Поиск

Аркадий Гайдар. Повести и детские рассказы для чтения.

На графских развалинах

Родительская категория: Детские рассказы Категория: А. Гайдар Опубликовано: 17 Март 2015
Просмотров: 2759

I

 
Из травы выглянула курчавая белокурая голова, два ярко синих глаза, и послышался сердитый шёпот:
– Валька… Валька… да заползай же ты, идол, справа! Заползай сзаду, а то он у ч ует.
Густые лопухи зашевелились, и по их колыхавшимся верхушкам можно было догадаться, что кто то осторожно ползёт по земле.

Вдруг белокурая голова охотника опять вынырнула из травы. Свистнула пущенная стрела и, глухо стукнувшись о доски гнилого забора, упала.
Большой, жирный кот испуганно рванулся на крышу покривившейся бани и исчез в окне чердака.
– Ду урак… Эх, ты! – негодуя, проговорил охотник поднимающемуся с земли товарищу. – Я же тебе говорил – заползай. Там бы сзаду как удобно, а теперь на ко, выкуси… Когда его опять уследишь.
– Заползал бы сам, Яшка. Там крапива, я и то два раза обжёгся.
– Крапива! Когда на охоте, то тут не до крапивы. Тебе бы ещё половик подослать.
– А раз она жжётся!
– Так ты перетерпи. Почему же я – то терплю… Хочешь, я сейчас голой рукой её сорву и не сморгну даже? Вру, думаешь?
Яшка вытер влажную руку, выдернул большой крапивный куст и, неестественно широко вылупив глаза, спросил, торжествуя:
– Ну что, сморгнул? Эх ты, нюня.
– Я не нюня вовсе, – обиженно ответил Валька. – Я тоже могу, только не хочу.
– А ты захоти… Ну ка, слабо захотеть? Веснушчатое курносое лицо Вальки покраснело; не принять вызова он теперь не мог.
Он подошёл к крапиве, заколебался было, но, почувствовав на себе насмешливый взгляд товарища, рывком выдернул большую, старую крапивину. Губы его задрожали, глаза заслезились; однако, силясь вызвать улыбку, он сказал, немного заикаясь:
– И я тоже не сморгнул.
– Верно! – по чистому согласился Яшка. – Раз не сморгнул, значит, не сморгнул. Только я всё таки посерёдке хватал, а ты под корешок, а под корешком у ей жало слабже. Ну, да и то ладно! Знаешь что? Пойдём давай во двор, там девчонки играют, а мы им сполох устроим.
– А мать дома?
– Нет. Она на станцию молоко продавать пошла. Никого дома нету.
Во дворе возле забора домовитые и стрекотливые, как сороки, две девочки накрыли сломанный стул и табурет старым одеялом и, высунувшись из своего шалаша, приветливо зазывали двух других девчонок:
– Заходите, пожалуйста, в гости! У нас сегодня пироги с вареньем. Заходите, пожалуйста!
Но едва только гости чинно направились на зов, как хозяйки шалаша испуганно переглянулись:
– Мальчишки идут!
Яшка и Валька приближались медленно, спокойно, ничем не выдавая на этот раз своих истинных намерений.
– Играете? – спросил Яшка.
– У ухо дите! Чего вы лезете? Мы к вам не лезем, – плаксиво сказала Нюрка, Яшкина сестрёнка.
– Отчего же нам уходить? – ещё мягче спросил Яшка. – Мы посмотрим, да и пойдём дальше. Это что у вас такое? – И он ткнул пальцем в одеяло.
– Это наш дом, – ответила Нюрка, несколько озадаченная таким необычным мирным подходом.
– До ом? А разве дома из одеялов строят? Дома строят из брёвен или из кирпича. Вы бы потаскали кирпичей с «Графского» и построили крепкий, а этот чуть толкнёшь – он и рассыплется.
И Яшка потрогал ногою табуретку, чем вызвал немалую панику у обитателей шалаша.
– Ну ладно. А где же у вас пирог?
– Вот тут, – тревожно следя за каждым движением Яшки, ответила Нюрка.
– Вот дуры то! Всё у них не по людски. Дом из одеяла, а пироги из глины. А ну ка съешь один пирог, ну ка, кусни. А… не хочешь? Людей такой дрянью угощаешь, а сама не хочешь… Валька, давай мы все ихние пироги им в рот запихаем. Сами напекли, пускай и жрут.
– Я а а шка! – безнадёжно тоскливо в один голос затянули девчонки. – Я а шка… у ходи, ху ли и га ан.
– А… вы ещё ругаться! Валька, в атаку на это бандитское гнездо!
Только только угроза разгрома и расправы вплотную нависла над мирными обитателями шалаша, как вдруг Яшка почувствовал, что кто то крепко взял его сзади за вихор.
Девчонки, точно по команде, перестали выть. Яшка обернулся и увидал Валькины пятки, исчезающие за забором, да рассерженное лицо матери, вернувшейся с вокзала.
– Марш домой! – крикнула мать, давая ему шлепка. – Ишь, разбойник, и игры то у него разбойные… Смотри ка, какой Петлюра выискался! Вот погоди, придёт отец – он тебе покажет, как атаманствовать!

II

Отец у Яшки старый – уже пятьдесят четыре года стукнуло. Служит он сторожем в совете, а раньше садовником у графа был.
В революцию граф с семьёй убежал. Усадьбу старинную мужики сгоряча разграбили. Невдомёк было, видно, что усадьба то пригодиться может. В суматохе кто то то ли нарочно, то ли нечаянно запалил её. И выгорело у каменной усадьбы всё деревянное нутро. Одни только стены сейчас торчат, да и те во многих местах пообвалились. А от оранжерей и помину не осталось. Стёкла в гражданскую войну от орудийной канонады полопались, а дерево сгнило.
Раньше хоть мимо дорога была, но с тех пор как построили новый мост через Зелёную речку, совсем усадьба в стороне осталась. И стоит она на опушке, над оврагом, как надмогильный памятник старому режиму.
Отец Яшки, Нефёдыч, вернулся сегодня вовсе добрым, потому что получка была. А в получку каждый человек, конечно, добрый, и потому, когда мать начала жаловаться на Яшку, что нет с ним сладу, отец ответил примирительно:
– Ничего, осенью в школу опять пойдёт, тогда за ученьем дурь из головы вылетит.
– До осеки то ещё долго. Он и вовсе избалуется. Тебе то что, а у меня он на глазах.
Яшка сидел молча, уткнув голову в тарелку, и не оправдывался.
Это отмалчивание ещё больше рассердило мать, и она, бухая на стол горшок с кашей и свининой, продолжала:
– Этак из мальчишки добра не выйдет. Тоже пошли деточки… Я сегодня с вокзала иду, смотрю – в стоге сена, возле тропки, что то ворочается. Уж не наш ли поросюк забежал?… Подошла, глянула, да так и обмерла. Высовывается оттуда рожа, чё ёрная, ло охма тая, вся как есть в саже. Во рту цигарка, а в руке рогуля с резиной, а в резине камушек. Мальчишка лет тринадцати, а страшенный – сил нету. Я назад, а он как засвищет, да этак засвищет, что аж в ушах зазвенело.
При этих словах Яшка насторожился, а Нефёдыч аккуратно сложил газету и сказал:
– В совете у нас про это самое разговор был. Говорят, объявился у нас в местечке какой то беспризорный. И зачем его к нам занесло – уму непостижимо. Местечко у нас маленькое, стороннее, от главной линии только ветка. У нас рассуждали – что не изловить ли его? Так опять – куда ты его денешь? В суд – нельзя, пока за ним проступков никаких не замечено. Беспризорного дома у нас нет, а в город отправлять – возня. Секретарь говорил, что, должно быть, беспризорный и сам скоро убежит, потому что у нас ему неинтересно: ни публики на вокзале, ни толпы на улице – кошелёк спереть из кармана и то не у кого.
Яшка, ошеломлённый услышанным, забыл про кашу и прилип к табуретке. Потом, сообразив, что, вероятно, он пока является единственным обладателем подслушанного сообщения, заёрзал, бросил недоеденную тарелку и, невзирая на грозный окрик матери, понёсся на двор, срочно поделиться с Валькой важной новостью.
Он бросился к забору Валькиного сада и чуть не лбом столкнулся с перелезающим навстречу Валькой.
– А я, брат, чего знаю! – сказал, переводя дух, Яшка.
– Нет, ты слушай лучше, что я знаю.
– Про что ты можешь знать! Ты знаешь про неинтересное, а я про интересное.
– Нет уж, я – то про самое интересное знаю.
– Знаю я, про какое интересное ты знаешь. Наверное, про то, кто нашу ныретку на проток перекинул? Так это что, а я вот знаю!
– Ничего ты не знаешь. А ну давай об заклад биться: если ты знаешь интересней, я тебе две стрелы с напайками дам, а если я интересней, то ты мне… ножик.
– Ишь ты какой ловкий!… Ножик то почти новый, у него только одно лезвие сломано, а от второго ещё больше полполовины осталось… Хочешь, я тебе патрон дам?
– На что он мне? У меня своих три.
– Так у тебя же пустые, а я нестреляный дам; его ежели в лесу в костёр бросить, так он как ухнет.
– Ну ладно. Чур – так! Говори. А то ты увидишь, что моя берёт, и скажешь, что про это же самое знаешь, чтобы не отдавать.
– Так тогда как же?
Оба мальчугана постояли, задумавшись, потом Яшка прищёлкнул языком и сказал:
– А вот как! На тебе гвоздь и нацарапай им на заборе про что у тебя, а потом в другом месте нацарапаю я, тут уже будет без обмана.
Оба долго пыхтели, вычёркивая кособокие буквы. Через минуту оба хохотали.
– Да у нас про одно и то же. Только у меня написано «про беспризорного», а у тебя «про беспризорного налётчика». Почему же, однако, он налётчик?
– А уж обязательно налётчик, – снижая голос, ответил Валька. – Они все такие – у них в кармане либо финский нож, либо гиря на ремне. А то чем же они питаться станут!
– А может, попросят где, – сомневаясь в словах товарища, сказал Яшка, – либо яблок по садам накрадут, вот и жрут.
– Ну уж и «попросят»! Скажешь тоже… Да кто же этаким страшенным подаст? Нет уж, ты поверь мне, что налётчик. Симка Петухов его сегодня повстречал. Симка говорит, что как выскочит тот из ямы возле кирпичных сараев и кричит: «Выкладывай всё, что есть», а сам махает гирей, а гиря тяжёлая – десять фунтов.
– Ну уж и десять?
– Ей богу, десять. Симка еле утёк. Он бы, говорит, вступил с ним в сражение, да был без оружия, палки – и той под рукой не было.
– А может, он врёт, Симка то? Что с него грабить? Я сам видел в окно, как он мимо пробежал. На нём одни штаны только до колен, а рубахи и той не было.
Последний довод смутил несколько Вальку, но, не желая сдаваться, он ответил уклончиво:
– Уж не знаю, чего, а только налётчики всегда этакими словами разговор начинают, это у них уже такая привычка.
– Валька! – сказал, немного подумав, Яшка. – А как же теперь… мальчишки? Поди ка, все струхнут.
– Обязательно струхнут. Чуть вечер, поди, и за ворота выйти побоятся.
– А ты?
– Я то… – Валька горделиво усмехнулся. – Я что! Я и сам… я вот сегодня ножик перочинный отточу да на бечёвке под рубахой к поясу привяжу. Так и буду ходить, как черкес. Пусть только попробует сунуться!
– А я налобок возьму, которым в ямки играют. Он крепкий, дубовый. Приходи завтра пораньше утром под окошко и крикни меня. Да только не ори, как вчера, во всю глотку, так, что мать даже с постели вскочила – думала, говорит, что пожар или сполох какой.
– Не… я тихонько.
– Валька… – спросил Яшка, перед тем как уйти. – А отчего они чёрные такие?… Как мать говорит, хуже чёрта.
– Оттого, что они под мостами либо в котлах ночуют.
– А зачем же в котлах? – ещё больше удивился Яшка. – Какой же есть интерес в котле ночевать?
– Какой? – Валька задумался. – А такой, что ежели ты его в постель положишь, то он и глаз закрыть не может, а обязательно, чтобы в котле. Это уж у них такая природа.

III

В последующую неделю были немалые толки и пересуды среди мальчишек местечка. Беспризорный этот, по видимому, и на самом деле оказался настоящим разбойником.
Например, в ночь с субботы на воскресенье оказался целиком очищенным от яблок сад тётки Пелагеи. В поповском доме неизвестно откуда залетевшим камнем вдребезги разбито стекло. А что ещё хуже – пропал у Сычихи козёл. То есть были обысканы все закоулки, все пустыри, а козла нет и нет…
Яшка всё понимал. Ну, яблоки, скажем, про запас. В стекло камнем – просто для озорства. Ну, а козёл на что? Ни шкуры с него, ни мяса не жрут.
– Жру у ут! – с увлечением подтверждал Валька. – Простые люди не жрут, а они все как есть жрут. Такая у них природа.
– Что ты мне забубнил, – рассердился Яшка, – природа да природа! По твоему, может, и сырьё жрут.
– И сырьё и всякое! – ещё с большим азартом принялся уверять Валька. – Мне Симка рассказывал, что когда был он в городе – такое видел! Идёт торговка с корзиной, а беспризорники налетели… раз… раз, и не осталось от неё ничего.
– От торговки то?
– Да не от торговки, а от корзины, с калачами там или с пирогами.
– Так ведь это пирог – пирог, он вкусный, а то козёл – тьфу!
Валька оглянулся, подошёл к товарищу поближе и сказал таинственным шёпотом:
– Яшка! А Стёпка то за нами выслеживает. Честное слово. Я пошёл к «Графскому». Вдруг как ровно дёрнуло меня обернуться. Я присмотрелся. Гляжу, Стёпкина голова из за кустов торчит и пристально этак за мною выглядывает. Я нарочно взял да и свернул логом к пустырю, а оттуда домой.
– Ну у! – И у Яшки даже голос осёкся от волнения. – А может, он просто нечаянно?
– Ну нет, не нечаянно. Этак прямо смотрит и смотрит. А я гляжу – рядом куст колыхнулся… должно быть, там ещё кто нибудь из ихней партии сидел.
– Так ты, значит, там не был?
– Нет!
– А как же он там, голодный?
– Ничего, ему хлеба в прошлый раз много принесли и воды тоже. Жив будет до завтра. А завтра пойдём либо рано утром, либо к вечеру попозже, когда от мальчишек незаметней. Ух, как осторожно надо действовать, а то накроют! Нас двое, а их четверо. Кабы нам хоть кого третьего к себе придружить.
– Кого придружить? Ты его сегодня придружи, а он назавтра всё ихним и выболтает. А тогда что? Тогда убьют его непременно.
– Убьют обязательно.

