Поиск

Тамара Крюкова. Рассказы

Стражи порядка (читать и слушать)

Родительская категория: Детские рассказы Категория: Тамара Крюкова Опубликовано: 30 Март 2015
Просмотров: 8683


СТРАЖИ ПОРЯДКА

 

 

Счастье свалилось на Женьку и Лёху, как это всегда бывает, совершенно неожиданно. Они сидели во дворе и размышляли, чем бы заняться, когда увидели местную знаменитость — Жорика. Жорик был большим человеком: во-первых, он уже перешёл в десятый класс, во-вторых, он ходил в клуб авиамоделистов и, в-третьих, и самых главных, на всероссийской выставке авиамоделей он получил диплом с золотыми буквами и печатью.

У Жорика в руках был красивый, новенький планер. При виде модели у Женьки с Лёхой от восторга, что называется, в зобу дыханье спёрло. И что удивительно, Жорик направлялся прямо к ним.

— Ребята, не присмотрите за планером, пока я в магазин сбегаю? — спросил Жорик.

Вопрос прозвучал музыкой в ушах неразлучных друзей. Неужели Жорик в самом деле оставит планер на полное их попечение? Это было круто. Женьку прямо-таки распирало от гордости.

— Какой разговор? Можешь на нас положиться. Муха не сядет. Лёха вообще прирождённый бодигард. Лёх, покажи бицепс. — Женька с энтузиазмом ширнул друга в бок.

— Ладно, культуристы. Надеюсь, бицепсы вам не понадобятся. Я по-быстрому, — улыбнулся Жорик, водружая планер на скамейку.

— Можешь не торопиться. Мы его будем изо всех сил охранять, — заверил его Женька.

Жорик ушёл, и друзья принялись охранять планер изо всех сил, но вскоре Женька понял, что делать это не так-то просто, а точнее — совсем не просто, потому что охранять его было решительно не от кого. Это было непредвиденное осложнение. Подумать только, охранять планер по поручению самого Жорика — и чтобы ни одна живая душа об этом не знала! Но возмутительнее всего было то, что Лёха сидел с таким преспокойненьким видом, как будто его вовсе не волновало, хорошо они охраняют планер или нет.

— Ну чего ты на этот планер уставился? Нас его охранять поставили, а не глазеть на него, — наконец не выдержал Женька.

— А чего его охранять? Сиди себе и жди, пока Жорик придёт.

— Ха! Так охранять каждый дурак может. Это вовсе даже не охрана!

— Почему?

— Да потому, что охранять надо обязательно от кого-нибудь, а что никому не нужно, то и охранять незачем. Усёк?

— Ну, — покорно кивнул Лёха.

Ребята посидели ещё минутку.

— Эх, только зря время теряем, — сокрушался Женька. — Скоро уже Жорик придёт.

И тут ему повезло. Он увидел, как из подъезда соседнего дома вышла Майка — первая болтушка в классе. Она тащила за собой брата, щекастого карапуза, чем-то похожего на неё. Конечно, интереснее было бы охранять планер от кого-нибудь из мальчишек, но выбирать не приходилось.

— Сейчас начнём от Майки охранять! — оживился Женька.

— Нет, она брата на детскую площадку поведёт, — резонно заметил Лёха.

К Женькиному глубокому огорчению, Лёха оказался прав. Не удостоив друзей вниманием, Майка направилась прямиком в сторону песочницы. Однако Женька не растерялся.

— Ничего. Нельзя ждать милостей от природы. Надо брать их своими руками. Сейчас как миленькая прибежит! — сказал он и во всю глотку крикнул: — Майка, эй ты! Привет!

— Привет, — отозвалась Майка и даже не посмотрела в их сторону.

«Вот вредина!» — мысленно возмутился Женька. Теперь привлечь внимание Майки было для него делом принципа.

— Гуляешь, что ли? — крикнул он ей вдогонку.

— А что, нельзя?

— Гуляй, гуляй, только учти, сюда подходить запрещено.

Майка остановилась.

— Почему это?

— По кочану, — объяснил Женька и, чтобы Майке было ещё понятнее, добавил: — Нельзя, и всё тут!

После таких объяснений случилось именно то, что предсказывал Женька. Майка решительно повернула в их сторону и потащила за собой упирающегося карапуза, который всей душой стремился строить из песка куличи.

— Подумаешь, раскомандовался. А может, мне тут нравится, — заявила она.

