. Откуда они только пронюхали? Меня выжидают. Хотят интервью взять.

— Что же ты тогда здесь сидишь? — удивилась Лена Синицына.

— Мне это ни к чему. — Женька безразлично пожал плечами. — Я за славой не гонюсь. Не такой я человек. Не то что некоторые: чуть научатся по клавишам стучать и тут же на телек бегут.

В это время прозвенел звонок на последний урок. За сорок пять минут Женька успел напрочь забыть о том, что его «караулят» журналисты, и беспечно вышел из школы вместе с остальными. К этому времени телевизионщики как раз завершили свою работу и неспешно сворачивались. Майка оценила ситуацию и решила, что оставлять бедных журналистов ни с чем — нехорошо. Надо восстановить справедливость. Общество должно знать своих героев и тех, кто живёт рядом с ними.

— Ребята! Тащи Москвичёва к камере. Не зря же журналисты приезжали, — сказала Майка.

Поначалу её предложение не вызвало энтузиазма. Если Москвичёв кому нужен, то пусть с ним сами и разбираются. Но тут Майка добавила:

— Может, и нас по телеку покажут.

Её реплика тотчас возымела действие.

— Точно! Слабо в новостях засветиться?! — подхватил Юрка Петухов.

Осознав всю серьёзность ситуации, Женька в панике воскликнул:

— Нет! Не буду я давать никакого интервью.

— Ты чё, совсем уже? — Петухов покрутил пальцем у виска и обратился к остальным: — Да чего его слушать? Если надо, значит, надо!

 

Ребята схватили упирающегося Женьку и потащили к камере. Проявляя чудеса скромности, Женька отбивался изо всех сил, но с целым классом ему было не совладать. Скоро он предстал перед телевизионщиками, и Майка возвестила:

— Вот! Мы к вам Москвичёва привели.

— Кого? — не поняла журналистка.

— Женю Москвичёва. Он в нашем классе учится и пишет научные статьи.

Просто он очень скромный, — пояснила Лена Синицына и поспешно вытащила из портфеля журнал, который Женька щедро подарил ей с автографом.

Пробежав глазами статью, журналистка смерила Женьку удивлённым взглядом и начала проявлять к нему интерес. Женька понял, сопротивляться бесполезно, и он сдался. Интервью длилось недолго. К счастью, журналистка не стала копаться в тонкостях компьютерного программирования. Евгений Москвичёв, как и подобает гению, был немногословен. Репортаж обещали показать в калейдоскопе новостей. Все были счастливы, лишь герой дня выглядел подавленным.

 

— Переживаешь, что тебя рассекретили? — участливо спросила Синицына.

Глядя в её полные обожания глаза, Женька подумал: может быть, неплохо, что он дал интервью.

Прошло три дня. Поначалу Женька нервничал, но постепенно успокоился и стал с удовольствием греться в лучах славы.

Сигнал тревоги прозвучал, когда на перемене в класс зашёл Николай Александрович.

— Москвичёв, говорят, ты занимаешься программированием и даже пишешь статьи в серьёзные журналы? — спросил он.

В душе у Женьки шевельнулось предчувствие, что скоро его славе придёт конец. Если разговор пойдёт о компьютерных программах, то ему хана. Дальше компьютерных «ходилок» и примитивных «сшибалок» его познания не простирались. «Может, симулировать потерю голоса?» — решил он и молча кивнул.

— Представляешь, какое совпадение. Мой друг занимается той же самой проблемой и тоже пишет статьи. Могу познакомить. Его зовут Евгений Олегович Москвичёв.

Глубина Женькиного падения была ужасающей. Все посмеивались и подтрунивали над ним. От насмешников не было прохода, а количество приставших к нему кличек превышало все разумные пределы. Как только его не называли — и Программист, и Автограф, и Билл Гейтс.

Женька стойко выносил превратности судьбы. У каждого в жизни бывают чёрные полосы, главное — не унывать, решил он. Зато он понял, почему знаменитости не любят журналистов. Теперь само слово «интервью» вызывало у него острую неприязнь. Ведь кто знает, как долго он оставался бы компьютерным гением, если бы паршивые папарацци не рассекретили его.

Магазин детских игрушек