Возвращаясь домой, Яшка за огородами натолкнулся на своего закоренелого врага, Стёпку.
Встреча была неожиданная для обоих. Но противники заметили один другого ещё издалека, и поэтому, не роняя своего достоинства, свернуть в сторону было невозможно.
Сблизившись на три шага, враги остановились и молча, внимательно осмотрели один другого. У Стёпки была палка – следовательно, преимущества были на его стороне. Осмотревшись, Стёпка презрительно и мастерски сплюнул на траву. Яшка не менее презрительно засвистел.
– Ты чего свистишь?
– А ты чего расплевался?
– Я вот тебе свистну! Вы зачем на нашего кота со стрелами охотитесь?
– А пусть в чужой сад не лезет. Когда наш Волк к вам во двор забег, вы зачем в него кирпичами кидали?
– А вы куда Волка девали? Вы врёте, что его отравил кто то. Вы сами его куда то спрятали, потому что мы на него в суд за задушенных кур подали. Только вы нас не проведёте… Погодите, мы до вас скоро докопаемся!
– Четверо то на двоих нашлись!
– Эх, и трусы! «Четверо»! Ваську тоже сосчитали, когда ему только девять лет.
– Что же, что девять. Он вот какой толстый, как боров… да и все то вы свиньи.
Последнее замечание показалось настолько оскорбительным, что Стёпка схватил с земли глиняный ком и со всего размаху запустил его в Яшку.
И если кровавому поединку не суждено было совершиться, и если Яшка не пал на поле битвы от руки лучше вооружённого врага, то только потому, что этот последний вдруг дико вскрикнул и без оглядки бросился бежать.
Предполагая, что тот струсил, Яшка издал воинственный клич и хотел было преследовать неприятеля, как вдруг услышал позади себя негромкий смех.
Он обернулся и тотчас же понял действительную причину поспешного исчезновения Стёпки.
Возле куста бузины стоял одетый в лохмотья чёрный невысокий мальчуган, в котором Яшка без труда угадал грозу всех мальчишек местечка, героя последних событий – беспризорного налётчика.

IV

И тотчас же Яшка понял, что он погиб окончательно и бесповоротно. Он хотел бежать, но ноги не слушались его. Он хотел закричать, но понял, что это бесполезно, потому что вокруг никого не было. Тогда, решившись отчаянно защищаться, он стал в оборонительную позу.
Мальчуган в лохмотьях продолжал смеяться, и этот смех сбил ещё больше с толку Яшку.
– Ты чего? – спросил он, с трудом ворочая языком.
– Ничего, – отвечал тот. – Что это вы, как петухи, – друг на друга налетели?
Мальчуган раздвинул кусты и очутился рядом с Яшкой.
«Сейчас гирю вынет», – с ужасом подумал тот и сделал шаг назад.
Однако, вместо того чтобы напасть на Яшку, беспризорный бухнулся на траву и, хлопая рукой по земле, сказал:
– Чего же ты столбом встал? Садись.
Яшка сел. Беспризорный засунул руку в карман и, к величайшему изумлению Яшки, вынул оттуда маленького живого воробья и поднёс его ко рту.
– Сожрёшь? – негодуя, воскликнул Яшка.
Беспризорный вопросительно поднял на Яшку маленькие ярко зелёные глаза, подышал теплом на воробьёнка и ответил:
– Разве ж воробьев жрут? Воробьёв не жрут и галок тоже не жрут. Голубь – тут другой разговор. Голубя ежели в угольях спечь – вку усно! Я их из рогатки бью.
Он сунул воробья за пазуху рваной бабьей кацавейки и, протягивая Яшке недокуренную цигарку, предложил:
– На, докури.
Машинально Яшка взял окурок и, не зная, куда его девать, спросил несмело:
– А козла ты зачем съел?
– Кого?
– Козла… Сычинного. У нас ребята говорят, что ты его упёр на жратву.
Беспризорный хлопнул себя руками по бокам и звонко расхохотался. И пока он хохотал, оцепенение начало сходить с Яшки, и беспризорный представился ему в совершенно другом свете. Яшка рассмеялся и сам, потом подскочил и затряс кистью руки, потому что догоревший окурок больно ожёг ему пальцы.
Успокоившись, подвинулись друг к другу ближе.
– Тебя как звать? – спросил беспризорный.
– Меня Яшкой. А тебя?
– А меня Дергачом.
– Почему Дергачом?
– А почему тебя Яшкой?
– Вот ещё скажешь тоже. Яков – такой святой был, и именины справляют. А такого святого, чтобы… Дергач, не должно бы быть… – А мне и наплевать, что не должно.
– И мне, – немного подумав, признался Яшка. – Только ежели при матери этак скажешь, так она за ухо. Отец, тот ничего, он и сам страсть как святых не любит – якобы дармоеды все. А мать – у уу! Про что другое, а про это и не заикнись. Я один раз масла из лампадки отлил – Волку лапу зашибленную смазать, так что было то…
– Били? – участливо спросил Дергач.
– Нет! Только за волосы оттрепали да в чулан заперли. – И задорно он добавил: – А зато я, пока в чулане сидел, назло со всех крынок сливки спил… А ты, Дергач, зачем к нам пришёл? – перескочил вдруг Яшка.
– Значит, нужно было, – ответил тот и глубоко вздохнул.
Этот тяжёлый, горький вздох, за которым, казалось, спрятано было что то большое, невысказанное, почему то точно теплом обдал Яшку.
– Давай дружиться, Дергач? – неожиданно для самого себя искренне предложил Яшка. – Я тебя с Валькой сведу – с моим товарищем. Хороший… только врёт много. А потом… – Тут Яшка поколебался. – Потом мы тебе интере есную вещь скажем. И как весело будет жить, Дергач.
Дергач ничего не ответил. Он лежал, подставив лицо отблескам багрового, угасающего горизонта. И Яшке показалось, что Дергач чем то не по детски глубоко опечален.
Однако, заметив на себе пристальный взгляд Яшки, Дергач быстро повернулся и сказал, вставая:
– Достань завтра у отца махорки… и принеси сюда, а то у меня вся повышла… Я буду ждать здесь же об эту пору.
И, не прощаясь, он раздвинул кусты и исчез, оставив Яшку размышлять о странной встрече и странном новом товарище.

V

Дома тихо. Потрескивают угли в самоваре. Яшка строгает деревянную дощечку. Нефёдыч углубился в чтение. Из за развёрнутого листа газеты виден его красный лоб, отсыревший после пятого стакана чая.
Нюрка мастерит кукольную шляпу. Мать возится на кухне.
– Не пойму, – слышится её голос. – Никак не пойму, куда девались из сеней полчугуна вчерашнего борща. Чугун на месте, а борща нет. Анка! Ты поросюку не выливала?
– Нет, мам!
– Ну так, должно быть, этот идол опрокинул.
«Этот идол», то есть Яшка, сидит и пыхтит, обглаживая дощечку, и делает вид, что разговор его не касается.
– Тебе, что ли, говорят? Ты опрокинул? – сердито повторяет мать.
Яшка, нехотя и не отрываясь от работы, отвечает:
– Кабы я, мам, опрокинул, так всё бы на полу было, а раз пол сухой, значит, и не опрокидывал.
– А пёс вас разберёт! – ещё больше раздражается мать. – Тот не брал, этот не опрокидывал, что же он, высох, что ли? Отец! Да брось ты свою газету! Кто же, выходит, взял то?
Нефёдыч не торопясь складывает газету и, очевидно расслышав только конец фразы, отвечает невпопад:
– Действительно… И кто бы мог подумать. Опять они взяли, да как ловко, что и не подкопаешься.
– Да кто они то? Кому же это прокислый суп понадобился?
– Да не суп… какой суп? – растерянно оглядываясь и с досадой отвечает Нефёдыч. – Я говорю, консерваторы опять власть взяли.
Убедившись в том, что ни от кого толку не добьёшься, мать плюнула и принялась греметь посудой. А Нефёдыч, почувствовавший желание поговорить, продолжал:
– И казалось бы, что отошло их время. Ан нет, вывёртываются ещё. Скажем, вон, наш граф. Имение у него посожгли, сам где то по заграницам шатается. А всё, поди ка, мечтает, как бы старое вернуть. Да ещё бы и не мечтать! Возьмём хотя бы имение – чем там ему не жизнь была? Картинка – что снутри, то и снаружи. Одни оранжереи чего стоили. И чего там только не было – и орхидеи, и тюльпаны, и розы, и земляника к рождеству… Пальма даже была огромная, больше двух сажен. Специально с Кавказа, из под Батума, выписали. Я говорю ему: «Ваше сиятельство, куда же мы этакую махину денем – это всю оранжерею ломать придётся!» А он отвечает: «Ничего, ты её прямо в грунт посади, а каждый год к холодам возле неё специальную постройку из стекла делай, а к весне опять разбирать будем». Ну и разбирали. Красивая пальма была. Мне тогда за уход граф двадцать пять целковых подарил… как раз в мае.
– Вот ещё спятил старый. Да разве же у нас свадьба в мае была? Свадьбу как раз после троицы сыграли.
– Уж не знаю, после троицы или после чего, а только в мае мы тогда как раз левкои высаживали.
– Что ты мне говоришь! – раздражаясь внезапно, как и всегда, говорит мать. – Посмотри в метрики, за божницей лежат.
– Мне смотреть нечего. Я и так помню. Ещё тогда старший барчук только что из кадетского корпуса на каникулы приехал и фотограф снимал его под пальмой. У меня и сейчас где то карточка эта сохранилась… Яшка, я показывал тебе эту карточку?
– Сто раз видел, – отвечает Яшка.
Мать, негодуя, всплескивает руками и лезет за метриками в божницу.
Она долго не может найти нужную ей бумагу. За это время пыл её несколько остывает, ибо, прикинув в уме, она начинает припоминать, что троица в том году, когда была свадьба, как будто бы и в самом деле была ранняя и приходилась на май. Но тут её внимание отвлекает другое обстоятельство.
– Анка! – слышится опять её голос. – Ты не убирала из за божницы венчальные свечи?
– Нет, мам!
– Отец! Уж ты, конечно, не трогал свечей?
– Двадцать пять лет не трогал, – покорно подтверждает Нефёдыч. – Как раз со дня самой свадьбы не трогал.
– А я их на прошлой неделе ещё видела. Куда же они девались? Наверно, опять Яшка куда нибудь засунул.
Яшка, поскольку вопрос не обращен прямо к нему, продолжает молча сопеть над доской.
– Яшка! Ты, паршивец этакий, должно быть, извёл свечи?
Яшка кончает работу, кладёт нож на стол и отвечает серьёзно, но в то же время чуть лукаво посматривая на мать:
– У нас, мам, по наказу Ленина электричество провели, так что мне при нём и без ваших свечей светло.
– Так куда же они делись то? Вот ещё чудные дела! Борща никто не выливал, свечей никто не брал, а ничего на месте нету. Что ты тут с ними будешь делать!