— Кому говорят, не подходи, — без особой угрозы предупредил Женька.

— Ага, разбежалась. Сейчас шнурки поглажу. Вы этот двор закупили, что ли? — съехидничала Майка, подходя ближе.

— Не закупили, а объект охраняем, — важно произнёс Женька и как бы ненароком сдвинулся в сторону, чтобы был виден планер.

— Чего, чего? — с вызовом спросила Майка и осеклась.

Она увидела «объект», и её глаза округлились от удивления.

— Ой, какой клёвый! Ванечка, смотри, самолётик! — воскликнула она и прибавила шагу, тем более что карапуза яркий планер тоже заинтересовал и теперь его не надо было тащить насильно.

— Да уж, нехилая модель. Только руками не трогать, — грозно предостерёг Женька и добавил: — И вообще вали отсюда. Ходят тут всякие, а нам, между прочим, Жорик сказал: никого близко не подпускать. Он только нам доверяет. Так что двигай попом, чеши хип-хопом.

— Грубиян! — обиделась Майка.

— Ой, Лёха, держи меня, а то я упаду. Бельё меня воспитывает. Как там тебя, майка или трусы?

— А ты… А ты… — Майка пыталась найти обзывалку пообиднее. — А ты Женька-шимпанзенька!

— Не в склад, не в лад! Поцелуй корову в зад. И вообще такого зверя не бывает! — Женька заплясал на одной ножке.

— Зато уроды бывают, вроде тебя, — не осталась в долгу Майка.

В общем, охрана получалась что надо! Крутая охрана! Пока Женька и Майка обменивались мнениями, карапуз почувствовал себя на свободе. Он подошёл к планеру и схватил его за хвост.

— Эй, он его взял!

Лёха толкнул в бок Женьку, который был так занят перепалкой, что не замечал, что творится вокруг.

— Кого? — буркнул Женька, недовольный, что его отвлекают.

— Планер, — сказал Лёха.

Теперь Женька тоже увидел, что малыш с довольным видом держит новую игрушку.

— Что же ты молчишь?! — накинулся Женька на Лёху.

— А я и не молчу. — Лёха пожал плечами.

Сочтя, что лучше вести переговоры напрямую, Женька как можно внушительнее обратился к карапузу:

— Положи самолёт на место. Его брать нельзя.

Малыш, видимо, был иного мнения. Поняв, что игрушку у него собираются отнять, он сильнее прижал планер к себе.

— Что же ты, раззява, за своим ребёнком не смотришь! — набросился Женька на Майку.

— Вы бы сами лучше за своим планером смотрели, спецназ сушёный, — взъерепенилась Майка и засюсюкала: — Ванечка, ты же хороший мальчик? Положи самолётик.

Ванечка ухватился за планер, всем своим видом показывая, что лестью его не купишь.

Нужно было принимать решительные меры. Женька скомандовал:

— Лёха, давай я ему руки разожму, а ты вытаскивай планер.

Сказано — сделано. Женька вцепился в карапуза, Лёха — в планер, карапуз заревел. Майка с криком: «Сейчас же отпусти его!» — бросилась на спасение брата. Образовалась куча мала. Скоро было не разобрать, кто в кого за что вцепился и куда тащит. И тут раздался треск…

 

Когда прибежал Жорик, охранять было уже нечего. Вернее, то, что осталось от планера, можно было не охранять. Жорик увидел обломки, и по выражению его лица Женька с Лёхой поняли, что двор — не то место, где бы им сейчас хотелось находиться.

 

Не разобравшись, что к чему, Жорик пообещал накостылять виновному и тут же выполнил своё обещание. Причём виновным оказался Лёха, потому что бегал он гораздо медленнее Женьки.

Позже друзья сидели в укромном месте за домом. Лёха прикладывал ко лбу монету.

— Теперь ещё шишка вскочит, — угрюмо сказал он.

— Шишка — это пустяки! Это пройдёт.

Мне от несправедливости больно, — рассуждал Женька, отчаянно жестикулируя.

— Угу, — кивнул Лёха, а Женька продолжал:

— Ведь всё из-за этой Майки. Я же ей человеческим языком говорил: «Не подходи». А она ещё этого Ваньку-встаньку с собой приволокла. И ей как с гуся вода. Вот что обидно и больно!

Лёха потрогал набухающую на лбу шишку и подумал, что лучше бы ему было больно от несправедливости. Он бы потерпел.

Магазин детских игрушек