VI

Ранним утром, когда ещё в доме все спали, из окошка высунулись белокурые вихры Яшки. Увидав Вальку, нетерпеливо ждавшего возле забора, Яшка спрыгнул на влажную траву, и оба мальчугана исчезли в малиннике. Через минуту они вынырнули оттуда, причём Яшка осторожно нёс большой глиняный горшок, завязанный в грязную тряпицу.
Выбравшись за огороды, ребята быстро помчались по тропке, ведущей мимо кустов и оврагов к развалинам «Графского».
По пути Яшка рассказывал про вчерашнюю встречу.
– И вовсе он без гири, а в кармане у него воробей… и козлов они не жрут, а всё это мальчишки со страха брешут. А сегодня мы вдвоём к нему пойдем. Ежели он с нами сдружится, он нас от Стёпкиной компании застоит. Он сильный, и ему всё нипочём. А потом, он ежели и вздует кого, то на него некому пожаловаться, а на нас чуть что – и к матери.
– А почему он беспризорный? Так, для своего интереса, или домашних у него никого нет?
– Не знаю уж! Не спрашивал ещё, только вряд ли, чтобы для интереса: у беспризорных то ведь жизнь тяжёлая. Я вот вырасту, выучусь, на завод пойду или ещё куда служить, а он куда пойдёт? Некуда ему вовсе будет идти.
Роща встретила мальчуганов утренним шумом, задорным гомоном пересвистывающихся птиц и тёплым парным запахом высыхающей травы.
Вот и развалины – молчаливые, величественные. В провалах тёмных окон пустота. Старые стены пахнут плесенью. У главного входа навалена огромная куча щебня от рухнувшей колонны. Кое где по изгрызенным ветрами и дождями карнизам пробивались поросли молодого кустарника.
Нырнув в трещину каменной ограды и пробравшись через чащу бурьяна и полыни, доходившей им до плеч, ребята остановились перед сплошной завесой буйно разросшегося одичалого плюща. Посторонний глаз не разглядел бы здесь никакого прохода, но ребята быстро и уверенно взобрались на полусгнивший ствол сваленной липы, раздвинули листву, и перед ними открылось отверстие окна, выходящего из узкой, похожей на колодец комнаты без крыши.
Поднявшись по лесенке, они очутились уже в большой комнате второго этажа, из окон которой можно было видеть кусок Зелёной речки и тропку, ведущую в местечко.
Отсюда они попали на балкон, прямо перешли на крышу, дальше через слуховое окно вниз. Здесь было совсем темно, потому что комната эта раньше служила, очевидно, кладовой и железные ставни с заржавленными засовами крепко запирали окна.
Яшка где то пошарил рукою. Достал огарок позолоченной венчальной свечи с бантом и зажёг его.
В углу показалась железная дверца. Добравшись до неё, Валька дёрнул за скобу.
Ржавые петли горько заплакали, заскрипели, и ребята очутились в большом полуподвале с узенькими окнами, выходящими на поверхность заплывшего водорослями пруда.
И тотчас же в приветствие мальчуганам раздался из угла задорный, весёлый визг.
– Волк, Волчоночек, Волчонок! – закричали ребята, бросаясь к привязанной за ошейник собаке. – Соскучился… проголодался. Гляди ка, весь, как есть до корки, хлеб съел, и воды в корытце нисколечко.
Волк, повизгивая, помахивал хвостом, пока его развязывали. Потом запрыгал возле горшка, ухитрился лизнуть Яшкину щёку и чуть не сшиб с ног Вальку, упёршись ему лапами в спину.
– Да погоди же ты, дурень… дай горшок то развязать… Ну, на – лопай.
Собака стремительно запустила морду в прокислый борщ и с жадностью принялась лакать.
Подвал был сухой и просторный. В углу лежала большая охапка завядшей травы.
Здесь находилось тайное убежище ребятишек, спрятавших сюда преступного душителя чужих кур – собаку Волка.
Поджидая, пока Волк насытится, ребята завалились на охапку травы и принялись обсуждать положение.
– Еду трудно доставать, – сказал Яшка. – Ух, как трудно! Мать и то вчера борща хватилась. А Волк то всё растёт… Гляди ка, он уже почти всё слопал. Ну где на него напасёшься!
– У меня тоже, – уныло поддакнул Валька. – Мать увидала один раз, как я корки тащу, давай ругаться. Только не догадалась она – зачем. Думала, что кривому развозчику на пареные груши менять. Что же теперь делать? А на волю выпустить ещё нельзя?
– Нет, пока ещё нельзя. Скоро суд будет насчёт Стёпкиных кур. Мамку вызывают, а меня в свидетели.
– В тюрьму могут засадить?
– Ну, уж в тюрьму? Деньги, скажут, за кур давайте. А где ж их возьмёшь, денег то. И на что только им деньги, они и так богатые, на базаре то вон какая лавка.
Волк подошёл, облизываясь, и лёг рядом, положив большую ушастую голову на Яншины колени. Полежали молча.
– Яшка, – спросил Валька, – и зачем, по твоему, этакий домина?
– Какой?
– Да огромный. Его ежели весь обойти… ну, скажем, в каждую комнату хотя заглянуть, и то полдня надо. А для чего графам такие дома были? Ведь тут раньше штук сто комнат было?
– Ну, не сто, а что шестьдесят – так это и мой батька говорил. У графов каждая комната для особого. В одной спят, в другой едят, третья для гостей, в четвёртой для танцев.
– И для всего по отдельной?
– Для всего. Они не могут так жить, чтобы, например, комната и кухня. Мне батька говорил, что у них для рыб и то отдельная комната была. Напускают в этакий огромный чан рыб, а потом сидят и удочками ловят.
– Эх, ты! И больших вылавливают?
– Каких напускают, таких и вылавливают, хоть по ПУДУ. Валька сладостно зажмурился, представляя себе вытаскиваемого пудового карася, потом спросил:
– А видел ты когда нибудь, Яшка, живых графов?
– Нет, – сознался Яшка. – Мне всего три года было, как их всех начисто извели. А на карточке видел. У батьки есть. На ней пальма – дерево такое, а возле неё графёнок стоит, так постарше меня, и в погонах, как белые, кадетом называется. А хлюпкий такой. Ежели такому кто дал бы по загривку, он и в штаны навалил бы.
– А кто бы дал?
– Да ну хоть я.
– Ты… – Тут Валька с уважением посмотрел на Яшку. – Ты вон какой здоровый. А если я дал бы, тогда навалил бы?
– Ты… – Яшка, в свою очередь, окинул взглядом щуплую фигурку своего товарища, подумал и ответил: – Всё равно навалил бы. Батька говорит, что никогда графам насупротив простого народа не устоять.
– А какой на пальме фрукт растёт? Вкусный?
– Не ел. Должно быть, уж вкусный, ежели уж на пальме. Это ведь тебе не яблоня, она тыщу рублей стоит.
Валька зажмурился, облизывая губы:
– Вот бы укусить, Яшка! Хоть мале енечко… а то этак всю жизнь проживёшь, и не укусишь ни разу.
– Я укушу. Я вырасту, в комсомольцы запишусь, а оттуда в матросы. А матросы по разным странам ездят и всё видят, и всякие с ними приключения бывают. Ты любишь, Валька, приключения?
– Люблю. Только чтобы живым оставаться, а то бывают приключения, от которых и помереть можно.
– А я всякие люблю. Я страсть как героев люблю! Вон безрукий Панфил будёновец орден имеет. Как станет про прошлое рассказывать, аж дух захватывает.
– А как, Яшка, героем сделаться?
– Панфил говорит, что для этого нужно гнать нещадно белых и не отступаться перед ними.
– А ежели красных гнать?
– А ежели красных, так, значит, ты сам белый, и я вот тебя так тресну по котелку, тогда не будешь трепаться.
Валька испуганно замигал глазами:
– Так я же нарочно. Разве же я за белых? Спроси хоть у Мишки пионера.
– Мне в школьном отряде не больно понравилось, – сказал немного погодя Яшка. – Вот в других отрядах хоть на лето в лагеря уходят, в лес. А в школьном девчонок больше. И всё стихи там учат, про школу да про ученье. Я походил, походил да и перестал. Какие же могут быть летом стихи! Летом рыбу ловить надо, или змея пускать, или гулять подальше.
– А меня в школьный отряд вовсе не приняли. Серёжка Кучников нажаловался на меня, будто бы я у Семёнихи груши пообтряс. Ябеда такой выискался, а сам когда в прошлом году нечаянно у Гавриловых снежком окно разбил, то и не сознался, а на Шурку подумали, – его мать и выдрала. Тоже этак разве хорошо делать?
– Ничего! Вот к зиме лесопилка опять заработает, и тамошний отряд и запишемся. Там весёлые ребята. Там ежели и подерутся иногда, то ничего. Ну подрались – помирились. Разве без этого мальчишкам можно? А в школьном отряде – чуть что, сразу обсу ужда ают!
Яшка сердито плюнул и поднялся:
– Идти надо. Ты посиди ещё, а я наверх – Волку за водой сбегаю.
Вернулся Яшка минут через десять. Лицо его было озабоченно.
– Гляди ка, – сказал он, протягивая ладонь.
– Ну, чего глядеть то? Окурок…
– А как он в верхнюю комнату попал?
– Так, может, это давнишний, – неуверенно предположил Валька. – Может, это ещё от старого режима остался.
– Ну нет, не от старого. Вон на нём написано «2 я госфабрика».
– Тогда, значит, это Стёпкины ребята поверху уже шныряли. Я знаю, у них Серёжка Смирнов тайком курит.
– Конечно, они, – согласился Яшка. Но тут он посмотрел на окурок, по которому золотом было вытиснено «Высший сорт», покачал головою и сказал: – А только с чего бы это Серёжка Смирнов закурил вдруг такие дорогие папиросы?
Мальчуганы посмотрели, недоумевая, друг на друга. Потом крепко привязали Волка, наказали ему молчать. И, быстро выбравшись, побежали домой.
Дергач затянулся дымом цигарки, свёрнутой из махорки, принесенной Яшкой, и, тыкая пальцем на Вальку, спросил:
– Так это он тебе набрехал, что я козла съел? Скажет тоже! Козёл то ещё и сейчас в овраге лежит – ногу он себе сломал. Я ему ещё клок травы сунул, чтобы не издох с голоду.
– Дергач, – спросил после некоторого колебания Яшка, – а где ты живёшь?
Дергач усмехнулся:
– Сам при себе живу. Где на ночь приткнусь, там наутро и проснусь.
– А у тебя родные есть?
– Есть, да далеко лезть.
Яшка, сбитый с толку такой манерой отвечать, сказал укоризненно:
– И зачем ты, Дергач, огрызаешься! Мы ведь тебе не допрос делаем, а ежели спрашиваю я, то по дружбе.
Дергач все ещё недоверчиво посмотрел исподлобья на ребят и ответил уклончиво:
– А кто вас знает, по дружбе ли или ещё почему. Я как то в Ростове под мостом жил. Подсел ко мне какой то хлюст. Этакий же, как и я, рвань рванью. Колбасой угостил, папироску дал. Ну, то да сё, и начал про мою жизнь расспрашивать. Я ему сдуру возьми да и расскажи. И как от отца с матерью в голодные годы потерялся, и какой я губернии, какой местности, чем живу. Даже про случай, как мясную лавку обокрали, и то рассказал. Дня этак через три подходит ко мне сам Хрящ да как хлоп по шее! А сам газету мне в лицо тычет. «Ты, говорит, чего это язык распустил?!» А я грамоту знаю. Посмотрел я в газету и ахнул. Мать честная! Всё до слова, что я говорил, в газете напечатано – и кличка, и имя, и откуда родом, и, главное, про мясную лавку. Здорово тогда избил меня за это Хрящ.
– Мы не напечатаем в газету, – испуганно отталкивая от себя такое обвинение, заговорил Валька. – Мы даже ни строки не напечатаем. Я даже не видел никогда, как это печатают, и он не видел тоже.
Дергач лежал на спине и о чем то думал. Так, по крайней мере, решил Яшка, потому что, когда человек лежит, уставившись глазами в звёздное небо, он не может, чтобы на думать.
– Дергач, – спросил неожиданно Яшка, – а кто он тебе?
– Какой «он»?
– Хрящ.
При упоминании этого имени Дергач весь как то дернулся, быстро повернулся и спросил, недоумевая и озлобленно:
– Какой ещё Хрящ?
– Да ты же сам только что про него говорил.
– А а… разве говорил? – опять повёртываясь на спину, рассеянно проговорил Дергач. – Так… человек один… У ух, и человек! – Тут Дергач приподнялся, облокотившись на локти, лицо его перекосилось, и, отшвыривая окурок, он добавил едко: – У ух, и негодяй… ух, и бандит!
– Настоящий? – широко раскрывая удивлённо любопытные глаза, спросил Валька и добавил с нескрываемым сожалением: – А я вот ничего не видел – ни графа живого, ни бандита настоящего.
Дергач презрительно пожал плечами:
– А я и графа видел.
– Живого?
– Конечно, не дохлого.
Валька, как и всегда в моменты возбуждения, зажмурил глаза и, проникшись невольным уважением к оборванцу, сказал с плохо скрываемой завистью:
– И счастливый же ты, Дергач, что всё видел. Дергач посмотрел на Вальку удивлённо, пожалуй, даже сердито:
– Ух, кабы тебе этакое счастье, завыл бы ты тогда, как перед волком корова! Нет, уж не приведись никому этакого счастья… Эх, кабы мне… – Тут Дергач махнул рукою и замолчал.
И опять Яшке показалось, что на душе у Дергача есть какое то большое, невысказанное горе. И, не зная, собственно, к чему, он положил руку на плечо Дергачу и сказал:
– Ничего, Дергач! Может быть, как нибудь всё и обойдётся.
Дергач отшатнулся было, но, встретившись глазами с серьёзно дружеским взглядом мальчугана, склонил слегка голову и ответил как то приглушённо:
– Хорошо бы, если всё обошлось, да только не знаю. И с этого вечера между Яшкой и Дергачом протянулась нить необъяснимо крепкой дружбы.

VIII

Идея Дергача была прямо таки гениальна. Посвященный в тайну мальчуганов и их затруднения с доставкой продовольствия Волку, он быстро нашёл выход.
На рассвете можно было видеть Яшку и Вальку в саду, возле старой бани. Они торопливо выносили оттуда большой чугунный котёл, в котором мать разводила обыкновенно щёлок для стирки белья.
То обстоятельство, что котёл этот ребята потащили не через двор, а перевалили его прямо через забор к огородам, показывало, что всё это делается без ведома домашних.
Выбравшись на тропинку, мальчуганы подхватили котёл за ручки и поспешно скрылись в кустах.
Если бы проследить их дальнейший путь, то можно бы было видеть их пробегающими мимо мусорной свалки и исчезающими в провале глубокого пустынного оврага. Здесь было тихо и безветренно, только жужжанье неуклюжих шмелей да неумолкаемый рокот весёлых кузнечиков заполняли утреннюю тишину.
Ребята остановились передохнуть.
– Ну и ловко же мы справились! Надо ведь было этакую махину вытащить. А к вечеру мы опять обратно стащим, и всё будет шито крыто.
– Вечером то труднее будет, Яшка, народу больше.
– Ничего, справимся как нибудь! Ну, пойдём. Они свернули в одно из бесчисленных ответвлений русла оврага и вскоре увидали дымок костра и Дергача, деловито хозяйничавшего возле огня.
Дергач держал в руке нож и пучком сырой травы обтирал окровавленное лезвие. Рядом лежала только что содранная козлиная шкура и разрезанная на части туша.
– А я уж думал, что вы не придёте, – сказал приблизившимся ребятам Дергач. – Смотрите ка, как я мясо разделал. Тут теперь Волку на неделю хватит. Надо проварить только покрепче да соли больше бухнуть, чтобы не испортилось. Ну, давайте за работу, живо!
Дергач распоряжался умело и уверенно. Валька был командирован собрать хворост. Яшка камнем вбивал стойки для котла, а сам Дергач обчищал от сучьев перекладину.
– Ребята! – возбуждённо говорил Валька, бросая на землю огромную кучу хвороста. – А внизу ящериц сколько! Огромные есть, давайте потом наловим.
– Можно потом наловить, а сейчас давай подбрасывай, распаливай огонь.
Пламя, яростно пожирая сухую листву подброшенных веток, высоко взметнулось и полыхнуло теплом на лица мальчуганов, и без того раскрасневшиеся.
В котёл, наполненный водою из соседнего ручья, наклали куски мяса и высыпали чуть не целый фунт соли.
– Так… готово теперь. С неё Волк так разжиреет, что скоро с телёнка станет.
Завалились все на траву. Солнце высушило уже росу. Пахло мятой, полынью и мёдом.
Лежали сначала молча. Высоко в небе звенели беспечные, счастливые жаворонки да где то далеко в стороне мычало выгнанное на луга стадо.
– Валька! – лениво сказал, не поворачивая головы, Яшка. – Я нашёл карточку то… Ну, какую! С пальмой, которую я тебе показать обещал.
– А ну дай.
Валька приподнялся, рассматривая выцветшую фотографию, и лицо его приняло несколько разочарованное выражение:
– Ну уж! Этакую пальму то я в трактире видал через окошко, только не знал, что пальмой называется. А граф то так себе, какой то вертлявый, только нос вперёд крюком выдался да подбородок четырёхугольный.
– Это у них в семье все такие. Батька говорил, что у всего ихнего рода этакие носы, как у ястребов, так уж по наследству пошло.
– А ну дай, я посмотрю! – отозвался Дергач, гревшийся на солнце.
Он поднёс фотографическую карточку к глазам и в ту же секунду слегка вскрикнул и быстро перевернулся.
Змей! – испуганно вскрикивая, взвизгнул Валька. Яшка подпрыгнул тоже.
Но Дергач не шевельнулся, схватил фотографию обеими руками и жадно впился в неё глазами.
– Где змей? Чего ты врёшь, дурак? – рассердился на Вальку Яшка. – Я вот тебе дам затрещину, чтобы знал, как спугивать.
Валька виновато заморгал глазами:
– Так разве же это я! Это же Дергач… чего он как ужаленный вертанулся.
Яшка с удивлением посмотрел на Дергача. Лицо того было взволнованно и глаза блестели.
– Кто это? – спросил Дергач, показывая на карточку.
– Это… это граф здешний… то есть сын графов. Их в революцию разгромили. А где Волка то мы прячем – это ихняя усадьба была.
– Вон оно что! – пробормотал Дергач, засовывая карточку в карман. И, отвечая на Яшкин вопросительный взгляд, добавил: – Потом отдам!… А ну ка, чего мы заканителились! Огонь чуть не погас. Давай хворосту.
Долго – почти весь день – возились в овраге ребятишки. Собирали сучья, играли в колышек, поймали внизу четырёх ящериц и завязали их занятно в тряпицу.
Только что окончили варить козлятину, как Валька, разыскавший поверху дикую малину, кубарем скатился вниз.
– Ребята, – прошептал он взволнованно, – по тропке из леса Стёпка, Мишка и Петька идут… должно быть, за грибами ходили. Вот бы накрыть их!
– Нет, – ответил Яшка, переваривая в себе желание отколотить своих заклятых врагов. – Ежели мы вдвоём выскочим, то они набьют нас, потому что их больше. А ежели с Дергачом, тогда они узнают и всем расскажут, что мы с ним заодно.
– Дай я один пойду, – задорно предложил Дергач, и, схватив палку, он, как ящерица, начал пробираться наверх.
Валька и Яшка забрались к краю оврага и, чуть высунув головы, приготовились наблюдать, а на крайний случай, уже невзирая ни на что, прийти на помощь товарищу.
Дергач остановился за кустом у тропки и стал караулить. Едва Стёпкина компания приблизилась, Дергач вышел и, чуть расставив ноги, загородил им дорогу.
Столь неожиданное появление опасного противника заставило остолбенеть мальчишек. Но, сообразив тотчас же, что их трое, а он один, они решили защищаться.
– Бросай корзину! – крикнул Дергач вызывающе. Вместо ответа Стёпка поставил корзину и наклонился за камнем; остальные двое сделали то же.
– А, так вы вот как! – рассерженно крикнул Дергач, и, оглушительно засвистев, он бросился с поднятой палкой на врагов.
– Кровь! – в ужасе крикнул вдруг кто то, разглядев красные руки Дергача.
И, вероятно, предположив, что страшный Дергач только что совершил кровавую расправу над каким либо путником, все трое, не дожидаясь, пока и их постигнет та же участь, в панике бросились бежать, преследуемые издевательским свистом Дергача.
– Видал, – восхищённо завопил Валька, – как он один на троих! Ой! Ой! Как хорошо, Яшка, что мы сдружились с Дергачом! – И Валька вне себя от восторга принялся кататься по траве.
Дергач спустился к костру, молча бросил захваченную корзину и опять лёг.
– Как это ты их здорово! – сказал Яшка, подсаживаясь рядом.
Дергач слегка улыбнулся, махнул рукой, как бы говоря, что не стоит о таком пустяке разговаривать, и опять, вынув фотографию, принялся её рассматривать. Яшка высыпал грибы на траву, а старую корзинку кинул в огонь.
– Зачем ты?
– Нельзя же с ихней корзиной домой возвращаться, узнать могут. А грибы мы потом ссыпем в опростанный котёл и домой стащим, а там в свои лукошки пересыпем. А если матери станут ругаться: где пропадали? – мы скажем, что за грибами ходили. Грибы то во какие… белые, берёзовиков вовсе мало.
Совсем уже вечерело, когда Дергач, нанизав куски мяса на бечеву, отправился снести продовольствие в «Графское», а ребята, подхватив котёл, потащились к дому.
Они благополучно миновали тропку, никого не встретили на огородах и уже в саду столкнулись с поливавшей грядки Яшкиной матерью.
– Это вы что же, идолы, делаете? Это вас куда с котлом носило? – грозно приближаясь, спросила она.
Валька, как и всегда в таких случаях, стремительно дал ходу, а Яшка так оторопел, что только и нашёлся ответить:
– Мы, мам, за грибами… мы, смотри, каких белых…
– Это с котлом то за грибами? – остолбенела мать. – Да ты чего врёшь то!
Получив затрещину, Яшка взвыл не столько от боли, сколько по обычаю, и улепетнул во двор.
Мать подошла к котлу, заглянула в него и, увидав большую груду грибов, пришла в ещё большее недоумение:
– Батюшки вы мои! Да что же это такое? Я думала, он врёт, что за грибами… а он на самом деле… – И она беспомощно развела руками. – А только… только где же это видано, чтобы по лесу с двухпудовым котлом за грибами ходили… Да уж они, не дай бог, не сошли ли и на самом деле с ума?

IX

В этот вечер Яшку из дома больше не выпустили. Валька покрутился было возле его окна, посвистел. Но оттуда вдруг выглянуло рассерженное лицо Яшкиной матери и послышался её суровый голос:
– Я вот тебе посвищу! Я тебе посвищу, поросёнок этакий! Я вот тебе сейчас ведро с помоями на голову выплесну!
Валька шаром откатился подальше и решил, что Яшку заперли либо засадили за арифметику и придётся одному бежать ныретку перекидывать.
Он захватил с собою «кошку», то есть якорь из гвоздей, подвешенный к тонкой бечеве, и понёсся к речке.
Солнце уже скрылось. Над почерневшей рекою раскинулись облачка тёплого пара. Валька спустился к старой искорёженной раките, раскинувшейся возле поросшего осокой берега, взял конец бечевы в левую руку, правой раскачал «кошку» и, наметив место, быстро выбросил её вперёд.
Вода булькнула. Испуганно бултыхнулись с берега встревоженные лягушки.
Валька потянул конец бечевы – бечева не натягивалась.
– Не зацепило! – догадался он и перебросил «кошку» чуть правее.
– Ага… теперь есть!
Сердце его затрепетало, как птица, запутавшаяся ночью в кустах, когда неуклюжие прутья ныретки показались над поверхностью воды.
– Эх, кабы щука… либо налим фунта на три.
Он выхватил ныретку, поднял её к глазам и, не обращая внимания на струйки воды, стекавшие ему на штаны, принялся рассматривать улов:
– Две плотвы… три ерша, три сайги и два рака. Валька вздохнул разочарованно, нанизал рыбёшек на кукан. Раков выбросил в реку, ныретку перекинул на другое место и, свернув «кошку», выбрался наверх.
Была уже ночь. Красной дугою выглядывал из за леса край огромной луны. И, озарённые её слабым сиянием, развалины графской усадьбы казались теперь снова величественным, крепко спящим замком.
Но что это? Валька подпрыгнул, точно зацепил ногой за корягу, и выронил кукан. Одно из окон спящего замка озарилось изнутри слабым светом.
«Что за штука? – подумал Валька. – Кто это там?… Ага! Да это, конечно, Дергач зажёг свечу. Но чего он там бродит? Как он, дурак, понять не может, что отсюда могут увидать мальчишки и заинтересоваться!»
Валька наклонился, отыскивая оброненный кукан. Когда он поднял голову, то света в окошке уже не было.
И на Вальку напало сомнение, что не лунный ли отблеск на случайно сохранившемся осколке стекла принял он за огонь.
«Надо будет завтра спросить Дергача, – решил он. – Ежели он не зажигал огня, то, значит, мне показалось».

X

С утра Яшку нарядили в новые штаны, праздничную рубаху, и из сундука мать достала пахнущий нафталином картуз.
– Мам… а картуз то зачем? – запротестовал было Яшка. – Сейчас не осень и не зима, и так жарко.
– Помалкивай! – оборвала его мать. – Хочешь, чтобы судья посмотрел на тебя и сказал бы: у, какой хулиган, весь растрёпанный! Да рожу то получше умой. Да если спрашивать тебя чего будут, то отвечай скромно да носом не шмыгай.
В суде они встретили Стёпкину мать – лавочницу, разряженную в старомодную плюшевую кофту, и Степку, до того зачёсанного назад, что, казалось, глаза его даже по лбу подались.
Матери расселись молча, не поздоровавшись. Стёпка же ухитрился показать Яшке язык, на что тот повернул ему в ответ аккуратно сложенную фигу.
Началось разбирательство этого запутаннейшего дела по встречным искам о возмещении убытков.
Первый – о стоимости трёх кур, задушенных собакой, носящей кличку «Волк». Второй – о стоимости двух утят и куска вареного мяса, похищенных котом, носящим кличку «Косой». Сначала ничего не возможно было понять. Выходило как будто бы так, что кур никто не душил, а мяса никто не утаскивал. Потом вдруг оказалось, что куры сами виноваты, ибо забрели на чужую территорию и разрывали грядки с рассадой.
А утят сожрал и мясо стащил не «Косой» кот, что Стёпкин, а «Бесхвостый» Сычихин, который давно уже имел репутацию подозрительной личности, занимающейся тёмными делами. Однако бойкая Сычиха тотчас же клятвенно присягнула в том, что «Бесхвостый» вовсе не её кот, а живёт он на чердаке её бани самовольно, сам заботясь о своём пропитании, и никакой ответственности за него она нести не может.
– Свидетель Яков Бабушкин, – спросил судья, Егор Семёнович, добрый старик со смеющимися глазами, – ответьте мне на вопрос: были ли вы во дворе, когда собака Волк бросилась на соседских кур?
– Был, – отвечает Яшка.
– Что вы делали?
– Мы… – Яшка заминается.
– Отвечайте… не бойтесь, – подбадривает судья.
– Мы с Валькой пуляли из рогуль.
– Из чего о?
– Из рогуль, – смущаясь, продолжает Яшка. – Палка такая с резиной, в неё камень заложишь, а он как треснет!
– Куда треснет? – удивляется судья.
– А куда нацелиться, туда и треснет, – объясняет Яшка и окончательно сбивается, услышав гул сдержанного хохота.
– Так!… И что же вы сделали, когда увидели, что собака Волк душит соседних кур?
– Так они, товарищ судья, сами лезли к нам на грядки…
– Я не про то! Вы ответьте, что вы сделали, когда увидали, что собака душит кур?
– Мы… так мы когда подошли, то уже Волк убежал.
– А куры были уже дохлые?
– А кто их знает… может, и не дохлые… может, они просто с перепугу обмерли.
– Садитесь… Свидетель Степан Сурков. Верно ли, что ваши куры забрели на чужой огород?
– Они не сами забрели, их нарочек зерном подманили.
– Почему же вы думаете, что подманили?
– Обязательно подманили. А то чего же они на чужой двор пойдут? Что у них, своего нет, что ли?
– Когда вы подобрали кур, то они были уже дохлые?
– Вовсе дохлые… а у одной даже полноги не хватало. Мать как понесла их на базар продавать, то тех двух ничего, а эту третью насилу…
Тут Степан, почувствовав вдруг тычок в бок со стороны сидевшей рядом матери, внезапно умолкает.
Но уже поздно, и судья спрашивает строго и удивлённо:
– Так, значит, вы… дохлых кур продали на базаре? Стёпкина мать чувствует, какую оплошность допустил её сын, и пробует вывернуться:
– Врёт он, товарищ судья! Куры только помяты были, а вовсе ещё живые; я их, конечно, зарезала и продала.
– Та ак! – растягивая слова и хитро сощуриваясь, говорит судья. – Значит, вы утверждаете, что зарезали своих живых кур и продали их на базаре… Но позвольте: о чем же тогда может быть иск?
Зал дружно смеётся, а Яшка чуть не взвизгивает от удовольствия. Яшка наверняка знает, что Волк задушил кур, но после того как Стёпка сболтнул, что их продали на базаре, Стёпкиной матери никак невозможно утверждать, что она продала дохлых кур.
– Ух! – кричит он, через некоторое время выходя из суда. – Наша взяла.
А позади разозлённая лавочница говорит тихонько Стёпке:
– Погоди, вот домой придём, я тебя выдеру, покажу я тебе, как языком брехать! – И, поворачиваясь к Яшкиной матери, она кричит сердито: – А вы скажите своему сорванцу, чтобы он не безобразничал! Утром отворяю кладовку, да так и обмерла – по всему полу ящеры шмыгают. Знаю я, кто это с огорода через окошко напускал.
Но Яшка дёргает мать за подол и говорит ей убедительно:
– Не верь, мам! Что я, змеиный укротитель, что ли? Я и сам всех ящеров и змеев хуже смерти боюсь.

XI

В предыдущий вечер Дергач, захватив нанизанную на бечёвку козлятину, пустился бежать к «Графскому».
В подвале стоял уже полумрак. Дергач зажёг свечу и, кинув кусок мяса всегда голодному Волку, улёгся на охапку сена и опять вынул фотографию.
– Так вот он кто! – прошептал Дергач. – А я думал, что это только кличка у него… В эполетах… А теперь до чего дошёл человек… Так, значит, это его вся усадьба была…
Дергач сунул карточку в карман и, уложив с собою тёплого, плотно закусившего Волка, закрыл глаза.
Под сводами каменного подвала стояла мёртвая тишина. Слышно было даже, как колотится равномерно сердце Волка да шуршит под окном на пруду тростник.
Дергач уснул. Спал он крепко, но беспокойно. Во сне он видел пальму, а под пальмой Яшку.
«Иди сюда», – звал Яшка. И вдруг Дергач увидал, что это вовсе не Яшка, а сам грозный налётчик Хрящ стоит и манит его пальцем: «А ну, пойди сюда, пойди сюда… А почему ты захотел быть домушником, а зачем ты бросил стремя?»
Дергач хотел крикнуть, но не мог; хотел бежать, но трава заклеила ноги; он рванулся и… открыл глаза.
Волк стоял рядом. Видно было, как зеленоватыми огоньками горели его глаза. Дергач погладил собаку и почувствовал, что каждый мускул её напружинен и напряжён.
– Ты чего? – спросил Дергач шёпотом и, прислушиваясь, уловил где то далеко вверху еле слышный шорох.
«Это совы гоняются за летучими мышами, – подумал он. – Кто сюда ночью придёт. Ложись, Волк, ложись… Никого нет. Мы одни».
И, крепко обняв собаку, он полежал ещё немного с открытыми глазами, потом уснул и больше не просыпался до рассвета.

XII

Дергач ответил Вальке, что никакого света он в верхних комнатах не зажигал. Но при этом он так смутился и нахмурился, что это не ускользнуло от глаз мальчуганов.
– Я думаю податься завтра отсюда, – совершенно неожиданно заявил он.
– Куда податься? Зачем, Дергач? Разве тебе здесь с нами плохо?
Дергач помолчал… Видно было, что он колеблется и хочет что то сказать ребятам.
– Все туда же, – вздохнув, проговорил он. – Дом свой разыскивать. У меня ведь и отец и мать где то есть. Как был голод, так я потерялся от них возле Одессы, а теперь и не знаю, где они. Думаю в Сибирь, в город Барнаул, пробраться, там где то у меня тётка есть – она уж наверно адрес родителей знает. Да вся беда только в том, что я фамилии её не знаю, а знаю, что зовут её Марьей. Да в лицо немного помню.
– Трудно найти без фамилии, Дергач.
– Трудно, – подтвердил Валька. – Во, возьмём хоть у нас три соседских дома, а и то в них четыре Марьи, ежели не считать даже Маньку Куркину, которой один год, да коз, которых Машками зовут. А как твоего отца фамилия, Дергач?
– Елкин Павел, а меня Митькой раньше звали. Это уже когда я в беспризорники поневоле попал, то там мне кличку дали.
– А почему, Дергач, ты так вдруг собрался уходить?
Дергач опять нахмурился.
– А потому… – сказал он после некоторого раздумья, – что очутился я здесь, убегая от Хряща. Мы на главной линии, на ветке с ним нечаянно столкнулись. Он там был с одним ещё, а теперь по некоторым приметам думаю я, что не сюда ли они направлялись тоже.
– Ну и тебе то что? Что тебе Хрящ, начальник, что ли?
– Хрящ то? – И Дергач насмешливо посмотрел на Яшку, как бы удивляясь нелепости такого вопроса. – Хрящ ежели поймает меня, то обязательно убьёт.
– Да за что же убьёт? Разве есть такой закон ему, чтобы убивать?
– У них есть закон.
– У кого – у них?
– У настоящих налётчиков. Я со стремя убежал, на которое они меня поставили… А у них так заведено, что кто со стремя самовольно уйдёт, того обязательно убивать, как за измену.
– Что же это за стремя?
– Как бы тебе сказать… Ну, караул… или наблюдатель, которого выставляют возле дома для сигнала, пока грабят. Вот меня Хрящ и поставил, а я убежал нарочно… из за этого двое тогда сгорели…
– Пожар был?
– Да не пожар… Сгорели – это, значит, попались и в тюрьму сели… Да чего вы стоите, рты поразинув?
– Чудно больно, Дергач, – робко ответил Валька. – И рассказ такой страшный, и слова какие то непонятные…
– С собаками будешь жить – сам насобачишься. И до чего вредный этот Хрящ! Сколько он ребят смутил, сколько из за него в исправительных колониях сидят! Эх, и надоела мне эта собачья жизнь! Всё равно, ежели хоть не найду своего дома, ото всех сил буду стараться куда нибудь пристроиться – к сапожнику в ученики либо в подшивалки, – уж где нибудь, а приткнусь. Да чего тут говорить? – кончил Дергач и тряхнул лохматой головой. – Трудно хоть, но если захочешь, то всё таки на хороший путь вывернешься… Кончим про это разговаривать, побежим лучше на речку пиявок ловить; у Козьего заброда есть страшенные; потом купаться будем, а то чего про горе раздумывать…
Дома мать сказала Яшке:
– А тебя тут отец всё разыскивал. Фотографию какую то, говорит, не брал ли ты.
– Какую ещё фотографию?
– Да спроси у него самого. Он в амбаре чего то роется.
«Вот ещё новая напасть, – подумал Яшка. – И на что она ему понадобилась?»
Из амбара вышел отец. Он был засыпан пылью и держал в руках кипу каких то пожелтевших бумаг.
– Яшенька, – сказал он ласково, – не видал ли ты где карточку с пальмой?
– Видал где то!
– А ты пойди принеси мне её…
– Хорошо! – сказал Яшка и направился было в комнаты, но, по дороге вспомнив, что карточка осталась у Дергача в кармане, он вернулся. – Да я не помню уже, папаня, где я её видел. И зачем она тебе вдруг понадобилась?
– Нужна, милый! А ты вспомни обязательно. Ежели вспомнишь и принесёшь, я тебе полтинник подарю.
– По олти инник? – расцвёл даже Яшка. – А не обманешь?
– Обязательно сразу же подарю.
Яшка исчез, теряясь в догадках, с чего это отец решил так расщедриться. Раньше бывало, гривенник в воскресенье не всегда выпросишь, а тут вдруг сразу целый полтинник.
Он выскочил и засвистал Вальку.
– Валька! Ты не знаешь, где Дергач?
– Должно быть, у Волка ночует. А что?
– Побежим, Валька, в «Графское», он мне беда как нужен. Карточку у него взять. Отец обещал, если я принесу, дать полтинник.
– Темно уже, Яшка. Пока добежим, и вовсе ночь настанет.
– Ну что же, что ночь, – а зато полтинник. Мы завтра бы селитры да бертолетовой соли купили – ракету сделаем.
– Ну, побежим, – только чтобы одним духом. У меня мать в баню кстати ушла.
Понеслись. Яшка бежал ровным, размеренным шагом, как настоящий бегун спортсмен. Валька же не мог и тут обойтись без выкрутас. Он то учащал, то уменьшал шаг, попутно подражал то фырчанью мотора, то пыхтенью локомотива.
Вот и поворот над речкою.
– А ну, поддай пару… Ту туу!…
И вдруг Валька паровоз на полном ходу дал тормоз; остановился как вкопанный и Яшка.
Валька изумлённо посмотрел на Яшку, Яшка на Вальку, потом оба повернули головы в сторону развалин «Графского». Сомнений не могло быть никаких: в угловой комнате второго этажа горел огонь.
– Ого! – проговорил Яшка, выходя из оцепенения. – Это что же ещё такое?
– Я же говорил! Я говорил, что Дергач зажигал огонь. Ты видел, как он смутился, когда я его спросил про огонь?
– Да чего же ему поверху шататься? Что он там затеял? Знаешь что, давай подкрадёмся и подглядим, чего ещё он там выдумал.
– Боязно что то подглядать, Яшка.
– Вот ещё, чего боязно! Чай, он с нами заодно. Да и карточка то тоже нужна. Полтинники тоже не каждый день обещают. Сегодня батька пообещал, а назавтра возьмёт и раздумает.
И оба мальчугана припустились опять по тропке.
Уж какой странный и причудливый ночью замок! Огромные липы спокойными вершинами чуть чуть не касаются луны. Серый камень развалин не везде отличишь от ночного тумана. А чёрный заросший пруд, в котором отражаются звёзды, кажется глубокой пропастью со светлячками, рассыпанными по дну.
Как странно всё ночью, как будто бы все вещи передвинулись со своих мест. Все приходится разыскивать сначала. И старая липа лежит как будто бы не там, где лежала, и заросшее плющом окно не на месте.
– Залезай, Валька.
– А ты?
– И я сейчас, только ботинки сниму, чтобы не скрипели.
Тихонько ступая босыми ногами по холодной каменной лесенке, Яшка начал пробираться наверх, намереваясь узнать, что именно делает там в такую позднюю пору Дергач.
Он почти добрался до верхней ступеньки, как Валька неосторожно ступил на какую то доску, которая предательски громко скрипнула.
И тотчас же, к несказанному ужасу мальчуганов, глухой бас, никак не могший принадлежать Дергачу, сказал:
– А как будто бы внизу что то зашумело? И другой голос, тягучий и резкий, ответил:
– Некому тут шуметь. Кто сюда ночью полезет!
– Надо всё таки загородить окно, – продолжал первый. – Сходи вниз, я там рогожу видел, а то может увидать кто нибудь свет со стороны речки.
При этих словах мальчуганы ещё больше перепугались, так как вниз нужно было спускаться мимо них. Они хотели уже было напролом кинуться к окну, но второй голос ответил:
– Обойдётся на сегодня и так. У меня свечки нету запасной вниз идти.
Тогда медленно ребята начали пятиться назад.
Они выбрались к окну и, выскочив на землю, во весь дух бросились бежать, оставив даже неподобранными Яншины спрятанные ботинки.

XIII

Добежав до огородов, ребятишки, не обсуждая всего случившегося, условились встретиться завтра пораньше и разбежались по домам.
Яшка нырнул под одеяло и, укрывшись с головой, притворился уснувшим.
Вошёл отец и спросил у матери:
– Спит уже Яшка то? Не нашёл, видно, фотографию. Эх, и жаль, ежели не найдёт!
– Да на что она тебе? – отозвалась из под одеяла засыпавшая уже мать.
– Вот в том то и дело, что есть на что. Фотография заваль завалью, ей пятак цена, а мне за неё пятёрку посулили. Сижу я, газету читаю в сторожке. Подходит ко мне какой то неизвестный человек. Я сразу угадал, что приезжий. Поздоровался он и спрашивает: «Вы будете Максим Нефёдович Бабушкин?» – «Я», – говорю. «Очень приятно! Хотелось бы мне с вами поговорить. Ежели вы не заняты, то, может быть, зашли бы вы со мной в соседнюю чайную, «Золотое дно», а там за бутылкой пива я изложил бы вам суть дела». А я как раз домой собирался уже. «Что асе, – говорю, – можно и зайти. Погодите, я только каретник на замок запру». Зашли мы в чайную, подали нам пару пива, и приступил он к делу. Оказывается, приехал он с товарищем из города от какого то общества по изучению русской старины. То есть изучают они разные старые постройки, усадьбы и церкви. Какой архитектор сработал, в каком году да в каком стиле. И вот заинтересовались они и графским имением. Я объяснил ему, что хотя и много лет служил у графа садовником, но усадьба сама лет за сто ещё до меня построена была, так что насчёт архитектора сказать ничего не могу. Вот что касается оранжерей и парка, – это всё было под моим наблюдением. Стал он тогда меня расспрашивать, какие растения выращивали да какие цветы. Я отвечаю ему и упомянул к слову про пальму. Он не верит: «Не может в этаком климате на воле пальма произрастать». – «Как, – говорю, – не может? Я врать не буду – у меня и по сию пору фотография с неё сохранилась». Как заблестели у него глаза… «Продайте нам эту фотографию, – предлагает он мне, – мы вам за неё рублей пять дадим. Вам она ни для чего, а нам для коллекции». Я так и ахнул – за всякую дрянь да пять рублей! Ну, думаю, верно уж, что не знаешь, где человеку удача выпадет. И пообещался ему принести… Да вот только нигде найти не могу.
– Дураки люди, – сказала, зевая, мать. – Денег им девать, что ли, некуда? В прошлом годе тоже художник какой то с Сычихи портрет рисовать взялся, да ещё по целковому за день ей платил. Ну взял бы хоть председателеву жену срисовал или ещё кого поприглядней, а то Сычиху – да на неё и без портрета смотреть оторопь берёт!… А ты поищи всё таки карточку то, пятёрки под забором не валяются. Вон Яшке к осени пальтишко справлять придётся, из старого то он вовсе вырос.
«Ээх, и ду ураки мы! – подумал Яшка, осторожно высовываясь из под одеяла. – Эх, и трусы! И чего испугались? Мирные люди усадьбу обследуют. Да ещё добрые какие, отцу пять рублей обещались. Нам бы вместо чем бежать, надо бы наверх к ним выбраться. Может быть, пособили бы в чем нибудь – глядишь, по двухгривенному заработали, а мы бежать. И чего только ночью от страха не померещится!»
Яшка натянул покрепче одеяло и услышал, как отец повернул выключатель, выключая свет.
Яшка повернулся на бок и закрыл глаза. Так он пролежал минут десять. Сладкая дрёма начала охватывать его, и его мысли начинали смешиваться, мелькнул уже кусочек какого то сна, как вдруг он услышал, что что то тихонько стукнулось об пол, точно обвалился с потолка маленький кусочек штукатурки. Через минуту опять что то стукнуло.
«Должно быть, Васька кот в темноте балует», – подумал Яшка и спустил руку к полу, отыскивая что либо, чем можно бы отпугнуть кота. И в ту же минуту он почувствовал, что прямо к нему на одеяло упал небольшой, с горошину, камешек.
«Кто то через окно кидается. Уже не Валька ли… Но зачем же это он так поздно?…»
Яшка высунулся в окно. Возле чёрного забора он еле разглядел прячущегося в тени Вальку. Яшка махнул ему рукой, что должно было означать: «Уходи, выйти не могу, отец с матерью только что легли». Однако Валька упрямо замотал головой и продолжал подавать сигнал, вызывая Яшку.
«Вот, пёс тебя забери! – подумал обеспокоенный Яшка. – Что у него могло этакое случиться, чтобы вызывать в полночь?»
Он осторожно натянул штаны и прислушался. Сестрёнка Нюрка крепко спала. В соседней комнате похрапывал отец, но мать ещё ворочалась с боку на бок.
Яшка бесшумно взобрался на подоконник, нащупал рукою уступ и тихонько спустился на выемку фундамента. По выемке он добрался до угла и только здесь уже спрыгнул в мягкую землю клубничных грядок.
– Ты чего? – напустился он на Вальку. – Разве я велел тебе по ночам будить?
Вместо ответа Валька взволнованно приложил пальцы к губам и потащил Яшку за рукав.
– Так чего же ты? – нетерпеливо переспросил Яшка, останавливаясь возле бани и не понимая возбуждённого состояния Вальки. И тотчас же понял всё или, вернее, ничего не понял – у стены бани он увидел привязанного, откуда то взявшегося Волка.
– Я только хотел ложиться спать, вышел оправиться, – рассказывал Валька, – смотрю, бежит во весь мах собака – и прямо ко мне. Я подумал, что бешеная, да со страха прямо на забор скакнул. И вижу вдруг, что это Волк.
– Да зачем же его Дергач выпустил?
– Не знаю.
– Вот ещё новая напасть… Гляди ка, да Волк то весь мохнатый, он в воде где то был… Что же с ним делать сейчас?
– Давай привяжем его пока в баню… А утром назад сведём. Он, может быть, вырвался у Дергача.
Привязали собаку в бане… Ещё раз условились встретиться пораньше утром и опять расстались.
Яшка тем же путём начал пробираться домой. Уже возле самого окна он обернулся, и ему показалось, что верхушка сиреневого куста, росшего в саду возле бани, как то неестественно сильно вздрогнула, точно её качнули снизу. Необъяснимое беспокойство овладело отчего то мальчуганом. Он забрался в комнату, сам не зная зачем запер окно на задвижку и долго не мог уснуть, раздумывая о случившемся.
Должно быть, потом он заснул очень крепко, потому что проснулся как то вдруг, рывком, от сильного шума и лая.
– Яшка, – кричала мать, – Яшка, да проснись же ты, дьявол!
Яшка вскочил, ничего не соображая.
Лай всё усиливался. Это уже был не простой лай собаки на проходящего путника, а отчаянная тревога, переходящая в остервенелый визг.
Нефёдыч, схватив со стены охотничью берданку, поспешно выбежал во двор.
Через полминуты лай сразу оборвался, и почти тотчас же раздался грохот выстрела.
Яшка не помня себя выскочил во двор. Навстречу ему попалось несколько человек соседей. Кто то говорил:
– В баню пробрался какой то человек. Должно быть, вор. Он ранил ножом собаку. Нефёдыч выстрелил, да мимо.
– А зачем же он пробрался в баню? Зачем он напал на собаку?
– Уж не знаю зачем, это вы у него спросите. «Ну и ночка! – подумал ошалелый Яшка, бросаясь к бане. – Ну и ночка сегодня, нечего сказать».

XIV

Ударом ножа Волк был неопасно ранен в верхнюю часть шеи. Отец с матерью учинили Яшке строжайший допрос о том, каким образом «отравленная» собака очутилась в бане.
Воспользовавшись благоприятным моментом, Яшка чистосердечно сознался, что Волк был спрятан им до поры до времени, и умолчал о том, где именно скрывался Волк. И так как иск к Волку не был утверждён судьёй, а кроме того, собака показала себя настоящим героем, оберегая в прошедшую ночь дом от неизвестного злоумышленника, то Волку была объявлена амнистия.
Встретившись с Валькой, который был осведомлён уже обо всём случившемся, Яшка потащил его в сад и там, остановившись в укромном местечке, сунул руку в карман.
– Смотри, Валька! Вчера мы ночью не разглядели, а сегодня утром я нашёл это, привязанное к ошейнику Волка.
И Валька увидел обрывок картины – нижнюю часть фотографии с пальмой. На оборотной стороне были, очевидно, вычерчены какие то буквы, но разобрать их было невозможно, потому что кровь, стекавшая с шеи раненого Волка, запачкала всю эту сторону карточки.
– Как она попала на шею Волка?
– Дергач привязал! Он что то хотел написать нам… Может быть, с ним случилось какое несчастье. Может, камень какой упал со стены и придавил его или ногу он в темноте свихнул себе.
– А почему только половина карточки?
Ничего не решив толком, ребята направились к «Графскому», чтобы на месте расспросить обо всём Дергача.
Возле поросшей плющом стены Яшка оставил Вальку разыскивать оставленные вчера ботинки, а сам полез наверх.
В тёмной кладовой он зажёг спичку, и сразу же ему бросились в глаза окурки. Он поднял один. Это был такой же самый окурок, какой он нашёл несколько дней тому назад в верхней комнате.
«Это исследователи учёные были уже и здесь», – подумал он. Спичка потухла. Он зажёг вторую и дёрнул дверь, ведущую в полуподвал, – в подвале никого не было. Тогда Яшка выбрался обратно и засвистел условным сигналом. Гулкое эхо десятками фальшивых пересвистов ответило ему, но Дергач не отвечал.
Стало ясным, что Дергач исчез.

XV

Прошло два дня. Ребятишки построили Волку крепкую конуру, посадили его на цепь, и Волк официально вступил в должность сторожа Яшкиного дома.
О Дергаче не было ни слуха.
– Подался куда нибудь дальше, – говорил Валька. – Помнишь, он в последние дни всё заговаривал об этом. Они ведь такие: кусок хлеба за пазуху – и пошёл куда глаза глядят.
– А почему же он не попрощался с нами?… И что он писал на обратной стороне фотографии?
Яшка вынул обрывок картины, повертел его и, решив, что здесь ничего всё равно не разберёшь, выкинул карточку на траву.
– Пойдём купаться, Валька.
Через десять минут после того, как ребятишки убежали, из калитки сада вышел Нефёдыч. В руках он держал кривой садовый нож, которым обрезал сухие ветви, и лопату.
Во дворе он остановился как раз возле того места, где недавно разговаривали ребята, и стал завёртывать цигарку. Взгляд его упал нечаянно на карточку, валявшуюся на траве.
– Ишь, ребята опять насорили, – проворчал он, поднимая обрывок. Он повертел находку в руках, вынул очки и, присмотревшись к поднятому клочку, развёл руками: – Ах ты, дьяволята вы этакие! Я то ищу, ищу фотографию, по два раза на дню человек за ней наведывается, а они разорвали её. Пропала теперь моя пятёрка… Кому понадобится этакий обрывок? – Он сунул карточку в карман и, тяжело вздохнув, пошёл домой.
Когда Яшка и Валька возвращались домой к обеду, то, ещё не дойдя до ворот, услыхали лай Волка и крик отца.
– Да замолкни же ты, окаянный, ишь как разъярился!… Проходите, проходите. Не бойтесь, он на цепи.
Калитка распахнулась, и навстречу ребятам вышел какой то незнакомый человек. Невысокий, слегка сутулый, с неровным рядом мелких зубов, оскалившихся в довольную улыбку. Правая рука его была перевязана бинтом.
Он искоса посмотрел на мальчуганов и круто повернул на противоположную сторону тротуара.
Во дворе Яшка столкнулся с отцом, державшим в руке новенькую хрустевшую бумажку.
Яшка быстро посмотрел на траву возле забора. Брошенного им обрывка фотографии не было.
После обеда он прошёл в сад, лёг и задумался. И чем больше он думал, тем назойливее привязывалась к нему мысль, что все события последних дней не случайны, а имеют меж собою крепкую связь и что связывающим звеном всего случившегося и есть эта самая фотографическая карточка.

XVI

Как раз в это время отец Яшки получил отпуск и собрался с матерью погостить на три дня в город, к старшей замужней дочери.
Похозяйствовать в дом на это время пригласили тётку Дарью. Но тётка Дарья была уже стара, к тому же чрезмерно толста и немного глуховата, и поэтому мать ещё с утра принялась накачивать Яшку:
– Да смотри, чтобы ложиться рано и двери не позабывать запирать… Да к Нюрке не приставай, а то приеду – взбучку задам. Да ежели я замечу, что ты, как в прошлый раз, шкаф с вареньем гвоздём открывал, то тогда лучше заранее беги из дома. – И так далее. Сначала перечислялись возможные Яшкины преступления, затем шел перечень наказаний, кои воспоследуют за этими преступлениями.
Яшка на всё отвечал коротко:
– Да нет, мам. Да что ты привязалась? Ты бы ещё загодя по шее мне натрескала… Сказал, что не буду, – значит, и не буду.
Но едва только скрылась повозка, увозившая на станцию родителей, как Яшка ураганом помчался в сад, высвистывая всегда готового появиться Вальку. И вдвоём они начали гоготать и скакать по траве, как молодые жеребята, выпущенные на волю.
– Я теперь хозяин в доме! – гордо заявил Яшка. – V, как весело, когда отец с матерью изредка уезжают! Уж мы с тобою за эти дни выдумаем что нибудь весёлое.
– Давай, Яшка, змея пускать… с трещоткой сделаем.
– Ас трещоткой милиционер не велит, потому что лошади пугаются. Да и без трещотки не велит, чтобы телефонные провода не путать.
– А мы в поле побежим, подальше.
Работа закипела вовсю; достали стакан муки, заварили клейстер. Яшка принёс отцовскую газету и мочалу, выдернутую из половика, а Валька – дранки.
Когда Яшка налаживал уже «пута», то есть три ниточки, сводящиеся у центра, на глаза ему попалось интересное объявление. Там было написано:
Родители мальчика Дмитрия Ёлкина убедительно просят написавшего о нём заметку в ростовской газете «Молот» сообщить сыну наш адрес: Саратовская губ., совхоз «Красный пахарь».
– Мать честная, да ведь это же Дергача разыскивают! – ахнул Яшка. – Помнишь, он говорил нам, что про него кто то в газете написал.
– А Дергач то ничего и не знает. Может, никогда и не узнает вовсе – разве же ему попадётся газета?
– И куда он провалился! Нет чтобы подождать… Жалко всё таки, Валька, Дергача. Он хоть и беспризорный, а хороший был. Он за нас заступался. Волку козла сварил… Мне рогатку наладил. И вот ушёл… А как бы он рад был, Валька!
Окончив змей, ребята дали ему подсохнуть, потом захватили с собой Волка и побежали в поле запускать.
Но, несмотря на то что змей ровно пошёл вверх и весело загудел трещоткой, распугивая звенящих жаворонков, настроение у ребят упало. Было жалко Дергача и обидно за то, что так неожиданно и нелепо ушёл он от своего счастья. В Сибирь собрался, какую то тётку разыскивать. А где ещё её без фамилии разыщешь? А тут до Саратовской губернии далеко ли?
Змей, неожиданно козырнув, быстро пошёл книзу. Яшка что было мочи пустился бежать, натягивая нитку, но ничего не помогло. Змей ещё раз козырнул и камнем упал куда то на деревья позади «Графского».
Стали стягивать клубок ниток, но нитки вскоре оборвались. «Эх, не задала бы мать! – подумал Яшка. – Клубок то ведь у неё на время без спросу взял. Придётся идти змей разыскивать».
Побежали. Змей сидел высоко в ветвях одного из деревьев рощи, которая начиналась от «Графского» и примыкала к мрачному Кудимовскому лесу. Яшка хотел уже было лезть на дерево, как внимание его было привлечено лаем Волка.
Заинтересованный, Яшка побежал на лай и увидал, что Волк прыгает в кустах возле узенькой тропки и, радостно помахивая хвостом, треплет зубами какой то чёрный предмет.
Ребята вырвали у Волка его находку и переглянулись. Это было не что иное, как затрёпанная и перепачканная в саже фуражка Дергача.
– Валька, – сказал Яшка, немного подумав, – а может быть, Дергач вовсе и не убежал? Может, он просто испугался кого нибудь и прячется где нибудь здесь, по соседству? Я знаю, тут недалеко шалаш есть.
– А кого ему пугаться то?
– Кого! Да хотя бы вот этих, что по усадьбе лазают.
– Так ты же сам говорил мне, что это учёные.
– Знаю, что говорил. Да вот что то кажется мне теперь, Валька, что они, пожалуй, не совсем чтобы учёные, а какие нибудь другие.
Между тем Волк, тихонько, радостно повизгивая, бегал по тропке, обнюхивая её и не переставая помахивать хвостом.
– Смотри, Волк то как радуется. Честное слово, он Дергача след учуял. Знаешь что, Валька, побежим за Волком, он куда нибудь нас приведет. Тут несколько даже шалашей есть, в которых на покосе ночуют. А сейчас не поздно. Солнце то во как ещё высоко.
Валька заколебался, но, послушный всегда желаниям своего товарища, согласился.
– А ну, Волк! – И Яшка помахал перед его носом Дергачовой фуражкой. – А ну, ищи!
Волк, высоко подпрыгнув, лизнул Яшку в лицо, как бы показывая, что понимает, чего от него хотят, уткнулся носом в землю, повертелся и, разом натянув бечёвку, протянутую от ошейника к Яшкиной руке, потащил мальчугана за собой.
– Ишь, как любит он Дергача.
– Ещё бы! Дергач одного мяса ему сколько скормил да спать с собой всегда клал.
Сколько времени продолжалось это быстрое продвижение по тропке, сказать трудно. Но, должно быть, немало, потому что деревья уже начали отбрасывать длинные тени, а ребята порядком вспотели, когда Волк неожиданно остановился, завертелся, обнюхивая землю, и решительно завернул прямо от тропки в лес.
Через полчаса Яшке определённо стало ясным, что в той стороне, куда рвётся Волк, нет ни одного места, где бы можно было укрыться Дергачу, кроме только… кроме только «охотничьего домика».
Постройка, известная под названием «охотничьего домика», находилась верстах в семи от «Графского». Выстроенный когда то по прихоти графа вдали от проезжих дорог, на краю огромного болота, он оставался почти нетронутым и по сию пору. Правда, всё, что из него можно было унести, было расхищено за годы войны, но сам домик, сложенный из валявшихся в изобилии глыб серого камня, уцелел.
После революции кто то из сожжённых крестьян хотел было приспособить домик под жильё, но место оказалось совсем неудобное: с одной стороны – камень, с другой – болота. Так и не вселился в домик никто, и зарос он сорной травою да сырым мхом.
Целые тучи мошкары носились меж деревьев. Солнце плохо прогревало сквозь густую листву влажную землю. Не заходили сюда и бабы за грибами, потому что росли здесь одни молочно белые скрипицы да огненно красные мухоморы.
И только ранней весной да к осени, когда разрешалась охота, можно было услышать глухое эхо выстрела одинокого охотника, промышляющего за утками. Да и то редко: своих охотников в местечке было мало, а до города отсюда далеко.
К этому то домику Волк и потащил за собой ребят.
Немного не доходя до места, Яшка остановился и, передавая Вальке бечёвку от ошейника собаки, сказал:
– Останься здесь. Сядь вот за этим камнем да смотри, чтобы Волк не лаял. А я пойду вперёд и осторожно разведаю. А то кто его знает, на кого ещё нарвёшься. В случае чего – назад стрекача пустим.
Валька съёжился. Видно было, что это приказание ему не по душе, но он знал, что Яшке возражать бесполезно, да, кроме того, и домик за поворотом, совсем рядом. Он пристроился между двух больших глыб и притянул к себе нетерпеливо рвущегося Волка.
Завернув за поросший кустарником холм, Яшка увидел крышу «охотничьего домика». Прячась за листву, он пробрался вплотную и прислушался.
Кроме жужжанья комаров, кваканья лягушек да тоскливого писка какой то болотной пичужки, он не услышал ни одного звука, который мог бы ему подсказать, что домик обитаем.
Тогда Яшка осторожно приблизился к крыльцу, недоумевая, что именно заставило Волка так настойчиво тянуть к этому месту. Он потянул ручку двери и очутился внутри домика. В первой комнате никого не было, но за то, что люди были здесь недавно, говорили очистки от колбасы, бутылка из под вина и окурки, разбросанные по полу.
Он поднял окурок и опять без труда узнал всё тот же сорт папирос с золотыми буквами, которые он дважды находил в «Графском».
«Ого, – подумал он, – наши то исследователи и здесь уже, кажется, успели побывать!» В соседней комнате лежала охапка сена. Тогда он заглянул в маленькую боковую комнату. Здесь он сразу наткнулся на ящик с – какими то инструментами и два неизвестных предмета, похожих немного на снаряды.
«Что это всё может означать? – подумал Яшка. – Э, да лучше, пожалуй, будет убраться отсюда подальше, а то, чего доброго, подумают ещё, что я спереть что либо прилез».
И он шмыгнул обратно к крыльцу.

XVII

А где же, в самом деле, был в это время Дергач?
Отправившись, как обычно, вечером в подвал «Графского», к Волку, он вскоре заснул. Проснулся он опять от лёгкого рычанья собаки. На этот раз шум наверху был слышен совершенно отчётливо; он то усиливался, то стихал.
Наконец шаги послышались в соседней с подвалом кладовой. В узенькую щель железной двери просочился свет от зажжённой свечи. Кто то зашаркал ногами по каменному полу, потом зашуршало брошенное на пол сено, и слышно было, как человек улёгся на охапку отдохнуть.
«Кого ещё это принесло сюда?» – подумал Дергач. И, потрепав Волка, чтобы тот молчал, Дергач, прокравшись к двери, заглянул в щель.
И хотя свеча тускло озаряла каменные своды кладовой, Дергач сразу узнал человека.
– «Граф», – прошептал он, чувствуя дрожь в коленях. – «Граф» вернулся к себе в своё поместье, но зачем? Чего ему здесь надо?» – Страшная мысль обожгла при этом Дергача…
Вот почему он видел графа и Хряща на станции главной линии. Они сами направлялись в местечко, а он, Дергач, не нашёл никакого места, куда убежать бы надёжнее, как сюда же, в местечко. Ясно, раз граф здесь, то Хрящ где нибудь неподалёку.
Но что же делать сейчас? Волк еле сдерживается, чтобы не залаять, а граф и не собирается уходить. Может быть, он даже ночевать здесь останется? А на рассвете, если он заметит дверь, ведущую в подвал, и заглянет сюда? Тогда что? Тогда конец.
Планы бегства из этой ловушки один за другим промелькнули в голове Дергача. Нет… ничего не выходит. Тогда он достал фотографию, вытащил огрызок карандаша, завалявшийся среди прочей мелочи в кармане, и в темноте наугад написал:
«Яшка, я заперт… Хрящ здесь, в «Графском», скажи в милицию».
Дергач привязал фотографию к ошейнику, подтащил Волка к узенькому окну и просунул туда собачью голову.
Волк не заставил себя упрашивать…
Слышно было, как он бухнулся в воду и поплыл, направляясь к противоположному берегу.
Дергач забился в угол, свернулся и закидал себя сеном. «Всё таки без собаки легче, – подумал он, а то она обязательно выдала бы лаем».
Несколькими минутами позже в соседнюю кладовую быстро вошёл ещё кто то, и по голосу Дергач сразу узнал Хряща.
– Граф, – сказал он отрывисто, – что то неладно…
Здесь где то легавые… Я иду мимо пруда, слышу – бултых что то от стенки. Гляжу, собака плывёт; я к ней… подождал, пока она станет выбираться… осветил ее фонарём – гляжу, у ней к шее какой то пакет привязан… Я уже выхватил револьвер, чтобы её ухлопать, но она как бешеная рванулась в кусты и исчезла… Постой… собака упала в воду от этой стены… Погоди ка, а куда ведёт эта железная дверь?
При этих словах Дергач ещё больше съёжился и почти что остановил дыхание.
В соседней комнате о чём то шёпотом совещались.
Потом вдруг дверь разом распахнулась. Сначала Дергач не разглядел никого. Но потом он увидел, что оба налётчика предусмотрительно улеглись на пол, очевидно, опасаясь, чтобы тотчас из раскрытой двери не бабахнул по ним выстрел. В руках у них были наганы.
– Нет никого, – сказал граф.
Однако Хрящ двумя прыжками очутился возле вороха сена, лежавшего в углу, и сильно пнул его ногою.
Злорадный крик вырвался у него, когда он увидел перед собою сжавшегося в комочек Дергача:
– А… – так ты вот где… так ты следишь за нами… донесение кому то с собакой послал, в милицию, что ли?… Чья это была собака?…
И Хрящ со всего размаха ударил Дергача. Тот зашатался и, делая отчаянную попытку если не оправдаться, то выиграть время, ответил:
– Я не в милицию писал, а мальчишкам знакомым, чтобы они завтра не приходили сюда, потому что здесь есть кто то чужой. Это их собака, они здесь её прятали.
– А… я знаю… кто такие… – процедил Хрящ, обращаясь к графу. – Они на днях всё время вертелись тут, около усадьбы. Один из них сын того самого сторожа… Ну, знаешь какого… к которому я всё за фотографией хожу…
– Постой, – прервал его граф, – записка то всё таки может в милицию попасть… Чёрт знает, что в ней этот змеёныш написал. Её надо вернуть во что бы то ни стало… иначе всё дело может рухнуть… Собака, должно быть, до утра по двору бродить будет… Попробуй проберись во двор и убей её… и сорви написанное на ошейнике… Это ведь не шутка… Мы ещё ничего же не сделали… Хрящ ударил ещё раз Дергача и сказал зло:
– Вот ещё, путайся теперь с собакой!… Своего дела мало, что ли… Ну ладно… Останься здесь… Да свяжи руки этому гадёнышу… И смотри будь начеку… В случае чего… стукнешь, а сам туда подашься… там и встретимся.
И он исчез.
Вернулся Хрящ часа через полтора. Он был разозлён, и правая рука его была вся в крови.
– Проклятая собака! – сказал он. – Её заперли в баню… Я пробрался туда, ударил её ножом, но она, как остервенелая, впилась мне в руку… Тут содом поднялся, кто то даже бабахнул мне вдогонку, да счастье моё, что мимо.
– А записка?
– Какая, к чёрту, записка! Там к ошейнику целая карточка подвешена была. Я рванул – половину сорвал, а половина там осталось. На, смотри…
Граф посмотрел на поданный ему обрывок и крикнул:
– Слушай, да ты знаешь, что это такое? Это то и есть половина той самой фотографии, которая нам нужна; но только весь низ ее, который нам больше всего нужен, остался там… Как она попала к тебе? – спросил он, рванув Дергача за плечо.
Дергач ответил.
– Эх, ты! – ядовито сказал граф Хрящу. – Побоялся собачьего укусу. Ну что бы тебе её всю сорвать! И всё дело было бы кончено… А теперь что… весь участок оранжерей перерывать, что ли…
– Эх, ты тоже хорош! – огрызнулся обозлённый Хрящ. – Ваше сиятельство! Хозяин усадьбы – и не может показать место, где пальма росла.
– Дурак! Да когда нас мужичьё из усадьбы выгнало, мне всегото навсего двенадцать лет было.
– А чья же это рожа на карточке?
– Это старший брат мой. Я на него очень похож был. Да и вся наша семья схожа собой была, это у нас фамильные нос и подбородок… Ну, а что. же теперь делать?
Хрящ подумал и сказал:
– Надо пока на всякий случай смотаться отсюда. Там переждём денёк, а тогда видно будет.
– А этого? – И граф мотнул головой, указывая на притаившегося в углу Дергача.
– Этого мы тоже с собой возьмём. Я его ещё сначала допрошу хорошенько, как и зачем он здесь очутился.
Налётчики быстро выбрались наружу, и, подталкиваемый пинками, Дергач побрёл по указываемой ему тропинке в лес.
Одна из веток зацепила его фуражку и бросила её на землю. Поднять её Дергач не мог, потому что руки его были крепко связаны.

XVIII

По инструментам, разбросанным на полу «охотничьего домика», в который был приведён Дергач, он понял, что налётчики прибыли сюда для какого то серьёзного дела.
Его втолкнули в большую комнату, и он полетел в угол.
Опомнившись немного, Дергач начал осматриваться. Его сразу же изумило то, что окно, выходящее наружу, было распахнуто и не имело решёток. Он просунул туда голову, но ночь, чёрная, непроглядная, скрыла очертания всех предметов.
И сразу же Дергач задумал бежать. В полусгнившей раме вышибленного окна торчал небольшой осколок стекла.
Прислонившись к подоконнику, он начал перетирать связывавшую его верёвку об острый выступ, удивляясь в то же время, отчего это обыкновенно хитрый и предусмотрительный Хрящ сделал на этот раз такую оплошность и оставил его в помещении, из которого можно без особого труда убежать.
Между тем в соседней комнате шла перебранка.
– И дёрнул чёрт твоего папашу, – говорил Хрящ, – связаться с этой пальмой! Подумаешь, примета какая: сегодня была, а назавтра сгнила. Ну, взял бы хоть как примету камень какой… ну, хоть если не камень, то солидное дерево – липу либо дуб, а то пальму! И как у него не хватило сообразить, что не станут без него мужики эту пальму, как он, на каждую зиму в стекло обстраивать и пропадёт она в первый же мороз!
– Да кто же знал то, – возражал граф. – Кто же тогда думал, что всё это надолго и всерьёз! Да не только отец, а никто из наших так не думал. Все рассчитывали, что продержится революция месяц… два… а там всё опять пойдёт по старому. Ведь на белую армию как надеялись!
– Вот и пронадеялись. Не станете же весь сад перекапывать! Тут тебя враз на подозрение возьмут. Это всё надо быстро и незаметно – нашёл место, выкопал, вскрыл и улепётывай… Я вот думаю, нельзя ли старика садовника в усадьбу вызвать… Пусть прямо покажет место, где росла пальма.
– Опасно… догадаться может.
– Нам бы он только показал, а там… – Тут Хрящ присвистнул.
– Ну, а с этим что делать?
И Дергач понял, что вопрос поставлен о нём.
– С этим?… А вот давай закусим немного да отдохнём, а там я допрошу его, да и головой в болото… У меня с ним счёты старые. Все равно из него толку не выйдет. Вот тогда со стремя убежал, скотина.
«Дожидайся! – подумал Дергач, стряхивая с рук перерезанные верёвки. – Только ты меня и видел!»
Он осторожно взобрался на подоконник, собираясь прыгнуть вниз, как внезапно зашатался и судорожно вцепился руками за косяк рамы.
Небо чуть чуть посерело, звёзды угасли, и при слабых вспышках предрассветной зарницы Дергач разглядел прямо под окном отвесный глубокий обрыв, внизу которого из за густо разросшихся жёлтых кувшинок выглядывали проблески воды, покрывавшей кое где вязкое, пахнущее гнилью болото.
И только теперь понял Дергач, почему его оставили без присмотра в комнате с распахнутым окном, и только теперь почувствовал весь ужас своего положения.
Но годы, проведённые в постоянной борьбе за существование, ночёвки под мостами, опасные путешествия под вагонами и всевозможные препятствия, которые приходилось преодолевать за годы бродяжничества, не прошли для Дергача бесследно. Дергач не хотел ещё сдаваться. Стоя на подоконнике, он начал осматриваться. И вот вверху, над окном, выходящим к обрыву, он заметил другое, маленькое окошко, ведущее на чердак. Но до него, даже став во весь рост, Дергач не смог бы дотянуться по крайней мере на полтора аршина.
«Эх, если и так и этак лететь в трясину, – подумал, горько сжав губы, Дергач, – если и так и этак пропадать, то лучше всё таки попытаться».
План его состоял в том, чтобы распахнуть половинку наружной рамы до отказа, взобраться на верхнюю перекладину, ухватиться за выступ слухового окна и, пробравшись на чердак, бежать оттуда через выходную дверь.
В другом месте Дергач проделал бы это без особенного труда – он был цепок, лёгок и гибок, – но здесь всё дело было в том, что рама была очень ветха, слабо держалась на петлях и могла не выдержать тяжести мальчугана.
Всё же другого выхода не было.
Дергач распахнул окно до отказа и затолкал какую то деревяшку между подоконником и нижней петлёй, чтобы окно не хлябало. Он заглянул вниз, и ему показалось, что чёрная пасть хищной трясины широко разинулась, ожидая момента, когда он сорвётся. Он отвёл глаза и больше не смотрел вниз.
Потом с осторожностью циркового гимнаста, взвешивающего малейшее движение, он ступил ногою на нижнюю перекладину. Сразу же раздался лёгкий, но зловещий хруст, и рама чуть чуть осела. Тогда, цепляясь за выступы неровно сложенной стены, стараясь насколько возможно уменьшить этим свою тяжесть, он поднялся на среднюю перекладину. Опять что то хрустнуло, и несколько винтов вылетело из петель. Дергач закачался и, впившись пальцами в стену, замер, ожидая, что вот вот он полетит вместе с рамою вниз.
Теперь оставалось самое трудное, надо было занести ногу на верхнюю перекладину, разом оттолкнуться и ухватиться за выступ слухового окна, которое было уже почти рядом.
Ноги Дергача напружинились, пальцы, готовые мёртвой хваткой зацепиться за выступ, широко растопырились. «Ну, – подумал он, – пора!…»
И он рванулся с быстротою змеи, почувствовавшей, что кто то наступил ей на хвост. Раздался сильный треск, и сорванная толчком рама начала медленно падать, выдёргивая своей тяжестью последние, еще не вылетевшие винты.
И Дергач, заползающий уже в слуховое окно, услыхал, как она глухо плюхнулась в зачавкавшее болото.
Выбравшись на чердак, Дергач бросился к выходной двери. Но едва только он толкнул дверь, как понял, что она закрыта снаружи на засов и он опять взаперти.
Он лёг тогда на пыльную земляную настилку… кажется, впервые за все годы беспризорности почувствовал, что слёзы отчаяния вот вот готовы брызнуть из его глаз.
Между тем треск сорвавшейся рамы встревожил налётчиков. Внизу послышались голоса.
– Он выбросился в окно, – говорил граф.
– Он думал, наверно, что выплывет. Ну, оттуда не выплывешь! Чувствуешь, какая поднялась вонь? Это растревоженный болотный газ поднимается…
– А как же теперь?
– Что «как же»? Потонул, туда ему и дорога. Я же и сам после допроса хотел его по этому же пути отправить.

XIX

Мало помалу к Дергачу, понявшему, что налётчики его считают погибшим, начала возвращаться совсем было утраченная надежда на спасение.
С рассветом Хрящ и граф исчезли куда то. Дергач, воспользовавшись их отсутствием, испробовал все способы вырваться из своей темницы, но дверь была крепко заперта снаружи и не подавалась нисколько. Разобрать же крышу было тоже нечем.
Прошёл ещё день. Дергач был голоден и измучен. За это время он съел только кусок хлеба, случайно оставшийся в кармане, да выпил две пригоршни воды, просачивавшейся через щель крыши во время ночного дождя.
На третий день налётчики вернулись. Они были чем то радостно возбуждены.
– Главное, – рассказывал Хрящ, – старик показывает мне обрывок фотографии, а сам говорит: «Мальчишки изорвали, на траве только половину нашёл». Я так чуть не подскочил. «Всё равно, – говорю, – давайте хоть половину». И когда дал я ему обещанную пятёрку, так он чуть не обалдел от радости.
– Значит, сегодня!
– Сегодня. Лошадь я уже достал… мы его вьюком нагрузим и перевезём сюда, затем ночью вскроем, и кончено.
Вскоре оба ушли.
«Сегодня они привезут что то, вероятно, стальной ящик, и будут взламывать, – подумал Дергач, вспомнив про виденные им внизу инструменты. – А потом скроются… А я что? Неужели мне останется так пропасть с голоду?» И Дергач, совершенно обессиленный, лёг на землю и, прикорнув, как мышонок, к серой пыли, впал в какое то полузабытьё.
Опомнился он уже к вечеру, когда услышал внизу шаги. «Вернулись», – подумал он.
Но шаги на этот раз были какие то крадущиеся, неуверенные, точно кто то посторонний тихонько, на цыпочках пробирается по комнатам.
Дергач подполз к двери и заглянул в щель. У входа никого не было видно. Он подождал. Опять послышались шаги, и кто то вышел на крыльцо, осторожно озираясь и, по видимому, собираясь бежать прочь.
– Яшка! – крикнул вдруг Дергач зашатавшись. – Яшка! Я здесь… здесь, заперт на чердаке…
Через минуту Яшка был уже около двери.
– Дергач, – ответил он взволнованно, – здесь отпереть нельзя… огромный замок висит и весь заржавленный…
Дергач походил на волчонка, только что запертого в клетку. Он дергал дверь, злился и кусал себе губы…
– Скорее надо, они сейчас вернуться должны… Что, не выходит? Ну, достань тогда мне снизу верёвку, я по старой дороге спущусь, а ты меня в окно втянешь…
Яшка сбегал за верёвкой и просунул её Дергачу в щель двери… Верёвка туго пролезала, и пока Дергач продёргивал её, коротко рассказал Яшке про всё, что случилось.
– Ну, теперь… беги в боковую комнату и жди, как я начну спускаться… Постой!
Ребята вздрогнули… Где то невдалеке заржала лошадь…
– Беги… – шепнул Дергач, – они возвращаются… Беги в милицию, скажи, что здесь взламывают ящик Хрящ и граф, бандиты… Скажи, что к рассвету будет уже поздно… Выручай, Яшка…
И Яшка, скатившись с лестницы, врезался в кусты, не останавливаясь, махнул рукой притаившемуся Вальке… И, невзирая на ветви деревьев, больно хлещущих лицо, перепуганные ребята побежали к местечку.

XX

Едва Дергач успел продернуть к себе через щель толстую верёвку, как к домику подошёл граф и Хрящ, державший узду навьюченной лошади.
Тяжело топая ногами, налётчики внесли небольшой квадратный предмет в комнаты, и по тому, как тяжело стукнулось что то об пол, Дергач догадался, что это несгораемый ящик.
Затем в продолжение всей ночи внизу была слышна возня, скрип и какое то шипенье, похожее на шум разожжённого примуса.
Очевидно, дело подвигалось медленно, потому что несколько раз снизу доносились отчаянные ругательства.
Наступал рассвет, а помощь всё не приходила. И теперь уже Дергача не столько занимала мысль о том, скоро ли ему придётся выбраться, сколько сумеет ли прибыть вовремя милиция и захватить проклятого Хряща, прежде чем налётчики взломают ящик и скроются отсюда.
Радостные восклицания, раздавшиеся снизу, подсказали Дергачу, что наконец то ящик вскрыт. Последовало несколько минут молчания и торопливой возни. Внизу, наверно, рассматривали содержимое ящика.
– Уф, жарко… Я взмок весь, – сказал Хрящ.
– У меня тоже язык чуть не растрескался… Пойди на ключ, принеси воды.
Но Хрящ, очевидно, по соображениям, казавшимся ему достаточно вескими, ответил:
– Вот ещё! Чего я один пойду… идём вместе… а потом сразу же, не теряя ни минуты, заберём всё и смоемся, а то лошади, наверно, хватились уже…
– Боишься, как бы я не забрал всё да убежал? – насмешливо спросил граф. – Ну ладно, пошли вдвоём пить.
В щель Дергач увидел, как они поспешно направились к опушке и исчезли в кустах. «Сейчас вернутся, заберут всё, что было в ящике, и исчезнут, – подумал Дергач. – И опять Хрящ будет на свободе, и опять вечно бойся и дрожи, как бы он не попался на твоём пути. Эх! Да чего же не идут наши то!»
И внезапно дерзкая мысль пришла в голову Дергачу.
– А, Хрящ! – прошептал он. – Ты всегда только и знал, что бить да колотить меня, ты хотел сбросить меня в болото… Погоди же, Хрящ! Мы с тобой сейчас расквитаемся.
Очевидно, какая то горячка опьянила Дергача, потому что прежде он, трепетавший при одном упоминании имени Хряща, никогда бы не решился на такой рискованный поступок.
Он быстро спустил верёвку из слухового окна по отвесной стене… закрепил один конец за столб, поддерживавший крышу, и скользнул по верёвке вниз. Очутившись на подоконнике боковой комнатки, он спрыгнул и, выбежав в соседнюю комнату, крепко захлопнул тяжёлую дверь и задвинул её на железный засов.
«Попробуйте ка, доберитесь сюда теперь!» – злорадно подумал он, оглядывая крепкие решётки выходящих к лесу окон.
Ему видны были налётчики, возвращающиеся обратно.
Он встал за дверью. На крыльце послышались шаги. Дверь вздрогнула. Вздрогнула ещё раз.
И тотчас же снаружи раздалось озлобленное и в то же время испуганное восклицание:
– Что за чёрт! Там кто то заперся.
Тогда Дергач крикнул из за двери с нескрываемым озлобленным торжеством:
– Хрящ… ты, собака, хотел бросить меня в болото! Кидайся теперь сам туда от злости! Я не отопру тебе, и ты не получишь ничего из того, что есть в стальном ящике.
Грохот выстрела, раздавшийся в ответ… и пуля, пронизавшая дверь, не смутили Дергача, ибо он предусмотрительно встал за каменный простенок.
– Открывай лучше, собачий сын! – заревели в один голос граф и Хрящ. – Открывай, иначе всё равно выломаем дверь!
В ответ на это Дергач захохотал как то неестественно громко от возбуждения. Он знал наверняка, что налётчики не могут голыми руками выломать дверь, потому что все их инструменты остались в домике. Ему важно было выиграть время и задержать бандитов, пока не придёт помощь.
Вдруг он упал камнем на пол, потому что граф, прокравшись с другой стороны, просунул руку с револьвером в решётчатое окно.
Дергач подполз вплотную к стене. Рука графа корёжилась, стараясь изогнуться настолько, чтобы достать пулей Дергача.
Пуля пронизала пол на четверть от него. Граф через силу изогнул руку ещё и опять выстрелил. Пуля подвинулась к Дергачу ещё вершка на два. Но рука графа была не резиновая, и больше он не мог её изогнуть. Тогда граф отскочил от окошка и забежал за угол, очевидно надумав другой план.
Воспользовавшись этим моментом, Дергач шмыгнул в боковую комнатку, окно которой выходило на болото.
Здесь он был в сравнительной безопасности. – Но почему же наши не идут? – с беспокойством прошептал он. – Ведь очень то долго я не смогу продержаться. Хрящ уж что нибудь да выдумает… В том, что Хрящ уже что то выдумал, он убедился через несколько минут, почувствовав запах гари.
Он высунулся в соседнюю комнату и увидел, что на полу горят клочки набросанного через решётку сена. Он хотел затоптать, но тотчас же отскочил, потому что пуля ударилась в каменную стену, недалеко от его головы.
«А ведь сожгут! – в страхе подумал Дергач. – Будут бросать сено, пока не загорится пол. Но почему же не идут на помощь милиционеры?»
Очевидно, Хрящ хорошо знал, что делает. Среди аппаратов, привезённых налётчиками для взлома шкафа, находились горючие жидкости. Пламя, добравшись до них, забушевало сразу с удесятеренной силой, расплываясь по полу и распространяя тяжёлый, удушливый дым.
«Пропал! – подумал, задыхаясь, Дергач. – Пропал совсем». Дым лез в глаза, в нос, в горло. Голова Дергача закружилась, он зашатался и прислонился к стене.
«Пропал совсем…» – подумал он ещё раз, уже совсем теряя сознание.
Колени его подкосились, и – он упал, уже не услышав, как загрохотали по лесу выстрелы подоспевших и открывших огонь милиционеров.

XXI

Проснулся Дергач в больнице. И первое, на что он обратил внимание, – это на окружающую его белизну. Белые стены, белые подушки, белые кровати. Женщина в белом халате подошла к нему и сказала:
– Ну, вот и очнулся, милый! На ко, выпей, вот этого.
И, слабо приподнимаясь на локте, Дергач спросил:
– А где Хрящ?
– Спи… спи… – отвечала ему белая женщина. – Будь спокоен.
Словно сквозь сон видел Дергач какого то человека в очках, взявшего его за руку.
Было спокойно, тепло и тихо, а главное – всё кругом такое белое, чистое. От чёрных лохмотьев и перепачканных сажей рук не осталось и следа.
– Спи! – ещё раз сказала ему женщина. – Скоро выздоровеешь и уже скоро теперь будешь дома.
И Дергач – маленький бродяга, только огромными усилиями воли выбившийся с пути налётчиков на твёрдую дорогу, – закрыл глаза, повторяя чуть слышным шёпотом: «Скоро дома».
Через день Яшка и Валька были на свидании у Дергача. Оба они были одеты в огромные халаты, причёсаны и умыты. Дергач улыбнулся им, кивнув худенькой, остриженной головой. Сначала все помолчали, не зная, как начать разговор в такой непривычной обстановке, потом Яшка сказал:
– Дергач! Выздоравливай скорей. Граф арестован, он оказался настоящим графом. Они вырыли под пальмой ящик, спрятанный старым графом перед тем, как бежать к белым. В ящике много всякого добра было, но из за тебя всё успели захватить наши милиционеры. Ты выходи скорей, все мальчишки будут табунами за тобой теперь ходить, потому что ты герой! – А Хрящ где?
– Хрящ убит, когда отстреливался.
– Дергач, – несмело сказал Валька, – а твоих домашних по объявлению разыскали. И тебе хлопочут пионеры билет. А Волк кланяется тебе тоже… Он очень любит тебя, Дергач.
Дергач вздохнул. По его умытому, бледному ещё лицу расплылась хорошая детская улыбка, и, закрывая глаза, он сказал радостно:
– И как хорошо становится жить…
1928

Магазин детских игрушек